Жизнь на лезвии бритвы. Прода. Не бечено.

*****

 

— Красавец! Хоть сейчас под венец! – подобострастно выдало ростовое зеркало.

— Чего-чего?! – от подобного сравнения у меня аж дыхание в зобу спёрло. – Стекляшка, а ты ничего не попутала. Женатому человеку под венец, обхохочешься. Давно в табло камнем не получала?

— Каждый норовит Стекляшку обидеть. Накуси-выкуси! Давай-давай, заряди, откуси от семи лет несчастий, — не осталось в долгу зеркало. – Я неразбиваемое!

— Тьфу на тебя! Мало? Ещё раз – тьфу!

Спорить с этой гадостью бесполезно, а разбивать подарок Гермионы жалко. Она сама его зачаровывала, пусть под чутким руководством Яги, но тем не менее. Вспомнив о ненаглядной, я сбил щелчком с плеча невидимую пушинку и улыбнулся во все тридцать два, придал зубам клыкастый драконий оскал и послал воздушный поцелуй той, которая наблюдала за мной с другой стороны отражения. Легкое движение указательного пальца правой руки породило красную атласную ленту, сложившуюся в сердечко, пробитое стрелой Амура. На секунду ровная поверхность зеркала пошла рябью, будто упавшая капелька дождя потревожила застывшую гладь озера. Волны разошлись в стороны, выпустив на поверхность красный отпечаток губ.

— И я тебя, — проведя по зеркальной поверхности, сказал я. – Не беспокойся, обещаю держать себя в узде и руки не распускать.

Секрет зеркала разгадан давно, но до сегодняшнего дня было забавно делать вид, что мне неизвестна тайная подоплёка подарка. Не подумайте ничего дурного, я сам об этом подумаю. Никаких извращений перед зрительницей или зрительницами я не устраивал, так, иногда баловал по вечерам сердешную зазнобушку легким стриптизом с поигрыванием мышц.        Превратившись в экран, зеркало отобразило ухоженную девичью ручку, грозящую мне указательным пальцем. Всё бы ничего, если не брать во внимание устрашающего вида коготь, украшавший нежный пальчик.

— Ты там тоже Кощею и Горынычу вольностей не позволяй. Сразу Яге жалуйся, уж она их рушником в землю по самую маковку вколотит. Трёхголовому от меня привет передавай. Будет грабли распускать, я ему хвост штопором скручу и между задних лап воткну по самый корень. Так и передай, причем до привета, или вместо привета. Кощею и Яге кланяйся в пояс. Всё, я побежал, постараюсь не посрамить и не посрамиться, так сказать.

Послав прощальный воздушный поцелуй, я ретировался.

Виктор Крам уже ожидал свою партнёршу у кареты, как и полтора десятка кавалеров хогвартского и дурмштранговского разливов. Француженки собрали богатый урожай. Отдаю должное мамзелям, глазками они стреляют наповал.

— Мандражируешь? – хлопнув Виктора по плечу, спросил я.

— Ничуть, — жестом завзятого фокусника достав из воздуха длинную зубочистку, демонстративно прикусил её болгарин.

— Мистер Крам, плюньте каку.

— Князь, не соблаговалите ли отвалить? — лениво отмахнулись от меня. – Без вас тошно.

— Князь? – не удержался кто-то из хогвартской когорты.

— О-у! – зубочистка переместилась из правого уголка рта в левый. – Князь, не говорите мне, что вы ни с кем в Хогвартсе не поделились милыми семейными секретами.

— Извиняюсь покорно, как-то не удосужился.

— Как это типично с Вашей стороны, князь. Любите эпатировать публику?

— Безмерно, мистер Крам, спать не могу, если за день кого-нибудь не эпатирую и в краску не вгоню.

Так как Рождественский бал в Хогвартсе носил статус официального международного приёма с кучей званных и незваных гостей в лице министерских работников и лиц международного дипломатического корпуса из посольств множества стран, то и мне пришлось наряжаться не в смокинг или в другое облачение, а в «дерюжку» выходца из гнезда Кощеева. На последнем особливо настаивал «приёмный отец». Я ещё не во всех тонкостях политики понимаю, котёл интриг варит продукт долго, и моя невинная тушка сварится ещё нескоро, но «отец» настоятельно рекомендовал подчеркнуть статус. Полувоенный костюм: темный низ, белый верх, синяя лента не наследного княжича, пояс, кортик, эполеты и прочие аксессуары.

