Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 8 января. Не бечено.

*****

 

 

Мерлин, как быстро летит время. Вроде только вчера завершился первый тур турнира, музыкальными аккордами провальсировал Рождественский бал и фарсом промчалась эпопея Габриэль, как наступила пора изображать весёлого моржа в теплой февральской водичке Черного озера. Второй день в Хогвартс подтягиваются делегации гостей. Привычный школьный шум наполняется гулом рассерженного улья. На центральном пляже закончены работы по возведению трибун и монтажу проекционных экранов. В книге мамаши Ро зрители битый час гадали по холодным водам озера, кто же победит, реальность оказалась иной. Команды ныряльщиков разместили на дне и в водах сотни магических аналогов видеокамер, так что все потуги участников будут как на ладони.

Прогуливаясь по замку, я не первый раз в самых неожиданных местах натыкаюсь на Флер в компании с Апполин и Жан-Полем, просто на Флер или на супружескую чету Делакур, или на них же по отдельности. Судя по всему, родители до сих пор не удосужились рассказать дочери о побеге младшей сестры, теперь же юная француженка активно окучивала их на правду, а все вместе они устроили загонную охоту на одного конкретного англичанина. К «травле» хитрые вейлы привлекли подружек Флер, те, в свою очередь, подключили к поискам «дичи» своих кавалеров. Так или иначе, пока мне удавалось водить всю камарилью за нос, то тут, то там выскакивая зайцем или падающей мишенью и сразу скрываясь в многочисленных потайных ходах. Сотни школьников наблюдали за своеобразной ловлей, некоторые азартные личности начали делать ставки на тотализаторе… Потакая собственной вредности, я не испытывал желания облегчить им работу. Как бы не наоборот. Времени связаться, и встретиться со мной у Апполин и Жан-Поля было более, чем достаточно. Их проблема, почему они решили отложить встречу на потом, а гонять чужих тараканов в чужих головах я не нанимался. В своей бы их разогнать, а то надоели хуже горькой редьки, но они хоть свои, родные, так сказать, лично взращённые и вскормленные. Нет, я всё понимаю, в ситуации с Габриэль необходимо соблюсти приличия и они будут соблюдены, но не таким же извращённым способом и на моих условиях. Вечно бегать от проблем нельзя. Завершится второй тур, тогда и поговорим.

В очередной раз показавшись на глаза чете Делакур и приготовившись к стратегическому отступлению, я наткнулся на Аргуса Филча, который незаметно придержал меня за локоть.

— Аргус, это не может подождать?

Мой вопрос остался без ответа. Сомкнув веки, Филч поводил головой из стороны в сторону.

— Понятно. Где?

— Сегодня хороший день, поговорим о погоде на опушке. Замок для таких разговоров не располагает абсолютно.

Проронив последнее слово, завхоз старчески согбившись поковылял в сумрак коридоров замка. Артист, Станиславского ему в печень. Я же, кося правым глазом на родителей Флер, отступаю в тень алькова, где бросив площадные чары отвлечения внимания, накладываю на себя связку из дезалюминиционных чар, заглушающих и ликвидатора запаха – слежка мне сейчас совсем ни к чему. За скрывающим комплексом кастую тактильную иллюзию собственной мордахи. С таким частым использованием «тактилки» я скоро полностью перейду на беспалочковый вариант, так как о невербалке давно уже речи не идёт, всё на силе воли и голой концентрации. Отвлекая внимание, мой двойник поковылял во двор, я же, задом-задом, тишком-тишком, вымелся из замка, короткими перебежками  побежав к точке рандеву.

— Дамблдор умер. Вчера, — словно обухом по кумполу обрадовал Филч, стоило нам немного удалиться в сторону Запретного леса.

— Аберфорт? – на осмысление новости потребовалось несколько секунд.

— Да, младший брат Альбуса, хозяин бандитского притона в Хогсмиде, — на что я лишь кивнул, род занятий младшего родственника светоча всея Британия секретом ни для кого не являлся. – Его Альбус ухлопал.

— Та-а-ак, а вот это уже новость! Рассказываете, Аргус.

Вместо рассказа Филч протянул левую руку, на раскрытой ладони которой покоилось несколько информационных кристаллов с воспоминаниями.

