Жизнь на лезвии бритвы. Эпилог. Прода от 27.05.2019. Не бечено.

— Джейс Поттер, — вслух прочитал я, — Уизли… Предатели крови. Сэр Салазар, что можете посоветовать?

— Тебе охота возиться с грязью? – переместившись в портрет напротив рабочего стола, сэр Салазар умастился в широком удобном кресле рядом с камином. В руке нарисованного волшебника сам собою возник широкий снифтер с коньяком, а в левой руке заполыхала красным огоньком сигара. Окунув кончик сигары в коньяк, Салазар с наслаждением затянулся табачным дымом. – А разве с ними надо что-то делать?

— Полный игнор? – я отзеркалил позу предка, за исключением сигары и коньяка.

— Хорошее слово – «игнор», — основатель отсалютовал мне снифтером. – Не замечай рыжих сам, настрой остальных, чтобы они их не замечали. Никаких дел с предателями, никаких отношений. Ничего! Я знаю, ты хотел скормить младших Хогвартсу, но поверь, их гнилые душонки ни на что не годны.

— А если мы их перестанем замечать, они не расплодятся, как тараканы? Хотя…, — задумавшись, я отхлебнул ледяного сока. Салазар с интересом следил за ходом моих размышлений. – Очутившись в вакууме, крысы начнут грызть друг друга… Если раньше младших держала в кулаке Молли, то после её заключения в Азкабан сдерживающий фактор исчез. Артура детишки не воспринимают, отводя ему роль половой тряпки. Хм, мамашкины уроки, да и сам Артур недолго останется в семье. Если останется. У меня сложилось такое впечатление, что он хочет очистить кровь, пожертвовав магией, и уйти к магглам. Что-то такое мелькало в ментале на периферии во время допроса. Если так, то через пару поколений в магическом мире появятся новые Уизли, с учётом того, что Артур женится вторично.

— А дети? – выпустив колечко дыма, спросил Салазар.

— Нынешние? Нынешние не пойдут за отцом. Билл и Чарли могли бы решиться на подобное, но у остальных не тот порох в пороховницах, а так как они останутся предоставлены сами себе, то…

— …то только вопрос времени, кто кого убьет первым в образовавшемся вакууме всеобщего игнорирования и презрения. Прибавь сюда Поттеров и мы получим занимательный сюжет для детектива. Да, и те, и другие начнут обвинять друг друга в собственных неудачах, особенно после официального объявления об изгнании Джеймса с бывшей надеждой Британии из Рода Поттер. Следует обнародовать в газетах пикантные подробности и дать фамилии пестунов наследника Рода и действующего Регента, тогда народная слава бывшим Поттерам будет обеспечена до гробовой доски. Мне интересно, сколько они продержатся в создавшемся вакууме. Год? Два? И главное, Гарольд, всё будет, как ты любишь и как должен действовать настоящий Слизерин: чужими руками, все всё знают, но никаких доказательств нет. Через пару лет, если они не переубивают друг друга, то кому будут нужны проклятые магией магглы?

— Сэр Салазар, вы восхитительно подлы и великолепно гадки! – поднял я стакан с соком. – Обожаете остывшую месть? Враги, превратившиеся в магглов… да, это достойная цена за толику ожидания.

— Я тебя тоже люблю, — Салазар вернул мне ухмылку.  – Змеи отличаются отменным терпением, а знающие и понимающие люди будут бояться и уважать тебя ещё больше, поверь мне и моему опыту. Слухи пойдут, куда без этого, но их ты легко пустишь на укрепление репутации.

— Благодарю за урок, сэр, и за совет.