Изюминка заключается в том, что, несмотря на обучение в Хогвартсе, я официально числюсь сыном советского дипломата. Как бы не противился старик с бородой, не пустить отца Чемпиона Хогвартса на бал он не мог, вот и потребовалось напомнить некоторым, а то забывать стали, что Пушкин Александр Сергеевич не зря писал о Царе Кощее. Вредный старикашка сложил с себя регалии едва ли не рассвете времён, но здесь как в разведке – бывших разведчиков не бывает. Умеющие читать знаки моментально определят во мне князя и слава всем богам, а Миледи особенно, что не Великого. Тьфу-тьфу-тьфу три раза. Мне ещё грызни за древний трон не хватало, пусть дети и внуки Кощея живут долго и счастливо. Хватит с меня того, что «папаша» заранее настроил сети и снасти для ловли рыбки в мутной воде.

Некоторые могут задаться вопросом, а как же верноподданнические чувство и присяга королеве? Отвечаю по порядку и напоминаю азкабанское сиденье юного отрока, предки которого приносили магический оммаж правящему дому, независимо к какой династии он принадлежит, но в моём случае вмешалось вездесущее «но». Царствующая королевская династия Великобритании, являющаяся ветвью Саксен-Кобург-Готской династии, а ныне Дома Виндзоров в лице Елизаветы Александры Марии Виндзор, в простонародье Елизаветы II, нарушила магическую клятву, позволив упечь Лорда Слизерина за решётку без суда и следствия. Дядя Вернон тогда стучал во все окна и двери, пытаясь добиться справедливости, но королевская Фемида осталась глуха и нема к крикам о помощи. Что ж, тем хуже для королевы. Восшествуя на престол, она принесла множество клятв, в том числе магических, а магия, как известно, не терпит пренебрежения. Лорд Слизерин ныне свободен от клятв Престолу, как и магические земли, которые Слизерины привели с собой под длань Шотландских и Английских королей и которыми они владели ещё до Бастарда или Ублюдка, как ещё называли Вильгельма Завоевателя. Нормандский завоеватель оказался милосерден, оставив землевладения за Слизеринами, помимо прочего даровав им кучу грамот и титулов и даже марку на правление каким-то графством на континенте, будто им в Британии места было мало. Широкой души человек оказался, а как не распахивать душу, если твоих магов из войска перебили как цыплят в курятнике. Тут поневоле задумаешься о вечном, а когда тебе делают предложение, от которого невозможно отказаться, отказа не бывает. История умалчивает, чем Бастард и тогдашний Лорд Слизерин приглянулись друг другу, даже Альманах на эту тему скуп как никогда, но в выигрыше остались обе стороны. Ныне же я как хочу, так ворочу, то есть действую в интересах Рода. А в интересах Рода, отмести себе Хогвартс с прилегающим Лесом и прочими ништяками скрытого Хогвартского Домена. Отомстить некоторым бородатым личностям – это само собой разумеющееся, как и указать место дегенерату, присвоившему себе титул Наследника. Волдика ждёт печальная участь. В общем, волхвы используют меня, я использую волхвов – нормальный рабочий процесс. Главное никто не в претензии.

Пока советские и дурмстранговские товарищи, рубящие фишку, разъясняли несведущим нюансы наследования и что обозначают те или иные мои аксессуары с лентой через плечо во главе, двери кареты распахнулись, выпустив на волю юных нимф. Затянув себя в узы самообладания и проявив куртуазность, мы с Виктором первыми шагнули к нашим леди на сегодняшний вечер.

Флер и Габриэль выделялись из девичьей стайки, как две яркие звезды на темном небосводе, которые затмевают тусклую россыпь. Не буду описывать платья, драгоценности и аксессуары наших дам – неблагодарное это занятие, скажу лишь, что старшая сестрёнка Делакур предпочла белое платье, а младшая бело-синее. Синее понизу и постепенно светлеющее кверху. Минимум макияжа, если не считать таковым блеск для губ и легкие тени, подчёркивающие глаза. Да, ещё различались причёски девушек. Флер щеголяла высокой сложной причёской, открывающей безупречные шею и плечи, а младшая егоза красовалась сложной французской косой, спускающейся почти до ягодиц. Волосы девушек были переплетены нитками жемчуга, каждая горошина которого несла защитную функцию от порч и сглазов. Волшебная ювелирка, дабы вы знали, никогда не была просто ювелиркой. Каждое украшение – бусы то, браслеты, серьги или подвески с перстнями и кольцами, несли несколько функций. Нитка жемчуга, обегающая по кругу шею девушки, подчёркивает не только здоровый безупречный цвет кожи и делает акцент на вечерний, сиречь бальный, наряд, в дополнение  к этому она защищает от приворотов и выступает в роли аварийного портключа в карету.