— Это термоядерная бомба мощности мегатонн в сто, — в отличие от многих волшебников, Аргус прекрасно разбирался в маггловских реалиях. – Оказывается, наш «светоч» держал брата на коротком поводке и в ежовых рукавицах обетов. Аберфорт без разрешения Альбуса лишний раз ни чихнуть, ни воздух испортить не мог – табу, но в любой клятве есть слабые места, которые можно так или иначе обойти. Аберфорт научился ослаблять поводок и занимался сбором компромата на старшего брата и орден жареного петуха.

— Как информация попала к вам? Хотя чего гадать – завещание?

— Оно самое, — кивнул Филч, — я только сейчас начинаю понимать, какой человечище был Аберфорт – глыба! Он обладал потрясающей наблюдательностью и давно раскрыл нашу связь благодаря магическому зрению, но даже с ним ещё надо суметь связать всё воедино. Он сумел и пока ему окончательно не связали руки, подсуетился через гоблинов.

— Так-так, а как же обеты и клятвы брату?

— А никак, с ними всё в полном ажуре, говоря молодёжным сленгом. Альбус почуял, что рыба срывается с крючка, ниточки-то натянулись и завибрировали, вот и принял меры, радикально устранив угрозу. Родную кровь не пожалел.

— А это, – я указал взглядом на кристаллы, — не может привести к нам? Старик знатный мозголом, распотрошить чью-нибудь черепушку для него раз плюнуть, кх-м, при определённых условиях конечно. Как я понимаю, времени для создания условий у него было предостаточно.

— Нет, — ответ Филча несколько успокоил мои страхи, — Замечу, Аберфорт тоже не пальцем деланный и успел принять меры вплоть до самообливейта, учился он в те годы, когда в Хоге была нормальная образовательная программа, а не этот огрызок. Кстати, на первом кристалле есть полное описание всех предпринятых им действий, так что свои тайны Аберфорт унёс с собой в могилу. В тот же день гоблины прислали сову, а по прибытии в банк зачитали завещание. Из значимого и необходимого: в забегаловке сейчас распоряжается доппельгангер старика. Кто, не знаю, кто-то из подручных Альбуса или из боевиков куриного ордена. Настоящий талант, его легко спутать с почившим оригиналом. Внешние приличия соблюдены, только, как вы понимаете, филеры Альбуса носом землю роют. Убраны все, кто хоть как-то попадал под подозрение в утечке.

— Оно и понятно, старику проще сдать сеть, чем положить голову на плаху. Есть что-то из первостепенного?

— Есть, как не быть, — выдохнул Филч, наколдовывая два лёгких стула и присаживаясь на один из них, — присядь, чтобы не упасть. Сроки операции «Возрождение» сдвинуты с лета на зиму. Надеюсь, кого собрались возрождать пояснять не надо?

— Неназываемый, — таки падая на наколдованный стул, изрёк очевидное я, Не скажу, что от дурных вестей ослабли колени, но всё же подобное откровение лучше встречать имея твёрдую опору под ногами и другими частями тела. – Дамблдор привязывает акцию ко второму туру, так?

— Так.

— Кто назначен на заклание?

— Джейс Поттер, исходя из логики сами, наверное, догадывались, тем более жертва мальчика стирает некоторые неприятные вопросы, которые с недавних пор начали блуждать в магическом обществе. Кое-кто из глазастых и внимательных не удержал язык за зубами, твердя, что Поттеры нынче не те, да и Поттерами их называть нельзя. Смерть – это отличный повод избавиться от неудобных вопросов и назревающих проблем. Вы, мой лорд, к слову, купание в озере тоже не должны пережить. Замок оживает, Хогвартс рвёт связи с директором.