Забегая вперёд скажу, что мы с Салазаром угодили в яблочко. Артур, которого магическая Фемида оставила на свободе, прошёл ритуал добровольного очищения крови и покинул магический мир, так и не найдя понимания и содействия у младших детей, зато старшие не оставили его без поддержки. Билл и Чарли давно избавились от позорного клейма и сменили фамилии, но постоянно исподволь и незаметно помогали отцу, решившемуся на отчаянный шаг. Остальная тараканья семейка продержалась полтора года, пока близнецы не застукали Джейса и Джинни в, м-м, в весьма пикантной ситуации. Впрочем, там всё к этому и шло, но страсти подогревались изо дня в день и вселенский скандал был неминуем. Слово за слово и Джейс не устоял перед кулаками близнецов, потерявших всякие берега. Джинни – актриса погорелого театра, сыграла невинную овечку, едва незагрызенную подлым волком, хотя кто там баран, а кто волчица, ещё надо бы разобраться. Как итог, соскребя с порога избитого до полусмерти сына, пьяный в хлам Джеймс рванул наводить справедливость и назвался на оголённые волшебные палочки. Между бывшим аврором и кучей недоучек завязалась дуэль. В итоге на погост отправился Перси, влезший в свару с целью разнять грызущихся собак. После похорон между семьями предателей крови разгорелась настоящая вендетта. Первым умер бывший аврор – Джеймс Поттер, которого подкараулили близнецы у какой-то грязной, низкосортной забегаловки. Следом за Джеймсом к Мидели отправились сами одинаковые с лица, отравленные ядом, который им неизвестным образом подсунул Джейс, но и тот недолго прожил, расщепившись при аппарации с места преступления. Рон и Джинни остались вдвоём, окончательно лишившись магии ещё через полгода и, как следствие, пойдя по миру. Разрешите сейчас без подробностей, мерзко там всё и противно. Дальше я не следил за судьбой рыжих, но через пять лет Миледи передала от них привет. Да, жили они недолго и несчастливо.

Хотелось бы остановиться на Малфое. Да-да, на Драко. Хилый мерзкий слизень за три с половиной года на Алтайском курорте и на русских харчах нехило так раскабанел и заматерел. Как я обещал Нарциссе, за день до окончания срока наказания и, соответственно, учёбы, я портанулся в Советский Союз. Не скажу, что не следил за Драко – следил. Раз в месяц на мой стол в обязательном порядке ложились подробные доклады преподавательского состава, но всё равно, встретить другого человека – это сильно. За три дня до моего прибытия с Драко сняли чужую личину, но масса и габариты у блондина остались те же, как и натруженные руки, и мимические морщинки в уголках серых прищуренных глаз, да и внутренне это уже был другой человек, несмотря на внешнюю схожесть. Драко был уже не тот хогвартский задохлик, что прежде. Тяжёлый труд сделал из него человека, а суровые преподаватели и воспитатели вколотили в его голову ритуалистику, шаманизм и рунологию до уровня подмастерья. Теперь Драко мог заклясть погоду на дождь посреди жаркого ясного дня просто шепча над медным тазом с водой. В магическом животноводстве я ему тоже не конкурент.

— Здравствуй, Драко, — по русски поприветствовал я блондина, греющегося на лавочке, установленной на берегу звонкоструйной горной речки, протекающей рядом с исправительным учебным заведением.

— И тебе не хворать, — приоткрыв левый глаз, Драко внимательно смерил меня с ног до головы, — коль не шутишь. С чем пожаловали, Лорд Слизерин?

— А ты не догадываешься? – наколдовав себе удобное плетёное кресло, я разместился напротив блондина.

— Невелика задача, — буркнул Драко, напомнив мне разомлевшего на солнце кота. Обманчивое впечатление. Вроде и спит ленивое животное, но в то же время оно готово мгновенно сорваться с места.

— Прежде, чем ты мне ответишь, я хочу тебе поведать секрет, почему я не уничтожил Род Малфой на корню.

— Уже интересно, — за внешней бронёй почувствовался нешуточный интерес. – Я весь внимание, Ло-орд Слизерин.

— У меня прабабка по материнской линии из Малфоев.

— Что?! – ледяная маска рассыпалась мелким крошевом. – Не может быть, я генеалогическое древо изучал до последней веточки.

— Может, Драко, ещё как может. Маргарита Малфой, тебе ничего не говорит это имя?

— Она умерла в младенчестве, это наше родовое проклятье.

— Странный младенец, который дал жизнь Джонатану Эвансу, моему деду. Не находишь, что здесь кто-то врёт? – Малфой не ответил. – Твой прадед, боясь позора, выкинул из рода сквибку, и подтёр все следы в книгах и на гобелене, за что Род был наказан магией проклятьем одного младенца. Отвечу сразу, предваряя твои вопросы – гоблины и магия крови.

Драко угрюмо кивнул. Гоблины. Это объясняло всё, да и то, что я не вру, он прекрасно чувствовал.

— Понятно. Знаешь, — блондин раскинул руки в стороны, всей спиной облокотившись на спинку лавки и подставляя лицо солнцу, — я давно для себя принял твоё условие, но…

— Но?

