Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 24 декабря. не бечено.

*****

 

 

— И что мне с тобой делать?

Впрочем, вопрос не требует ответа, ибо задан в пустоту. Оборванная девчонка напротив меня безразлично пожала плечами и устало опустилась прямо на подтаявший снег.

— Гермиона, — тихонько бросил я за спину. – Что скажешь?

Под пораженный вздох замарашки, воздух позади меня пошёл рябью, соткавшись в стройную девичью фигуру. Сбросив дезалюминационные чары, моя суженная плавной походкой подплыла к сидящей на снегу девице.

— Помог бы девушке встать, — буркнула она. – А делать – отмыть, причесать, переодеть.

— Ты ещё скажи свадебку сыграть.

Проглотившая язык замарашечка поражённо переводила взгляд с меня на Гермиону и обратно и как-то упустила миг, когда её легко, словно пушинку подхватили на руки. Причём подхватывал не я. Легонько дунув на слипшуюся прядку волос на челе сжавшейся на её руках девчушки, Гермиона фыркнула:

— Со свадебкой, суженый мой, ты поспешил. Для начала помолвкой ограничимся, а там уже и о свадьбе можно подумать. Что застыл, как истукан? Тебе ещё её родителей уведомлять. Радость-то какая, нашлась пропажа, обнаружилась беглянка!

— С чего бы это я? – попытка проявить малодушие не прокатила.

— А кто у нас глава семьи? – вздёрнула бровь Гермиона, прижимая ношу к себе. – Давай-давай, не отвиливай, женишок. Будь мужчиной.

Подарив мне лёгкий поцелуй в щеку, моя нежная половина с другой будущей нежной частью семьи бесшумно портанулась международным портключом. Оставшись в гордом одиночестве, я наколдовал из снега кресло, плюхнувшись в его убаюкивающие прохладные объятия. Да, не было печали, да черти подкачали. В висках заломило.

Сообразив с кем имеют дело, Делакуры не мытьём, так катаньем попытались добиться помолвки или, на худой конец, под любым соусом заключить договор о намерениях, но…Вот именно, от всех ворот им был дан поворот и сакральное слово из двух букв стало непреодолимой препоной на воплощении матримониальных планов Изабель Лефёвр и Лорда Делакура. Лорд и глава французского ковена вейл были обескуражены отказом Вальпурги Блек от ведения каких-либо переговоров о будущем некоего Гарольда Эванса, а вредный Кощей вообще нарисовал фигуру из трёх пальцев, отказавшись встречаться с французским гостем, не забыв, видимо из вредности, навесить на оного несколько неснимаемых следилок собственноручной разработки. Маны, несмотря на трехдневный срок действия, стариковские поделки жрали просто немерянное количество. Энергия уходила на скрыт, поддержку канала и пробой щитовых магических экранов. Справедливости ради стоит заметить, что подобным уровнем чар из всех знакомых мне магов мог похвастать один единственный старичок, он же программист, любитель интернета и шутеров.