— И тот справедливо посчитал, что до лета не усидит на золотой табуретке, всплакнул с горя, утёрся бородой, а так с паршивой овцы хоть шерсти клок. Результат рокировки устраивает старика целиком и полностью. Появление возрождённого жупела отобьет затраты и нивелирует негативные моменты. Фадж бухнется в ножки, Визенгамот, расписавшись в бессилии, пойдёт на поклон следующим. Так, Аргус, всё, что на носителях не касается нас прямо или косвенно, презентуй Рите, она баба рисковая, не боящаяся ни черта, ни дьявола, а деньгами я её спонсирую. Второй тур завтра, газеты со статьёй Риты должны выйти не позднее завтрашнего же вечера. Далее, по тревожному каналу передай информацию Блекам и Креббам с Гойлами. С недавнего времени они наши союзники. Новость не афишировалась и широкая общественность не в курсе, школу необходимо оцепить отрядами наёмников, которые скрытно наняты через их рода. На втором туре требуется обеспечить присутствие главных ударных сил альянса. Третье, все слитые финансовые заначки и тайные счета в банках, а таковые, я не сомневаюсь, на кристаллах имеются, забираете себе. Вы ещё не сделали предложение Минерве? В любом случае, богатый жених прибавляет сотню пунктов к привлекательности и респектабельности, деньги никогда лишними не бывают. Минерва ещё не стара и после приёма определённых зелий может сбросить годочков двадцать или тридцать, а там, чем Мерлин не шутит, осчастливит вас наследником. Четвёртое, сегодня же сделайте копии кристаллов, их необходимо передать доверенному лицу Гринграссов в ДМП, пусть начинает раскручивать маховик в Британии, вторую копию отдайте моему «отцу», он утром прибудет на соревнование. Второй полюс правосудия окончательно подрежет Дамблдору крылья на международной арене. Русские, если мы тут вдруг опростоволосимся,  снимут голову старика с плеч. Обнародовав информацию об убийстве Лорда Слизерина, являющегося его родичем, Кощей получит законное право на кровную месть, о подобном исходе я уже позаботился. Как говорится – надейся на лучшее, но готовься к худшему. Будем надеяться, но и… Ночь… Ночь меня сегодня ожидает бессонная.

— Разрешите задать вопрос, почему?

— Пора будить Хогвартс, привязывать его к себе кровью и снимать «Вуаль забвения», наложенную предками на Род Эванс. Просто так Род в родовых книгах не появится, а без этого все приготовления теряют смысл. Таким образом я обеспечу легитимность кузинам и Дафне Гринграсс, как наследницам Слизерина первым и невесте Дадли последней, а также выбью из-под ног Неназываемого юридическое и фактическое право зваться Наследником Слизерина. Как вы думаете, пойдёт аристократия за безродным? Вот и я так думаю, замечу, поддержка источника замка нам совсем не помешает.  Если я завтра всплыву кверху брюхом или пойду на корм ракам, хватайте Минерву и присных в охапку и валите из Хога куда подальше. Не стоит вам смотреть, как из Дамблдора будут выбивать пыль.

— Не унижайте меня, мой Лорд, рано нас ещё списывать со счетов. За столько лет в замке я отлично научился пыль из старых половичков выбивать и ваш приказ…я его ослушаюсь. Не пристало боевому аврору от опасности бегать, — глядя мне в глаза, выпрямил спину Филч. – Минерва меня потом проклянет. Я сам себя прокляну. Дайте нам самим разобраться с Дамблдором. Блекам, Гринграссам, Гойлам и прочим, мы сами, без русских и Кощея должны… обязаны уничтожить чудовище. Сами – это наша обязанность, наше право… Это наш крест, нам его и нести. Мы его взрастили, нам его и выпалывать, чтобы корней не осталось.

— Простите меня, Аргус. Хорошо, — согласился я, принимая решение вассала и чувствуя, как теплеет на душе. – Да, вы безусловно правы, наводить порядок в доме – это святая обязанность хозяев. Не дело выносить мусор из избы.   Проснувшийся замок заставит белобородую сволочь нервничать и совершать ошибки, с утра отменить он ничего не успеет, а там и мы с божьей помощью подоспеем. Как говорится, по коням!

Проводив Филча, я вернулся в замок через древний потайной ход, оставленный Салазаром для любимого питомца. Настало время «червячку» выйти на авансцену, заодно он и меня проконтролирует во время ритуалов.

 

*****

 

Желание. Намерение. Воля.

Изломанные, дёргающиеся тени, пляшущие в отсветах магических факелов. Брызги крови на стенах, на потолке гигантского зала, скрытого под Хогвартсом, в который проложен потайной ход и Тайной комнаты. Бурые, начинающие подсыхать, кляксы на многолучевой фигуре вписанной в круг. Ещё один круг в центре, охватывающий чёрный постамент главного алтаря и внешний круг живого бруствера из  туши исполинского василиска. Как апофеоз — забойный ритм хард-рока, льющийся из зачарованного двухкассетника «Sony». Магия – это не шаманские камлания с бубнами, не долгие песнопения и речитативы заклинаний. Магия – это желание, намерение и воля.

Желание. Намерение. Воля.

«Давно пора, змеёныш, — снисходительно прошипел Шиаш на мои слова, обращённые к нему, горячо поддержав желание «мелкого василиска» прибрать «гнездо снаружи» к рукам или к хвосту. – Поползли! Врагов лучше заглатывать теплыми!»