— После того, как я заделаю ребёнка той, на кого укажет мать.

— Мать, почему не я?

— Она Малфой, и она Регент, а ты так… извини, ничего личного, хоть у тебя в прабабках Маргарита Малфой.

— Ладно, принимается. Дальше.

— А дальше я подписываю все бумаги, отказываюсь от претензий, даю магическую клятву и женюсь на девушке, которую сам выбрал и люблю.

— А как же твои прошлые клятвы? – ехидно спросил я.

— Хочешь услышать признание из моих уст, что я был полным придурком? Считай, ты их услышал. Скажу больше, я благодарен тебе. Честно, без задних мыслей, врать не буду, любить я тебя не стал, да и друзьями нам не быть, но я тебе действительно благодарен. Здесь я нашёл себя и Виоланту.

— Хорошо, условия принимаются, — стараясь сохранить подобающее ситуации лицо, ответил я. – Отвечу столь же откровенно, я рад за тебя.

— Хм, — усмехнулся Драко, — я слышал об Уизли, мне не хотелось бы очутиться на их месте.

— Так ты и не на их месте. Радуйся. Слава Мерлину мозги у тебя не атрофировались.

— Когда проведём ритуал? – взял быка за рога Малфой.

— Никогда.

— Ты издеваешься?! – вскочил с лавки Драко.

— Остынь, горячий финский парень, — для начала наградив собеседника мерзкой ухмылкой, уже отрыто улыбнулся я. – Я доверяю психологическому портрету, составленному преподавателями, поэтому в ритуал смены личины были внесены некоторые немаловажные дополнения.

— То-то мне ритуал показался слишком вычурным, — мгновенно остыл Драко, плюхаясь на место, — а я, пентюх, понять не мог, что за ерунда и зачем жертвенного быка закололи. Ну ты и сволочь!

— На том стоим, и стоять будем.

Через несколько часов мы уладили все формальности. «Мелочи» с будущей Леди Малфой я оставил на Нарциссу, кровно заинтересованную во внуке, и сохранении Рода, а сам потопал на портальную площадку.

— Надеюсь, никогда больше не свидимся, — ожидал меня у площадки Драко.

С Виолантой он меня так и не познакомил. Не доверяет. Я бы на его месте тоже не доверял. Впрочем, досье на наследницу Рода Ватрушевых я прочитал ещё в Хогвартсе. Девчонка была из серии оторви и брось, в школу её законопатили родители, пока не стало слишком поздно. Впрочем, мозги ей тут на место поставили, а так, особа очень даже симпатичная, внешними данными и талантами не обделённая. Блондинка, так что пара будет в масть.

— Надейся. Надежды, Драко, юношей питают. Ладно, не мечи молнии из глаз, меня этим не проймёшь. Хоть я не знаком с твоей избранницей лично, но разреши пожелать вам большого счастья в личной и семейной жизни. Детишек побольше. Если ты войдёшь в Род Ватрушевых, проклятье будет над тобой не властно.

— Вали уже, — нарочито грубо ответил пока ещё Малфой, — сами как-нибудь разберёмся.

— Не держи зла. Гуд бай! – лёгкий рывок за пупок перенёс меня к домику Яги, где меня ожидала любимая дракошка.

— Как всё прошло, — пыхнув дымком, спросила Гермиона.

— Ты знаешь, неплохо, — обняв клиновидную голову, ответил я.

— Значит Малфой уже не такой мелкий гавнюк?

— Нет, он по-прежнему гавнюк, но давно уже не мелкий.

— Повзрослел?

— Повзрослел, — кивнул я, приваливаясь к тёплому боку супруги. – На всё согласился, поклялся, всё подписал, надеется больше никогда никого из Слизеринов не видеть. Собрался жениться.

— Попутного ветра ему, — рыкнула жена.

— А ты как, Горыныч не приставал?

— Не приставал. Старый пень в пещере сидит. Он после последней взбучки, когда ты ему чуть крылья не оторвал, ходит шёлковый и смотрит с видом побитого щенка.

— Не вздумай его жалеть! Эту горбатую ящерицу только могила исправит. Габби где?

— У неё ещё занятия, ты, дорогой, про часовые пояса не забывай, где Шармбатон и где наша Тьмутаракань, ей ещё два часа гранит наук одолевать. Позже портанётся.