Знаете, как-то не ожидал, что сердце пропустит один или два удара. Младшенькая была чудо, как хороша. С декольте ей, в отличие от старшей не повезло, но какие её годы. Флер не Америка, есть все шансы догнать и перегнать. Накинув на дорожку к замку согревающие чары, Виктор надулся гоголем и сделал ручку крендельком. Испросив у Габриэль разрешения оказать недостойному ухажеру честь сопровождать красавицу на бал и получив оное, я наколдовал вдоль дорожки  светящиеся в темноте ледяные фигуры сказочных животных и птиц. Жест был принят со всей благосклонностью. После чего, подвесив легкие чары приватности, стал шептать Габриэль скабрезности, не выходящие за рамки приличий, о гордом гусе, который вытянув шею, вперевалочку топает впереди нас. Габриэль неприкрыто хихикала, заставляя сестру притормаживать и подозрительно коситься на идущую позади парочку. Виктор сохранял вид спокойный и невозмутимый, но тайком показанный за спиной кулак, больше слов говорил о пробитие чар гордым гусаком.

Вскоре процессия достигла дверей в главный холл, где пары чемпионов были перехвачены МакГонагалл. Внимательно осмотрев нас с ног до головы и признав годными к употреблению, Минерва повела всех в малый зал, в котором дожидаются распределения первокурсники. Оставив нас на минуту, она метнулась за последним чемпионом и его леди. По лицу декана без легилеменции читалось разочарование «десертом». Пара из бывшего братца и седьмой Уизли получилась колоритная. Если очкарик выглядел ещё туда-сюда и в целом придраться было не к чему, то девица переборщила с косметикой, смахивая на вульгарную жрицу с пониженной социальной ответственностью. Вроде и платье по фигуре, и мордашка ничего, волосы привела в порядок и уложила, но печать хабалки никаким тонером не замажешь. Увидав нас, рыжая демонстративно сморщилась, будто ей под нос сунули нечто неприятное  и начала одёргивать Поттера, до слюны залипшего на Флер, та же наслаждалась мелкой местью.

Сам бал прошёл аналогично мероприятиям подобного рода и был чуть не испорчен артистами, приглашёнными на вторую половину вечера. Кто из организаторов догадался пригласить на светское мероприятие «Ведьминых сестричек» я не знаю, но благо им хватило ума организовать отдельный зал для попсовой группы, куда вскорости перебралась часть молодёжи, не умеющей или не желающей танцевать классические танцы. У меня широкие взгляды, но представьте на секунду сюр – молодые люди в смокингах и костюмах и барышни в бальных платьях, дрыгающиеся под забойный ритм. Скажите, а кто мешает им трансфигурировать одежду? Никто, кроме всеобщего порицания. На таких мероприятиях подобное поведение считается дурным тоном. Ладно, проехали.

Танцы перемежались разговорами и знакомствами. Я танцевал с Габриэль и Флер, по очереди приглашал и кружился по залу с Дафной и Бекки, уделил тур вальса Астории. Не скажу, что был нарасхват, но необходимый фурор произвёл. Девицы с четвёртого курса и старше с ненавистью глядели на вейл. Не будь на девушках артефакторных комплектов, они бы давно превратились в горстки праха. Когда моя партнёрша отдыхала, либо ухаживал за нею, либо приглашал других девушек, а ведь ещё были бальные карты с обязательными партнёршами. Короче, чуть ноги до колен не стёр. Между делом Виктор представил нас своим родителям и заместителю Министра Магии Болгарии, который посетил бал по приглашению британской стороны. Флер и Габриэль не преминули проделать аналогичную процедуру с Жан-Полем и Апполин Делакур. Я всех зазнакомил со своим «папкой», по ходу пьесы поймав хитрый взгляд Апполин, который то и дело перебегал с меня на Габриэль и обратно. Сильно резанул по нервам холодный расчёт волчицы, прицелившейся к шее загнанного оленя. Всё бы ничего, но мысленный разговор Флер и матери, отголоски которого удалось перехватить ментально, из-за чего пришлось на время убрать щиты и заработать головную боль, заставил меня насторожиться, а приглашение после бала заглянуть в карету, где супругам выделены личные апартаменты, разбудили паранойю, которая и так не спала, лишь устало прикрывала глаза. Улучшив момент, я поделился наблюдениями с «отцом», получив карт-бланш действовать по обстоятельствам. Что-то грядёт.

 

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение следует…

 

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*