Прогресс, я более не «букашка». На прорвавшийся во взгляде скепсис, получаю уведомление, что не бывает червяков с ядовитыми клыками, до змея я ещё не дорос, поэтому, так – змеёныш. Так и спускают с небес на землю, на корню перекрывая начинающий подтекать краник пафоса. Пришлось оборачиваться и нестись за мелькающим перед носом хвостом Шиаша.

Желание. Намерение. Воля. Поддержка Шиаша, переживание Ниппи.

Не будь последних, я бы там и сдох, отдав себя целиком и полностью алтарю. Я не доходяга, ядро и резерв Кощеевы тренировки раскачали мне дай бог каждому, но всё же до грандов вроде Годрика  с Салазаром мне ещё пилить и пилить, как улитке от Москвы и до Пекина. На голой мощи встроиться в систему управления источником Хогвартса я ещё не могу, не то, что управлять им напрямую. Со мной Лонгботтом, было бы не в пример легче, но, опять эта сакральная «но», но Длинножопы решили сыграть в китайскую обезьяну, сидящую на дереве у речного бережка. Прогнувшись под давлением бородатого Шмеля, Августа съехала с темы и сам Невилл в личной беседе заявил об отказе от борьбы за обладание школой. Можно сколько угодно кивать на неосведомлённость наследника Неистовой Хельги, между тем слово сказано и обратно его не взять. Нет, взять можно, но кто даст? Точно не я и не моя хомячья натура, поэтому пищим и продолжаем обгладывать кактус, едва не подыхая у алтаря. Черная каменюка жрала, как не в себя. Десять принесённых эльфийкой быков, заколотых на плоской «столешнице», превратились в чистую энергию, не оставив после себя ни грамма пыли. Сотня овец отправилась следом. Не хочу знать, какую ферму обнесла Ниппи. Ради успокоения совести я приказал своей верной помощнице оставить в загоне двадцать золотых луидоров времён Людовика XIII, думаю, за французское золото нынче можно отхватить не одну сотню «бяшек», так что хозяева живности останутся не в накладе. На двадцатой блеющей жертве ловлю себя на мысли, что движения кривым обсидановым атамом, перехватывающие глотку жертвы, превращаются в монотонную кровавую работу. Зачарованные овцы, трясясь от животного ужаса, всё идут и идут, словно на нескончаемом конвейере, на бойню, превращаясь в энергию, напитывающую Хогвартс и системы управления магическим источником. Ей богу, с быками и то было проще. Вообще-то, быков было одиннадцать, а овец сто одиннадцать, но одного быка и десять овец живьём заглотил Шиаш, как последний рубеж обороны и хранитель школы, одного барашка слопал я. Тоже в ритуальных целях. Ладно-ладно, признаюсь, быть в шкуре василиска и не подкрепиться… Когда закончились овцы, острое лезвие ни на грош не затупившегося ножа, невесомо полоснуло по левой ладони. Окровавленная длань легла на ледяной камень. Намерения мои чисты. Желание благородно. Воля непреклонна. Хогвартс должен стать тем, чем его создавали. Замок давно пора отчистить от скверны.

Мириады птиц в темнолесье вспорхнули с насестов и гнёзд. Единомоментно проснулись все магические твари, пошло волнами озеро. Расширяющая волна энергии, освобождённая из многовекового заточения, смыла маноловушки директора и стёрла в порошок сонм чужих чар, навешанных на замок за сотни лет. Пыль, грязь и запустение покинули стены школы. Обновились все аудитории и факультетские общежития, открылись заброшенные классы и ритуальные залы. Хаотичное блуждание лестниц прекратилось, пропали исчезающие ступеньки. Непреступными барьерами в магическом спектре сверкнули щиты замка.

Разинув в беззвучном крике рот, вывалился из липкого кошмара Альбус Дамблдор. Смахнув с чела пот, старик прислушался к себе.

— А-а-а! Тварь! – от вопля, соревнующегося с криком баньши, рассыпалось стекло в спальне бывшего директора школы Хогвартс. – А-а-а!