— Каюсь, забыл. А Яга где? Обычно она уже метлой машет, а сегодня что-то тихо, никого рушником не убивают.

— В Китеже с Кощеем. Мы одни, дорогой. Полетаем? – Гермиона игриво изогнула шею и приподняла крылья.

— Полетаем, — сменил ипостась я.

 

19 лет спустя…

 

Сколько раз я был на платформе «без четверти десять», не перечесть. В принципе, если задаться желанием, то можно свести баланс, но оно мне надо? Не надо, зато необходимость и почётную обязанность проводить детей в школу никто не отменял. И вот стоим мы такие красивые, как три тополя на Плющихе в окружении молодой поросли и чинно раскланиваемся с фланирующими по платформе волшебниками, кидающими в нашу сторону любопытствующие взгляды. Кто это «мы»? Ну как же! Известный всему миру Лорд Айсдрейк-Слизерин под ручку с не менее известными на всю  планету в магическом и маггловском мирах Гермионой Айсдрейк, Леди Айсдрейк и Габриэль Слизерин, Леди Слизерин, а вокруг них щебечущий выводок блондинистых и черноволосых макушек. Близнецы Карлус и Чарльз, сейчас клыкасто-белозубо улыбающиеся симпатичным девчонках в мантиях факультета Помоны Спраут, едут на шестой курс. Мои старшие дракончики те ещё донжуаны, но лишнего себе эти братцы-акробатцы не позволяют. Воспитание и ещё раз воспитание! К тому же не стоит сбрасывать со счетов лапу и хвост Гермионы, да и характер у старшей супруги, скажем так — огонь! Суровая она у нас. Папин ремень тоже несколько раз вбивал разум в задние врата сыновей. Раз пять им приходилось спать на животах.  Средненькие — белоголовые Константин и Маргарита, идут, соответственно, на четвёртый и третий курс. Маргарита, традиционно для Эвансов получила цветочное имя, хотя замечу, что титул Леди Эванс таки унаследовала Лилия Дурсль-Эванс из Дома Слизерин. Теперь внимание, уважаемые читатели, родная мамочка у Маргариты обожает покрываться чешуёй и плеваться огнём, а вот заводного зеленоглазого блондинчика подарила мне моя обожаемая французская птичка. То-то все кланы вейл в мире всполошились, ведь вейлы не рожают мальчиков! Не рожают и всё тут! Не рожают и ладно, чего волну гнать? Габри как-то не задумывалась об этой особенности огненных дев, через два года подарив жизнь Салазару Слизерину, чем очень-очень потрафила одному нарисованному волшебнику. Всё бы ничего, но это шипящая змея с острым языком переселилась в наши покои, и никаким дустом старшего тёзку нашего сына из портрета в детской было не вытравить. Только с наступлением одиннадцати лет у любимого потомка Салазар-старший успокоился. Девять лет назад Габри осчастливила меня дочкой. Вот уж кто будет мужиков у ног штабелями складывать. Характерец у маленькой Бёрд тот ещё, весь во вторую маму! Пока мои ненаглядные жёнушки решили сделать перерыв, но я, так сказать, веду обработку мозгов своих птичек и дракошек, что скоро в школу пойдёт Бёрд, а старшие сыновья уедут на двухгодичную практику в Китеж к Горынычу (старого охальника строго-настрого предупредили не учить молодёжь плохому, да и другие драконы из Инеистой стаи не дадут развратнику разгуляться). В Союзе парни давно присмотрели крылатых невест. Надеюсь, у них всё сладится. Почётным сватом стал Кощей, доверить это право и обязанность Горынычу мы не решились.

Младшие пока свободны от каких-либо уз, хотя держать оборону от родителей потенциальных женихов и невест с каждым днём становится всё труднее и труднее. Вейлы, десять лет назад окончательно во всех правах приравненные к волшебникам, буквально заполонили Хогвартс, методично осаждая Константина и подбираясь к Салазару. Пронюхали каким-то макаром, поганки, что Айсдрейки и Слизерины женятся и выходят замуж только по любви, теперь этих гарпий никакой поганой метлой из школы не выметешь. Внешне ведь чинно и благородно, только пар свистит над котлом страстей и в женских общежитиях перья во все стороны летят во время тщательно скрываемых внутренних разборок (кхе-кхе, прикольное «кино» иногда транслирует Хогвартс).  За пацанов я не беспокоюсь, головы у них есть, да и думают они ими, а не тем, что в штанах болтается. Зельями и прочим, к нашей вящей радости и природному иммунитету, их не взять. Гораздо сильней я переживаю за свою Королеву Марго. Мы старших к Горынычу отправляем затем, чтобы он перестал на мозги капать и свататься к малышке. Как-нибудь терпение у меня или Гермионы кончится, быть трёхголовому живьём разделанным на чемоданы. Парни надолго займут внимание наставника. Бёрд, слава Мерлину, пока сия участь не коснулась, но надолго ли? Я ведь не железный, доведут сваты — всех порву, один останусь.