Старик как в воду смотрел, предусмотрительно сооружая «скважину» для подглядывания за французом. Вейла и её зять на семейном совете долго обсуждали причины афронта, постигшего их на разных фронтах, пока в умную голову Изабель наконец не постучала мысль, что они не с того конца взялись за дело. На этом моменте старый сморчок, коптящий небо не первую тысячу лет, пригласил на просмотр соседку с воспитанницей. Последние не заставили себя долго ждать, явившись невероятно быстро, но внешне нарочито чинно и неспешно. Вот как у них так получается? Магия не иначе.  Изабель не зря пятьдесят лет держала вольницу вейл в очаровательном кулачке, всё у неё было для этого: ум, железная воля, политическое влияние, деньги, связи и умение учиться на ошибках, как и умение признавать оные. К выше перечисленным достоинствам необходимо добавить стальные когти, в которых «птичка» удерживала добычу и железный клюв, которым заклёвывались конкурентки и недоброжелатели. Что-то я отвлёкся. Короче, Изабель предположила, что Блек и Кощей прозрачно намекнули на невидимую ловушку, она же ошибка, в которую попадают решившие, что Гарольд Эванс целиком и полностью зависит от Блеков и русских волхвов. Кольцо Лорда Айсдрейка не искусственная подделка, а настоящий символ статуса. Всё раскопанное филерами и детективами дорогого зятька всего лишь наведённая искусственная иллюзии, запутывающая реальность. Эванс не марионетка, хотя внешне всё говорит об обратном. Другой вопрос для чего это сделано? Задавшись вопросом, Изабель, глядя в глаза зятя и дочери, сама же на него ответила – для введение в заблуждение Дамблдора. Или дорогой зятёк думает, что он самый умный? Как бы не так. Старец тоже не дурак, он давно раскопал всё возможное о русской занозе в английской заднице, просто ему не позволили увидеть того, что увидели Делакуры. С чего мадам Лефёвр так решила? С того, что старая хитрая перечница Блек в противном случае постаралась бы затянуть переговоры, обговаривая каждое условие, завзятой базарной торговкой  выторговывая «плюшки». Высказавшись, Изабель предложила подумать, как им теперь аккуратно подступиться ко мне. В свете усилий дочери, испортившей всё что можно и нельзя, простым принесением извинений дело не обойдётся. Лимит времени ограничен, тайна, о которой знают двое, очень скоро перестаёт быть таковою.

По рассказам Гермионы, будь она рядом с поместьем Делакуров, она бы с великой радостью проверила, чей огонь сильнее: драконье пламя или файерболы вейл. Сиюминутный порыв отправиться во Францию удалось сдержать с большим трудом и то благодаря появлению в центре объёмной иллюзии, транслируемой «следилкой», замотанной в простынь домовушки. Эльфийка сообщила о побеге Габриэль. От описания сцены, последовавшей за сообщением, Гермиона воздержалась, ограничившись фразой о пожаре во время потопа.   На минуту она даже пожалела Делакуров…

Моя любимая драконочка к тому времени свыклась с мыслью, что ей придётся делить мужа с кем-то ещё, хотя элементарная ревность никуда не делась, а насквозь циничный подход старших Делакуров с мадам Лефёвр и манипулирование чувствами внучки ею не одобрялся от слова «совсем». В тот же вечер Мио связалась со мной через зеркало в комнате, описав ситуацию и предположив, что Габриэль рванёт в Шотландию. Девчонка хорошо подготовилась к побегу. Ей хватило ума провести ритуал отсечения плоти и наведения скрыта. Помимо прочего Габриэль сумела разжиться сотней галеонов и походным набором, так что организованные Делакурами поиски пока не дали никаких результатов. Зато беглянку обнаружили поисковые чары Яги, которая сдалась перед уговорами любимой ученицы и воспитанницы. Мелкую вейлу они обнаружили в Кале. Следящий контур зацепил поезд, следующий из Парижа в Лондон через Евротоннель.  Времени на преодоление тоннеля ведьмам (а моя крылатая зазноба всё-таки относится к этому благородному племени) хватило на установку комплекса чар с английской стороны. С этого момента Габриэль «вели» в режиме реального времени. Родители беглянки тоже догадались о предполагаемом маршруте дочери, но по неизвестным причинам (следилки Кощея к тому часу выдохлись окончательно) решили действовать втихаря, ограничившись наблюдателями в Хогсмиде. Возможно, поисковые группы были разосланы по Англии, только об этом уже не знали мы.