Замок разорвал последние связи с одиозным стариканом, и только воля нового хозяина школы удержала нечестивца в древних стенах. Месть подают холодной, выстывшей от вымораживающего страха жертвы отмщения. Я оставил старикана в замке. Пусть помаринуется неизвестностью и нервничает, ему полезно. Для того, чтобы борода многогрешная не сорвалась в забег ей оставлена иллюзия слепоты замка на прошлые художества, хотя одно слово и желание, пинок под задницу отправит старика прямиком до Северного моря. Маховик, братцы, запущен и его не остановить. По крайней мере одряхлевший Дамблдор, лишившийся поддержки, операцию отменить не успевает, у меня же есть небольшой запас времени для визита на кладбище Литл-Хенгтона. Пришло время нанести последние штрихи на заранее приготовленную полотно картины, с лета ждущей завершения. Следилки, в народе зовущиеся «паутинками», несколько дней назад засекли активность эмиссаров «светоча», готовивших арену для возрождения, а два дня назад на погосте маггла Реддла, водили хоровод Питер Петтигрю и Барти Крауч, который (та-дам!) успешно скрывался под личиной Людо Бэгмена. Такие вот пироги с котятами… или беляши? Барти спалился, прибыв на погост  за семь минут до окончания действия оборотки. Как я подозреваю, Крауч принимал какой-то модифицированный состав, так как за время нашего кратковременного общения я не почувствовал от него характерного запаха, присущего многосущному зелью. Актёром Барти тоже оказался выше всяких похвал, хотя канонный вариант был куда сложнее, в отличие от выходок Людо, сыграть которого оказалось намного проще, чем Грюма, зато у Людо был доступ во все «щели» турнира. Ладно, не будем отвлекаться на списанных в расход слуг «света» и «тьмы» (они ещё не знают, что Миледи с нетерпением ждёт их за порогом жизни и смерти). В отличие от первых и вторых, нанятые Вальпургой специалисты побывали на кладбище в июле прошлого года, оставив на нём несколько замаскированных артефактов, полностью перекрывающих возможность аппарации и перемещения порт-ключами. Кроме антиаппарационного купола, смертожранцев и наблюдателей Дамблдора ожидает несколько дополнительных сюрпризов, главный из которых Шиаш. Да-да, василиск остался в засаде.

Завершив все дела и приготовления, я портанулся в замок, благо отныне обладал VIP-доступом к системе защиты периметра и перемещения. До завтрака оставалось три часа. Два из них выделялись на покемарить, час на приведение себя в порядок.

 

*****

 

Не выспавшийся и злой плетусь на завтрак, не замечая гула голосов, захлёстывающих Большой зал словно морской прибой песчаный берег. Школяры и гости вовсю обсуждали обновлённые интерьеры школы, вопросы сыпались на Дамблдора как из рога изобилия и тому не оставалось ничего кроме сохранения мины при плохой игре. А замок восхищал, став ещё величественнее и красивее, чем раньше. Деканы и маги почувствительнее делились с друзьями и коллегами новыми ощущениями от тока магии по стенам и коридорам, радовались обновлённым аудиториям и классам и фонтанировали восторгом после посещения открывшихся ритуальных и тренировочных залов. Флитвик, Кар и Минерва постоянно перемигивались, бросая в сторону Дамблдора быстрые взгляды, им кислая мина бородача была что бальзам на сердце. Ничуть не скрываясь и не смущаясь, Минерва высказалась в том плане, что изменения, произошедшие за одну ночь, не входят в перечень заслуг бывшего кумира. За десятилетия директорства тот палец о палец не ударил для восстановления престижа школы, хороня все благие начинания за пустопорожними разговорами о мифическом всеобщем благе. Прекрасно слыша речь своевольной  деканши львиного прайда, старик только скрипел зубами от злости. Ни власти, ни авторитета заткнуть МакГонагалл у него не осталось.

Ковыряясь в овсянке, я ощутил некий дискомфорт. Чего-то или кого-то не хватало:

— Народ, а где мелкая? – отодвинул я тарелку. Моего верного секретаря на завтраке не наблюдалось.

— Её Снейп за пятнадцать минут до тебя у дверей Большого зала перехватил и куда-то повёл, мы как раз из подземелий выходили и не успели перехватить, — ответил Кребб на адресованный слизеринцам вопрос. Вот и нашёлся заложник на подводное заточение. Не скажу, что не ожидал чего-то подобного, но получить, грубо говоря, под дых в день триумфа было неприятно. Директор ударил по больному, верно рассудив, что русский ублюдок сунется в огонь и в воду за девчонкой, которой оказал личное покровительство.

— Снейп, значит, — носатая тварь, наблюдающая за слизеринским столом из-под завесы сальных волос, дёрнулась, инстинктивно подавшись назад от ошпаривающего ненавистью взгляда.  Директор словно щитом закрылся дебильной клоунской улыбкой. Понимает, пень гнилой, что его номер последний и скоро за всё придётся заплатить.