Не думал, не гадал, что полной ложкой придётся хватануть синдрома ревнивого отца с ружьём наперевес. Тяжела ты чаша родительская. Хуже дела только у четы Креббов. Охотников своровать и насильно окольцевать моих наследников нет, зато Винсент и Луна дважды предотвращали подобные попытки. Был и третий раз, на первом этапе довольно удачный для воров и заказчика. Воры успели переправить Пирену Кребб заказчику, как удача их покинула. В момент передачи усыплённой «добычи» в алчные руки заказчикапространство лопнуло в яркой вспышке, явив миру разярённого Лорда Кребба, держащегося за хвост феникса супруги. Всё бы ничего, воры и присные имели все шансы расправиться с вторженцем, не болтайся за его спиной десант из двух драконов, отзывающихся на имена Гермиона и Гарольд. Короче, кровную месть объявлять стало некому. После этой показательной расправы, киднепперы зареклись посягать на детей друзей и союзников Рода Айсдрейк-Слизерин. А когда дочери и сыну Луны и Винса пришло время идти в школу, Креббы шокировали публику, явившись на перрон с фениксами на плечах. Фоукс где-то нашёл самку и привёл её в мэнор хозяйки. Подобную удачу Луна из рук не выпустила. Общеизвестно, что феникс найдёт человека-партнёра где угодно, да и пламя горящей птицы немногим холоднее драконьего факела, поэтому о последствиях задумались даже самые отмороженные.

Что ещё сказать. В мир вернулись Певереллы. Да-да, представление на одном из Министерских Балов юных Леди Эванс и Леди Певерелл наделало много шуму не только в Англии. Красавицы надолго прописались в главной колонке светских новостей «Ведьмополитена». Ушлые акулы пера и пираньи чернильницы быстро связали вынырнувшую из небытия Леди Певерелл с сестрой и Лорда Слизерина. Еле отбились. Обе пока не замужем, предпочитая в первую очередь достичь высот магического искусства, особенно протеже Миледи и любимая ученица Кощея.

Дадли женился на Дафне. Вон они, в трёх метрах от нас раздают напутственные ценные указания сыновьям. Из-за медвежьей спины Дадли почти невидно Лорда Гринграсса и Леди Гринграсс, пришедших проводить внуков в школу, в том числе двух непосед, временно отданных бабушке и дедушке на попечение Генри и Асторией. Сами целители в это время делились опытом с коллегами в Праге, закономерно не успевая проводить детей в школу. Форс-мажор он и в Африке форс-мажор. Георг и Деметра буквально лучились гордостью. Через Дафну они роднились с Эвансами и Слизеринами, а это не просто фамилии. Политический капитал родственной связи с владельцем Хогвартса бесценен, а отдав Асторию замуж за Генри Лайона, они получили в Род целителей, и магический дар, закрепившийся у потомков.

За нашими спинами за что-то отчитывает дочь Ребекка Каннингем. Бекки не взяла фамилию мужа, что, впрочем, не мешает ей душа в душу жить с Грегори Гойлом. Их старший сын, унаследовавший фамилию отца, учится в Дурмстранге, средняя дочь, сговорённая за одного из испанских грандов, покоряет магические высоты в университете Толедо, зато младшенькая Джоанна, неожиданно унаследовавшая графскую корону по праву силы, отказалась рассматривать иные варианты, кроме как Хогвартс. Силы духа у моей крестницы не занимать. Как-то в приватном разговоре Бекки призналась, что наследница положила глаз Константина. Зная упёртость крестницы, я подозреваю, что всем вейлам грозит большой такой облом. Полуптичьим шармом девочка похвастать не может, но море очарования, большущие оленьи глаза с ресницами-опахалами и бездна обаяния, подкрепленная расцветающей красотой, делают её серьезным препятствием в матримониальных планах матриархов кланов вейл. Боюсь, что при иных раскладах препятствие может стать непреодолимым. Обижать малышку я никому не позволю, не дай Мерлин, шерстью вовнутрь выверну, а там как сложится.