Что сказать, хлебнула Габриэль достаточно, чтобы расстаться с многими иллюзиями, о человеческой доброте в частности. В Манчестере юная вейлочка чуть не стала жертвой нападения оборотней. Гермиона немногим не успела прийти на помощь загнанной в грязный тупик девушке, как та, видимо на адреналине, пробудила вейловское наследие, со всей дури шарахнув по оборотням шармом и пока те пускали слюни, с двух рук спалила их файерболами. Гермиона с зеркала потом ехидно сообщила о «горячей штучке» и позорных волках (чему её там Яга учит?).  Хотите спросить, почему я не вмешивался? Всё по тем же причинам. Моё инкогнито и так трещало по швам, вмешательство грозило уничтожить маскировку на корню, поэтому слежкой и сопровождением Габриэль занялась Гермиона, желающая проверить глубину чувств девушки. Да-да, вы не ошибетесь, если предположите, что мы мысленно включили беглянку в трио. Включили. И что теперь? Одно другому не мешает. Изнеженный домашний цветочек на нашей грядке с сорняками врядли бы прижился, не того поля мы ягоды, да и мораль у нас с некоторых пор отличается от привычных, навязываемых обществом установок. Не буду скрывать, целеустремлённость Габриэль пришлась мне по душе и выпавшие ей по пути испытания она прошла с честью.

К концу рождественских каникул Габриэль добралась до границ Запретного Леса, где была успешно перехвачена мною и Гермионой. Остальное вы знаете.

— Ладно, — приняв решение, я развеял наколдованное кресло. – Сиди не сиди, а никто за меня с Делакурами общаться не будет, пнём их через коромысло. Хотя…

В карету шармбатонских красавиц меня ожидаемо не пустили, но дежурный привратник пообещал позвать Флер, которая до сих пор оставалась не в курсе побега любимой сестрёнки. Что родители скрыли побег Габри от родни и Флер в том числе, я знал доподлинно. Ожидание растянулось на долгих сорок минут, в течение которых я подобно одинокому тополю на Плющихе проторчал у кареты, по самую маковку заливаясь злостью и раздражением. Поганая гарпия испытывала моё терпение и мелко мстила за поруганную честь мамашки, заставляя топтаться у входа. Как сказано выше – мелко и низко. Ладно, ждать можно с комфортом: наколдованное мягкое кресло и сервировочный столик с горячим чаем, согревающие чары, накрывшие пятачок пять на пять метров, свежая пресса. Расслабляемся и получаем удовольствие от волн азарта, интереса, возмущения и восхищения, накатывающих со стороны кареты, а вы думали шармбатонские кумушки оставят кавалера без внимания? Неправильно думали. Односторонняя прозрачность стен вам в руки. Следом проносится рябь злости и сверкают искры ненависти и презрения – о, это точно Флер собственной персоной! Держать покерфейс под водопадом чужих чувств с каждой секундой становится труднее. Мысленно лязгнув, эмпатические щиты отсекают эмоциональный поток, а тут на второй полосе «Ежедневного пророка» обнаруживается интересная статья за авторством незабвенной Риты Скитер. В этот раз под прицел прыткопишущего пера журналистки угодил Северус Снейп. Знаете, мне нисколько не жаль ручного смертожранца директора, зато радует прекрасный результат вложения тысячи галеонов.  Рита по последнего кната отработала гонорар. Что бы ей такого презентовать?

Видимо мадам Максим надоел цирк у входа, поэтому она волевым решением пнула шармбатонскую чемпионку наружу. Обменявшись положенными по этикету приветствиями и фразами, как мы рады друг друга видеть, я с места перешёл в карьер:

— Мадемуазель Делакур, разрешите сразу перейти к сути визита. Передайте, пожалуйста, Лорду Делакуру, что с Габриэль всё в порядке. Честь имею!

Отменив трансфигурацию и отдав мысленный приказ Ниппи убрать чайные принадлежности, изображаю легкий кивок, сразу уходя «мерцанием» к главному входу Хогвартса. Я тоже мстительная тварь, пусть теперь Флер помучается, что имелось ввиду.

 

 

 

 

 

Продолжение следует…

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*