Чутко реагируя на мои эмоции, Хогвартс поднял щиты, в зале потемнело, огоньки на свечах затрепетали от порывов студёного сквозняка. Почувствовав угрозу, направленную на преподавательский стол, профессора и высокопоставленные гости опасливо заозирались. Некоторые незаметно обнажили волшебные палочки. Посчитав до десяти в обратном порядке и применив дыхательную гимнастику, я сумел взять эмоции под уздцы. Не время, если дичь спугнуть сейчас, Волдеморт затаится – ищи свищи его потом по всей Европе. Поганого родственничка необходимо брать к ногтю в обязательном порядке. В первую очередь! Вы не представляете, как мне всё это надоело, сил нет. Десять, девять, восемь… Я спокоен… Вздёрнув на прощание полотнище с гербом школы, сквозняк утихомирился, огни свечей перестали пугливо трепетать на ветру. Неясная угроза развеялась.

— Леди и джентльмены, попрощайтесь с мистером Снейпом, недолго ему осталось, — проследив за моим взглядом и оценив атмосферу в зале, полушутя произнес Семён Рукавишников.

Отправив гулять в народ эту несомненно гениальную мысль, Семён склонился к Владу и зашептал о размере ставки на жизнь зама Хогвартского директора. На русский парни нарочно не переходили, тем самым спровоцировав повальные перешёптывания и гадания по отведённому Северусу Снейпу сроку. Чисто кукушки, право слово.  Вариантов было высказано множество, но все поголовно сходились на том, что до пасхальных каникул оный не доживёт.

Зельевар вслед за патроном растерял последний авторитет, у чистокровных студиозусов не первый день зрело недоумение, почему этого предателя крови до сих не погнали из школы поганой метлой. Агитация и пропаганда в «Ежедневном пророке» дали густые всходы. Лорд Гринграсс мог заслуженно гордиться результатами развёрнутой в газетах травли.

— Виктор, из ваших никто не пропадал? – повернулся я к Краму.

— Милена Зорич, — пересчитал всех по головам болгарин.

— Это ваша блондинка-валькирия? Кем она тебе приходится?

— Союзный Род, — хмуро буркнул Крам, насупив густые брови.

— У грифов рыжую мочалку с третьего курса тиснули, — сообщил Семён, кинув на стол красно-золотых прослушку. – Поттер как всегда отличился, его сейчас рыжие братцы всем кагалом прессуют. Живьём обещают похоронить, если он сестричку со дна озера не достанет.

— Вот это мотивация, — вздёрнул палец я,- вот это я понимаю доводы! Хочешь не хочешь, на дно полезешь. Рыжие очкарика крепко за яйца держат, не отвертится от подвига.

— Вы что-то знаете, Лорд Айсдрейк? – вылез кто-то из семикурсников.

— Знаю, — открещиваться не имело смысла. Разжигая интерес, добавил:

— Дождитесь вечерних газет, в крайнем случае, завтра утром и вы не останетесь в неведении.

Допив сваренный Малышкой Ниппи кофе, киваю Владу, который мгновенно установил барьер от прослушивания, включив в контур Семёна и Елену Домрычеву:

— Так, парни и девушка, вы НВП в Китеже проходили?

— Насколько серьёзно? – мгновенно врубилась в тему девушка.

— Не исключаю вероятность, — ткнул я пальцем на отражение преподавательского стола в кубке с соком, который держал Влад. – Директору сильно не понравятся результаты заплыва.

— Ясно. Айсдрейк ведь не единственный твой Род? – не в бровь, а в глаз ударила глаголом Елена, переглянувшись с парнями с видом «А я что вам говорила!».

— Позже, всё позже, а пока настоятельно прошу оставить догадки при себе, даже мысли о них не позволяйте просочиться наружу. Предупредите остальных. Тихо и аккуратно. Палочки во время этапа держите в готовности. Креббу и Гойлу тоже скажите, иначе я их могу скомпрометировать. Всё, расходимся.