Что-то не видно Малфоев. У Нарциссы как всегда особые обстоятельства. Марлин с ней. Абраксас не потеряется.

Вот и первый гудок паровоза, людская масса приходит в движение, исторгая из своих рядов подрастающих хаоситов, только провидением небес не разнёсших мой замок по камушку. Каждый новый учебный год я встречаю с трепетом, и каждое его окончание облегчённым выдохом — не разнесли замок. Не разнесли! Хотя попытки набить щебёнки из древних камней предпринимаются неоднократно. Вроде и школьных дисциплин добавилось, сейчас количество предметов и факультативов превышает дамблдоровский уровень в три раза, ан нет, у этих носителей трёхсот грамм взрывчатки или даже пятисот хватает времени на шалости.

Кстати, о Дамблдоре. Старик неожиданно протянул два года, отдав богу душу в жутких мучениях во время очередного сеанса разрядки камня душ. Миледи прямо ничего не сказала, но по косвенным намёкам душа бывшего директора отправилась в недолгое путешествие до адского экспресса. Следом за Дамблдором умерли Том и Снейп, удостоившись чести принять смерть на алтаре Хогвартса.

Хочу на секунду остановиться на Роде Поттер, регентом которого я до сих пор являюсь. У Поттеров всегда была сильна артефакторная жилка — дар, бездарно загубленный оленем Джеймсом. Зная о дарах Поттеров, МакКинли-Свенсоны не оставили эту сторону без внимания. Стоит сказать, что старик Теодор МакКинли очень ответственно подошёл к воспитанию внука, с честью выполнив все взятые на себя обязательства и получив право на образование побочной ветви Рода Поттер. К семнадцати годам Кайден Поттер  примерил кольца подмастерья-артефактора и ритуалиста, сейчас он упорно подбирается к мастерскому поясу боевого мага, параллельно готовясь защищать в гильдии артефакторов звание мастера. От всей души желаю молодому человеку стать первым двадцатилетним  мастером-артефактором в Британии за последние сто пятьдесят лет и принять, наконец, Род Поттер, а то я откровенно устал мантулить на несколько родов.

Слава небесным покровителям, что нагрузку  за Роды Эванс и Певерелл с меня наполовину сняли. Как только кузины защитят мастерство в выбранных областях, сразу скину с себя почётную обузу. Хватит! Девятнадцать лет без выходных, без проходных. Оловянные острова, сиречь Британию, наш альянс из болота вытащил. Не без препон и не без «помощи» некоторых заинтересованных лиц, но своего традиционалисты добились. Что-то сломали, что-то возвели, одни политические союзы приказали долго жить, вместо них родились новые… Адская работа, прибавившая всем седин. Тем приятнее взглянуть на результат трудов и испытывать гордость за страну и выпускников школы.

Второй гудок. Галдящая масса скрывается в вагонах. Ненадолго. Через несколько минут окна изнутри облеплены отъезжающими студиозусами. Некоторые чуть ли не наполовину высовываются наружу, активно махая руками провожающим.

Третий гудок. Выпустив облако пара, паровоз проворачивает колёсные пары, тихо трогаясь с места. Ни Гермиона, ни Габри не кричат детям писать нам письма, просто незачем. Мы частенько проживаем в отдельном крыле Хогвартса, поэтому вовсю пользуемся привилегией навещать родных чад и наставлять их на путь истинный. Порой ремнём, порой пряником, ну и добрым словом, естественно. Всякое случается.

— К каминам, дорогой? — игриво прижавшись к боку, спросила Габриэль.

— Да, мадам Боунс просила зайти, — левой рукой обхватив за талию Гермиону, ответил я, ненавязчиво подталкивая жен к общественным каминам.

— Министр Боунс, Гарольд, — поправила педантичная Гермиона.

Можно было бы аппарировать, но в связи с тем, что львиная часть работников министерства провожает любимых чад в школу — традиция, в министерстве затеяли ревизию аппарационных площадок и антиаппарационного купола с точками пропуска грузового и пассажирского трафика. С нашими силами пробить министерский купол не проблема и в три раза мощнее пробивали, но зачем создавать людям проблемы на ровном месте, поэтому к министру решено отправиться камином, благо каминную сеть шаловливые ручки маготехников не трогают.

