Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 03.03.2019. Не бечено.

На широкой лопатообразной ладони покоились какие-то обломки, испещрённые рунами.   — Манок! — побледнев, выдохнула глава ДМП.   — Что за «манок»? — переглянувшись, синхронно спросили мы с Гермионой.   Развернувшись, мадам Боунс от души несколько раз пнула бесчувственное тело, упакованное в антимагические кандалы.   — Артефакт управления стражами Азкабана. Это чудовище вызвало дементоров! Тварь! — дальше пошло то, что в фильмах называют «игрой слов» и «непереводимыми местными идиоматическими выражениями».   Перестав изрыгать ругательства, мадам Боунс вознамерилась было плеснуть негативом по тушке связанного старика, но замах женской ножки был остановлен вибрацией сквозного зеркала в одном из карманов одежды служительницы закона. Смачно плюнув на Дамблдора, женщина достала зеркало и ответила на вызов командира оперативного отряда.   — Слушаю, Дженкинс, — холодно сказала Боунс, глядя на взволнованного оперативника, появившегося на изображении.   Захлёбываясь слюной и оттирая холодный пот, неизвестный мне Дженкинс поведал, что со стороны паба, в котором хозяйничает Аберфорт Дамблдор, появились дементоры. Твари настоящим потоком льются из дверей грязной забегаловки, видимо перемещаются замаскированным порталом. Старший аврор Гомер Ландон, чьи люди занимались патрулированием в деревне, объявил эвакуацию и чрезвычайное положение. Маги, не успевшие аппарировать или воспользоваться камином в силу определённых причин, должны забаррикадироваться в домах, а лучше запереться в погребах, в которые не смогут пробиться стражи тюрьмы. Лучше несколько часов потерпеть ужасы и нажить несколько седых волос, чем за минуту лишиться души.   Авроры попытались противостоять дементорам патронусами и дьявольским огнём, но против сотен порождений бездны жалкие потуги полутора десятков боевых магов оказались бессильны. Местное население не оказало защитникам никакой помощи, в панике разбегаясь, кто куда, благо большинству из них хватило ума последовать мудрым советам старшего аврора Ландона. Кто-то аппарировал, кто-то воспользовался каминами в кафе и магазинах, а кто-то забаррикадировался в домах. Хотя не обошлось без жертв. Около десятка гражданских и два аврора лишились душ. Бойцы погибли защищая детей, которых, ценой жизни и душ оперативников, сумели вовремя эвакуировать из переполненного кафе мадам Паддифут. Впрочем, дементоры практически не задерживаются в Хогсмиде, а всем стадом прутся в сторону Хогвартса.   — Мордред! Поганый старый мужеложец! — выплюнула сквозь зубы мадам Боунс. Ругнувшись ещё раз, она взяла себя в руки и холодным, деловитым тоном обратилась к присутствующим:   — У нас не больше трёх минут, скоро вся эта орава будет здесь. Что будем делать, господа, у кого какие есть предложения?   Большинство магов и бойцов ничего дельного предложить не могли, но и сдаваться на милость, точнее говоря, на немилость выползней из преисподней они не собирались. Люди лишь крепче сжимали в руках волшебные палочки, готовясь задать врагам жару и не допустить их до беззащитных школьников. Глядишь, минут двадцать, а то и полчаса они выиграют, а там подкрепление из Лондона подоспеет, да дети успеют эвакуироваться через камины в кабинетах деканов. Настроение и мысли людей легко читались поверхностной легилеменцией, прощупывать окружающих эмпатией я даже не пытался из-за боязни схлопотать сенситивный и эмпатический шок.   — Выродки бездны летят именно на манок? — шагнув вперёд, уточнил я.   — Да, — ответ мадам Боунс поставил точку в моих размышлениях.   — Хорошо, это упрощает дело. Предлагаю всем перегруппироваться и отступить за стационарные щиты Хогвартса, я подниму их в боевой режим, — обернувшись ко мне, лорд Гринграсс понимающе усмехнулся. — Манок тоже несём за собой. Следуя за призывом, дементоры всей стаей упрутся в щит, сегмент которого, — я на секунду мысленно связался с замком, — вместе с соседними можно без труда превратить в огненные стены. Мне кажется, что даже дементоры не смогут пробиться через дьявольское пламя.   — А ты кто такой? — выкрикнул один из подкопчённых авроров. — Нашёлся тут стратег, мать твою. Хогвартс не твой мэнор и не личная вотчина, чтобы подчиняться.   Как говорится, вот и наступил момент истины. То, что я прошлой ночью провёл ритуал и снял Вуаль Забвения с Рода Эванс, и практически стал единовластным владельцем Хогвартса, ещё ничего не значит из-за малюсенького нюанса — простым обывателям и магам ничего не известно о моём лордстве. Пришло время заполнить этот пробел и как ко мне после этого отнесутся в массах, зависит не только моё поведение, но и политическая программа традиционалистов. Ладно, это всё потом, а сейчас разобраться бы с насущными проблемами.   — Именно, что личная вотчина. Позвольте представиться — Лорд Слизерин. Настоящий Слизерин, а не то змеемордое недоразумение, которое осмеливалось зваться наследником великого Салазара Слизерина.   — Я же говорила, что у него не один Род! — вздёрнув руку вверх, возбуждённо крикнула одна из девушек в строю дурмстранговцев.   Найдя взглядом Елену Домрычеву, посылаю ей воздушный поцелуй. Ой, зря я это сделал, ибо в правую ягодицу сразу прилетает возмездие в виде жалящего заклинания. Ревнующая Гермиона это ужас пострашнее апокалипсиса локального масштаба.   — Дорогая, если ты меня будешь избивать и жалить за каждый невинный воздушный поцелуй, у меня ягодицы отвалятся или опухнут. Знаешь, я буду не так сексуален и привлекателен с задницей, раздувшейся до размеров хеллоуинской тыквы Хагрида.   Немудрёная шутка ниже пояса разбила повисшее в воздухе напряжение.   — А как же Тот-который? — вот же неугомонный аврор. Действовать надо, ему же вынь и положи всю подноготную.   — С тем, что осталось от Неназываемого я желающих позже ознакомлю. Зрелище не для слабонервных, но как мне кажется, историю моих похождений лучше отложить до лучших времён, дементоры любопытства ради не остановятся, им жрать подавай. С вашего позволения, неизвестный аврор, я продолжу: предлагаю встать за стационарный щит, а когда твари соберутся перед ним, ударить молотом по наковальне. Владеющие патронусом оцепят дементоров по кругу и не дадут им сбежать, а те кто сможет удержать «адеско файр», «инферно» или другие смертельные для гадов проклятья, начнут уничтожать их с тыла, тех же, кто сумеет вырваться из окружения, беру на себя я. Постараюсь не допустить балахонщиков до людей и очень прошу ничем не бить по мне, дабы не отвлекать. Скажу сразу, я не боюсь смерти. Почему — это другая история и не для всех ушей.   Со стороны Хогсмида ощутимо потянуло холодом, а в струях поднявшегося ветра чувствовалась леденящая стужа и флюиды пронизывающего ужаса.   — Дементоры близко! Что, так и будем толпиться или начнём действовать? — крикнул я.   — Что встали, мордредовы олухи, — по-богатырски рявкнула мадам Боунс. — Работаем! Отступаем за щит. Пэрищ, Нолан, Брэкет, хватайте старика, головами за него отвечаете! МакКормик, Грювальд, на вас сальноволосый ублюдок и эта рыжая курица, вон Снейп под обломками трибуны валяется, волоките подонка следом. Быстро, быстро!   Единственные, кого не пришлось подгонять — это дурмстранговцы и их гости с болельщиками. Формально болгарская «коробочка» внутри себя перестроилась, сменив фронт с фронтом, и слитно отступила за мерцающий полог, померкший по моей команде. Авроры, ДМПшники, французы и наши с Гринграссом боевики, разбившись на группы и прихватив раненых, шаговой аппарацией вымелись со стадиона. Перед самым щитом они перестали «прыгать» на пять-десять метров и бегом преодолели заветную черту, за которой можно было выдохнуть и почувствовать себя в относительной безопасности.   — Приготовились! — поднял руку я, мадам Боунс в это время кинула перед собой обломки манка. Храбрая женщина, к тому же эффектная и не лишённая красоты и шарма. Эх, маги, где же ваши глаза, такая красота без мужской ласки пропадает, хотя… Хотя несколько пылающих взоров, принадлежащих гостям с Восточной Европы, натурально прикипели к женщине. Что сказать — удачи!   Морозная туча приближалась с каждой секундой, уже можно было выделить отдельных дементоров, чьи черные балахоны рваными знамёнами развевались на ветру. В центре стаи выделялось несколько десятков здоровенных тварей отожравшихся до невероятных размеров. Мысленно я про себя назвал их «патриархами».Глядя на здоровяков, я не мог отделаться от мысли, что гады плотно пообедали совсем недавно, что противоречило рапорту аврора Ландона и оперативника ДМП Дженкинса. Дюжина поглощённых душ не могла дать такой эффект.   — Мордред! — прорычал я в ярости от мелькнувшей в голове догадки. Старая бородатая сука не пожалела камней душ, накормив и усилив ими дементоров.   — …?! — Гермиона, лорд Гринграсс, мадам Боунс и Делакуры синхронно скрестили на мне взгляды.   — Дамблдор скормил дементорам несколько камней душ, — пояснил я утробный рык.   Георг и Амелия едва обозначили кивки, на задворках памяти делая зарубки. Гермиона гневно рыкнула, Делакуры, спрятавшись за каменными масками невозмутимости, никак не прореагировали на мои слова. Не сомневаюсь, после боя старика ждёт жестокий форсированный допрос. Как мне кажется, одной сывороткой правды дело не ограничится. Я сам не собираюсь придерживаться гуманных соображений и первым набью морду тому, кто заикнётся о гуманности в отношении Дамблдора, к тому же старик мой с потрохами по условиям дуэли, так что трясти его будут, как коробочку мака, пока последнее черное зёрнышко секретов не выпадет.   — Мерде! Они рядом!   Вот же истеричка. Захотелось прибить трясущегося незнакомого мне француза из окружения Делакуров. По всей видимости, с окклюменцией у лягушатника оказалось не всё в порядке, поэтому от большого скопления дементоров у мужика потекла крыша и случилась истерика. Слава небесам обошлось без моего вмешательства. Кто-то не долго думая стукнул повизгивающего мага оглушалкой и задвинул рухнувший на землю куль за спины обороняющихся.   — Гори-гори ясно!   Завывающая стена пламени взвилась до небес, первые десятки дементоров, втрескавшись на полном ходу в испепеляющую преграду, осыпались жирными клочьями.   — Держите гадов по перимертру! — наколдовывая патронуса, приказала мадам Боунс.   Десятки светящихся телесных защитников и других наколдованных тварей из арсенала восточноевропейской школы магии, принялись сбивать душеедов в плотную толпу. Ударные группы, не дожидаясь окончания сбивания верещащего стада в стильных балахонах в одно большое облако, просочились через открытые мною проходы и принялись залпами гвоздить дементоров стыла. Маги чередовали ударные, щитовые и огненные заклинания, за раз сжигая по полтора-два десятка дементоров. Оглушающий визг умирающих тварей перекрывал вой адского пламени, которое растекалось по щиту Хогвартса. Люди колдовали и колдовали, вкладывая самих себя и все свои силы. Мерцающие патронусы кругами носились вокруг дементоров, зажатых между молотом и наковальней, не выпуская их наружу, обрывки плащей черным снегом сыпались на землю. Опять поразил Аргус Филч, его иллюзорные зеркала роем кружили вокруг черной стаи, как я понял, он сумел каким-то образом преобразовать патронуса, чтобы тот принял подобный вид, что интересно — это не самое главное, зеркала стреляли серебряными лучами, откидывая дементоров назад. Как бы всё не складывалось для нас положительно, но силы магов, потратившихся на бой с клевретами Дамблдора, были не бесконечными. В какой-то момент живое облако вспухло и на патронусов выскочили «патриархи», отожравшиеся на дармовых душах. Около сотни дементоров вырвалось из западни.   — Уходят! — Георг Гринграс огненной плетью попытался дотянуться до удирающих тварей.   — Они теперь моя забота, — остановил я мага, мягко перехватив его за руку. — Вы, главное, остальных не отпустите. Гермиона, добавь огоньку.   Оставив супругу «на хозяйстве», я сменил облик и взлетел в небо. Как бы не были быстры дементоры, но не им соревноваться в скорости с драконом. Набрав высоту, я спикировал сверху на плотно сбившуюся стаю, в самый последний момент широко распахнув крылья и скользнув за грань миров. Ледяные статуи посыпались на грешную землю, от ударов разбиваясь на мелкие осколки и выпуская заключённые внутри души, которые они не успели переварить. Гады узнали своего, вместо слаженной атаки бросившись в рассыпную. Зря они так. Почему я не давил их подобным образом у щита школы? Элементарно, потому что несколько сотен дементоров вполне могли завалить дракона. Даже не могли, а запросто бы завалили, никакая особая связь с миром мертвых и личные шашни с Миледи и групповая поддержка остальных магов ему бы не помогли, а поодиночке и мелкими группами они мне не противники. Вскоре ко мне присоединилось около десятка авроров на метлах, которых отрядила в помощь мадам Боунс, видимо бойня у школы закончилась закономерным финалом, и загонная охота пошла куда быстрее. Спешите видеть — патронусы в роли гончих и охотничьих псов. Серебряные защитники выгоняли или удерживали дементоров до моего подлёта, после чего обладатели стильных балахонов превращались в снеговиков, отправляясь в последний полёт. Через тридцать минут последний «патриарх» огласил своим визгом небо над Хогсмидом. Сверкающее облако душ вырвалось из разбившихся ледяных обломков, отправившись в царство Миледи.   — Похоже я всё, — плюхнувшись на землю и сменив ипостась, я без сил распластался на подтаявшем снежку. Охота с ныряниями за грань выпили из меня последние соки.   — Грузи его, ребята. Осторожно, осторожно.   Опустившиеся рядом со мной авроры вытащили из карманов мантий нечто напоминающее носилки, если взять во внимание, что те умеют парить в воздухе. Сделав связку из двух штук, как я понял для надёжности, они закинули на них мою тушку и полетели в Хогвартс. Победа! Странно, почему я не ощущаю особой радости? Уработался так, будто одной лопатой два вагона угля разгрузил. Ничего, полежу, отойду от трудов праведных, а там и за старичка возьмусь, уж больно хочется его соловьиное пение послушать.       Продолжение следует…

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*