 

*****

 

Наглухо закутавшись в мантию и поглядывая на бравирующего в плавках Крама, я с нетерпением ждал выстрела пушки. Здесь же на помосте выяснилось, что у Флер взяли в заложницы лучшую подругу. Клаудиа Моратти происходила из клана средиземноморских вейл, проживающих на границе Италии и Франции. Девушка приехала в Хогвартс за два дня до второго этапа, чтобы на месте поддержать Флер. Поддержала, за неимением младшей сестры отправившись в русалочий плен. Как и в каноне, француженка щеголяла открытым купальником, но были и отличия: ножи в чехлах, зекреплённые ремнями на голенях, две волшебные палочки в кобурах-браслетах на запястьях, натёртое специальным маслом тело, от чего девушка казалась вылитой из серебра статуэткой. Виктор также вооружился ножом и коротким гарпуном, закреплённым за спиной, Джейс и я вышли на помост без колюще-режущих предметов. Если бывший братец сейчас судорожно цеплял к поясу ножны, то я на вопросительный взгляд Виктора продемонстрировал превращение правой руки в лапу с длиннейшими и даже на взгляд острейшими когтями. На подобную демонстрацию болгарин и Флер молча кивнули, без слов согласившись, что ножи мне без надобности.

Выстрел!

Виктор обернулся полуакулой с человеческими ногами и первым бросился на спасение заложницы. Прикольно, черт возьми. По мне так он бы лучше акулий хвост сделал. Флер наколдовала вокруг головы воздушный пузырь, а на руках и ногах девушки между пальцев появились кожаные перепонки, причём на ногах пальцы удлинились сантиметров на пять. Вот и второе расхождение с каноном. Братец запихал в рот склизкую массу жаброслей и мешком бухнулся с помоста. Флер, рисуясь перед зрителями, нырнула красиво – ласточкой, не взирая на воздушный пузырь, без всплесков уйдя под воду. Барти Крауч под личиной Людо начал понукать запоздавшего чемпиона Хогвартса к действиям, за что удостоился плебейского жеста в виде оттопыренного среднего пальца.

Повернувшись к зрителям и судьям спиной, я картинным жестом взмахнул палочкой в сторону озера. С кончика «указки» вырвался морозный вихрь, сформировавшийся в настоящее белое торнадо, состоящее из искристых снежинок. Повинуясь моим жестам, вихрь коснулся поверхности воды и помчался к центру водоема, оставляя за собой широкую ледяную дорожку. Обернувшись назад, прочитал на лицах некоторых магов: «А что, так тоже можно было?». Наивные, можно по всякому. Скинув с плеч мантию и оставшись в лёгком водолазном костюме, я побежал по льду, сзади  весело заулюлюкали зрители, раздались возгласы поддержки.

Метров за двести до центра озера тёмную водную поверхность разорвали толстые жгуты щупалец гигантского кальмара. Изогнувшись в воздухе, длинные брёвна с присосками обрушились на дорожку, ломая лёд.

— Ах ты тварь!

Усиленное секо снесло одно щупальце поганого ктулху-недоноска. Мощный удар снизу подбросил меня высоко вверх, лед под ногами разлетелся эффектным облаком осколков. Щелкнув на всю округу, из воды показался клюв кальмара, приготовившегося проглотить наглую блоху, посмевшую отстрелить «лапку» хозяину местной лужи.

— Н-на! – невербальный беспалочковый ледяной гарпун, сорвавшись с руки, выбил правый глаз кальмара.

Глаз, размером с детский надувной мяч, лопнул подобно гнилому арбузу. Выпущенная следом «бомбарда» начисто снесла второе щупальце. Лишившись аппетита, скотина, вознамерившаяся сожрать меня, выпустила чернильную кляксу и быстро свалила в омут зализывать раны. Если это не паранойя, то первая заготовка Дамблдора с треском провалилась. И слава богам! Трансформировав глаза и легкие в подобие драконовских, способные видеть в воде на пятнадцать метров при любой освещённости и до сорока минут задерживать дыхание при нырянии на глубину до полукилометра, я нырнул в чернильное облако, лишь только для того, чтобы при выходе из него нос к носу столкнуться со стаей водяных чертей. Гиблое дело гадать, что привлекло магических уродцев: угощение из щупалец кальмара или моя бренная тушка, но мелкие твари моментально облепили руки и ноги, вгрызаясь зубами в водолазный костюм и пытаясь утащить меня на дно. Острые зубы гриндилоу кое-где прорвали одежду, бессильно скользнув по стальной   драконьей чешуе. На секунду я закрыл глаза, призвав драконье пламя, в радиусе пары метров вокруг меня мгновенно превратившее воду в пар и убившее около двух десятков чертей, чьи сварившиеся заживо тушки всплыли на поверхность, став добычей их голодных товарищей, тут же набросившихся на дармовщинку. Зря они отвлеклись от меня, нырнув поглубже, я оставил за спиной шар раскалённой плазмы и поставил мощный барьер. В небо взметнулся настоящий йелостоунский гейзер. О конкретной стае гриндилоу можно было забыть. Зрители на трибунах, глядя на экран, наверное, писали кипятком от восторга. Мне же было не до радости, видимо добрый дедушка взялся за меня всерьёз. Интересно, кого он ещё на меня натравил? Если дела пойдут так и дальше, то вся образовавшаяся фора растает дымом поутру и Поттер доберётся до заложников первым, а там сработает портключ. Должен, должен быть там портлюч. Не может не быть. Знать бы только, что это? Ладно, гребём ластами.