— Дамы вперёд.

Первой в зелёное пламя шагнула Гермиона, следом колдовские языки поглотили Габриэль, последним в камин шагнул я.

— Министерство магии, — бабах! — Что за чёрт?!

Внезапно пламя взревело и закружило неосторожную жертву во всех направлениях. Ощущения верха и низа испарились через секунду, и только благодаря драконовскому вестибулярному аппарату завтрак не покинул в панике желудок. Вспышка! Торнадо ускорилось раз в десять, хотя казалось, что дальше уже невозможно. Ещё одна вспышка и жертва неисправного камина вываливается в разрыв реальности.

— …, — на нескольких языках смешивая нецензурные выражения, пытаюсь подняться с кафельного пола едва ли не абсолютной чистоты. С плиткой я имел сомнительное удовольствие познакомиться носом и впиться смачным поцелуем губами. Не знаю, как только зубы уцелели.

Тряхнув несколько раз головой, с усилием прогоняю плавающие вокруг звёздочки.

— Так, сударь, и куда вас к чёрту занесло? -почему-то по-русски спрашиваю сам себя.

Место, куда я угодил, больше всего напоминало какую-то футуристичную  компьютеризированную лабораторию с полупрозрачными гибернационными капсулами вдоль стен, внутри которых угадывались плавающие человеческие силуэты. Везде компьютеры, ошалевшие операторы в количестве десяти человек, пожирающие меня взглядами и глотающий воздух старик в белом медицинском халате и с навороченным планшетом в руках напротив меня. Кругом хирургическая чистота и только под моими ногами грязь и разбитые обломки капсулы с вяло шевелящимся нечто в проводах и датчиках.

— А… пх, пх, вы кх-хто? — таки выдавил паникующий владелец планшета.

Хотелось ответить фразой о коне в пальто, но старый пень неожиданно показался мне знакомым. В голове забрезжили проблески узнавания, что-то коротнуло и сознание без соединения с мозгом выдало:

— Джекил?

— Нет! — истерично выкрикнул седовласый мужик с глубокими залысинами на голове, которого я изначально принял за старика из-за мерцающего освещения и черных теней, падающих на лицо.

— Килчев, когда ты успел сменить погоняло?

— Кто вы? — заело банальную пластинку у человека, который более тридцати лет назад организовал мою отправку в мир Поттерианы. Ух, как я зол.

— Нехорошо не признавать старых друзей, Женёк. Давай договоримся по-доброму, Джекил, ты отправляешь меня обратно и тогда тебе ничего за это не будет. Саша Кощеев ребёнка не обидит. Даю слово!

Пока я разглагольствовал, влажно чвякнув, разъехались в стороны толстенные двери в торце лаборатории. В образовавшуюся щель влетели подпрыгивающие шарики. Щелчком пальцев я успел возвести вокруг себя и Джекила сферический барьер, прикрывший нас от ярких вспышек светошумовых гранат и неизвестного газа, от которого операторы повалились кулями на пульты.

— Стоять! — Реактивными электровениками в помещение ворвалось несколько запакованных в герметичные костюмы бойцов. Короткие, неизвестной модели пистолеты-пулемёты не оставляли вариантов. — Лечь лицом в землю!

Ага, разогнался, только шнурки поглажу. Толчок силой отправляет на землю их самих, захват за шеи довершает разгром, показав наблюдателям, кто в доме хозяин. Убивать я никого не планировал, ведь мне ещё к женам и детям возвращаться, а значит придётся договариваться с кем бы то ни было, скорее всего с руководством полысевшего и нарастившего брюшко Джекила,  но провидение решило всё за меня. Неосторожно перешагнув с битых осколков, я наступил на несколько проводков, практически сливавшихся цветом с желейной массой, вытекшей из разбитой капсулы. Тело скрутило в спазме от мощного электрического разряда. Вспышка! Давешний торнадо подхватил меня словно пёрышко, с большой высоты вышвырнув на раскалённый песок неизвестно где. И хоть я успел сгруппироваться, удар о поверхность на некоторое время выбил меня из сознания.

Затрудняюсь сказать, сколько я пролежал на песке сохнущим бревном, внутренний будильник и часы с кукушкой отказались вести счёт времени, только два солнца, закатывающиеся за черные скалы, которые изломанными вершинами резали небо по правую руку от меня, как бы прозрачно намекали, что я не на Земле, а совсем-совсем далеко от неё. Интересно, куда меня нелёгкая на этот раз занесла?

 

*****

 

— Евгений Петрович, вам ещё есть, что добавить по данному инциденту? — грузный широкоплечий мужчина с округлым одутловатым лицом, на котором сверкали колючие бусинки глубоко посаженных глаз, с интересом энтомолога разглядывал отчаянно трусящего научного директора программы «Сканер», ерзающего в кресле напротив.

— Я всё сказал в рапорте, товарищ полковник, — сглотнул Евгений Килчев, боясь взглянуть на полковника.

— Печально, что вы не осознаёте всю полноту ответственности. Вы понимаете, что вашим попустительством все наши труды могут пойти насмарку? — не меняя тона, холодно осведомился военный, от чего всему телу Евгения Петровича побежали мурашки. — Что вы ещё утаили от нас? Евгений Петрович, позволю себе напомнить некоторые пункты нашего джентльменского соглашения, акцентировав ваше внимание том, что не за решёткой вы по нашей милости. Вам простили прегрешения, дав возможность воплощать мечты, но вы сейчас на волосок от того, чтобы потерять остатки доверия. Что мне докладывать в Москве?

Потратив на пропесочивание провинившегося ещё с полчаса, полковник отпустил того с миром, попутно выдав распоследнее «китайское предупреждение» и пригрозив карательными мерами. Никто в здравом уме прикрывать «лавочку» не собирался. Изобретение профессора Килчева уже обеспечило стране технологический прорыв в самых разных областях. Кроме главного центра программы «Сканер», ментальное сканирование так называемых фэндом-миров выполняло ещё несколько секретных лабораторий. Исследования Килчева тянули на десять Нобелевских премий кряду, только кто отдаст на всеобщее обозрение военную технологию, опередившую будущее на столетия? Никто. В десятый раз просмотрев запись камер видеонаблюдения, полковник потянулся к настольному коммуникатору.

— Слушаю, — над столом возникло трёхмерное изображение секретаря и личного порученца полковника, оно же зримое воплощение технологий, полученных с помощью «Сканера».

— Андрей, материалы для генерала Павлова готовы?

— Так точно, Егор Михайлович!

— Отправь их мне, кое-где стоит сместить акценты. Кстати, что показывают записи с третьего уровня? Как я понимаю, первые возмущения пространственных метрик зарегистрированы именно там.

— Всё правильно, Егор Михайлович, лаборант пролил воду на бокс-капсулу, находившуюся в тестовом режиме, началось всё с неё. Оператор в боксе сканировал фэндом-сектор поттерианы.

— Теперь хоть что-то встало на свои места. Получается, Килчев действительно отправил своего дружка укрощать Волдеморта. Да-а, тут реально не знаешь, где найдёшь, где потеряешь. Конечно, вопросов стало больше, чем ответом, но если мы получим технологию физической отправки в фэндом-миры, а не только это анально-ментальное зондирование, то это сулит нам блестящие перспективы, ты понимаешь это, Андрей? Ордена, звания…

— Понимаю, Егор Михайлович. Как быть с обеспечением безопасности?

— Знаю, о чём ты думаешь. Не беспокойся, новый центр на Земле строить мы не будем. Найдём место получше. На Марсе там, или на лунах Юпитера, что взорвать не жалко. А то вылезет нечто похуже нашего прошлого гостя, такое, что только ядерной бомбой угомонить можно. Нам результаты нужны, героическое превозмогание и  спасение мира от вселенской угрозы оставим Голливуду. Кстати, в каком секторе работали операторы разрушенной капсулы?

— SW-17/23.

— Андрей, мне на языке родных осин, умничать не надо.

— Звёздные войны, сканировали Татуин…

— Отставить подробности, все работы по сектору прекратить, сканирование запретить до особого распоряжения!

— Есть!

 

*****

 

Где-то в другом мире в Божественных чертогах высокая фигура в белом саване нависла над преклонившей колено девушкой.

— О, дитя, ты плохо знаешь кузена. Успокой его жён и детей. Поверь старушке, видевшей вечность, он найдёт способ вернуться. Ступай, дитя, твоё время ещё не пришло.

 

 

КОНЕЦ…

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*