Ориентируясь на пение русалок, метров сто пятьдесят я плыл, не встречая препятствий и водных жителей, не считая мелких рыбёшек, оглушенных гейзером. Сам-то я защитился, а вот рыбке не повезло. Да простят меня рыбнадзор и водяной, если они тут существуют. Так, водяного здесь определённо нет, ибо ни один нормальный водяной не потерпит рядом кельпи и каппу. Мерлин, откуда в Черном озере взялись каппы? От Англии до Японии пилить и пилить. Как пить дать завелись усилиями одной бородатой сволочи. Что странно, кельпи с каппа – мелкая обезьяна, покрытая рыбьей чешуёй, действуют сообща. Видимо они и добычу поделили. Один жаждет мяса, второй напиться крови. На суше с каппой справиться проще простого, поклонился ему, тот кланяется в ответ и вода, хранящаяся у демона в углублении на голове выливается, от чего каппа теряет силы. В озере выливаться нечему. Подчиняющей уздечки для кельпи у меня тоже нет. Вот же незадача.

Ох ты ж ядрид-мадрид, демоны точно действуют сообща, ибо чешуйчатая обезьяна забралась на спину «лошади» и достала из-за спины магическую сеть, сплетённую из волос с гривы кельпи! Если меня спеленают такой, то могут и закусить. Блин соревноваться с водным демоном по скорости плавания, юркости и маневренности будучи в человеческом обличии бесполезный труд, а превращаться на виду магокамер не есть гуд. Не сейчас. К плазменным шарам демонские отродья не приближаются, кружа вокруг. Вскипятить всё озеро тоже не вариант, судьбы сваренных гриндилоу Краму, Флер и заложникам я не желаю. Демоны ловко уворачивались от водяных лезвий и струй кипятка, впрочем, вряд ли лезвия могут причинить им вред. Вскоре лошади и наезднику надоело кружить и каппа бросил в мою сторону ком грязи, превратившийся в облако мути. Чуть замешкавшись, я пропустил атаку. Воспользовавшись наведённой мутью, каппа сумел накинуть на меня сеть. Довольная удачной охотой парочка приблизилась к добыче на расстояние вытянутой руки и застыла замертво, наткнувшись на взгляд василиска. Скрытая от колдокамер поднятой мгой встречная ловушка, «слепленная» буквально на коленке, оказалась успешной. Заморозив демонов в льдину (потом пойдут на ингредиенты), я погрёб дальше. До деревни русалок, равнодушно наблюдавших за охотой магических гадов, оставались считанные метры, когда в стороне показался Поттер, со всех сил гребущий к столбам с привязанными к ним заложникам. До младшего оленя, по грубым прикидкам, было ещё около полусотни метров. Чуть притормозив, я пригляделся к веревкам, которыми были привязаны девушки. Если путы Алисии, Милены и Клаудии ничем особым не отличались, то верёвка на Уизли светилась от вкачанной в неё магии. Нашёлся портключ! Вперёд!

На одном дыхании дистанционно разорвав чарами веревки, удерживающие мою юную протеже, Милену и вейлу, я поместил их всех троих в наколдованную воздушную сферу, отправив оную наверх. Ничего, Крам и Флер надут их с помощью волшебных палочек, сфера же не даст девчонкам утонуть и замёрзнуть. Несколько тритонов с трезубцами наперевес попытались мне помешать, прицельно метнув свои ковырялки. Ответный «водный хлыст», бесполезный против демонов, снёс голову одному тритону, второго перерубил пополам, а третьему отсёк предплечье. Вода обильно окрасилась кровью. Заверещав на всё озеро, остальные русалки бросились врассыпную. Пока я расправлялся с тритонами, Поттер подплыл к столбу с Уизли. Извернувшись всем телом, я мощным гребком подлетел к нему и схватил за плечо. Вооруженный ножом Джейс коснулся пут. Ослепительно вспыхнула верёвка. Воронка сработавшего портключа втянула троих.

 

 

 

Продолжение следует…

 

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*