Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 6 ноября. Не бечено.

*****

 

Не могу смотреть спокойно. Сорвусь. Смежив веки и, как учил Кощей, про себя считаю до десяти. Немного отпустило. Продолжаю импровизированную медитацию. Дыхание успокаивается, сердцебиение приходит в норму и пропадает желание шарахнуть веерной авадой.

— Успокоился? – на плечо легла чужая ладонь. Отрыв глаза, встречаю участливый взгляд Виктора.

— Да, — выдыхаю я.

— Вот и хорошо, через силу улыбается Крам. – Больше так не делай.

— Хорошо, папочка, — ободряюще сжав моё плечо, Виктор убрал руку. Стрельнув вниз взглядом на две рыжие макушки, киваю Краму. – Спасибо.

— Обращайся, — облокотившись на ограждение обзорной площадки, роняет он.

Навалившись всем телом на каменные перила, я пожираю взором засыпанную снегом площадь перед главным входом в Хогвартс, на которой перебрасываются снежками школьники. До обзорной площадки, устроенной на крыше барбакана, защищающего главный  вход, доносятся веселый переклич детворы, устроившей себе праздник. Не сегодня-завтра снег растает, поэтому большинство студиозусов с первого по третий курс высыпало на улицу, влившись во всеобщее побоище, включавшее строительство снежных крепостей и взятие оных сборными факультетов. Малышне помогали старшекурсники, в основном чарами и трансфигурацией. Старших было не так много, но среди толпы шестикурсников выделялись двое, из-за которых я чуть не съехал с нарезки и не устроил маленький локальный армагеддец.

Близнюки Уизли. Старик таки вытряхнул из рукава джокера, бросив карту на покерный стол. Дамблдор сумел вернуть одинаковым с лица прежний вид, ну, почти, чем ещё крепче привязал клан ласок к себе. По донесениям агента, он выпустил из Азкабана какого-то старого африканского колдуна  из народности Тутси. Черный, в прямом и переносном смысле, колдун, отмотавший на киче двенадцать лет из впаянного четвертака, вышел по УДО (условно-досрочное освобождение) с условием, что снимет «порчу» с двух молодых людей. Старый перец, получивший срок за сотрудничество с Волди, сходу затребовал двух смертников, коих ему без разговоров предоставили с нижних уровней тюрьмы, а на сдачу подсунули нескольких поцелованных дементорами. Судя по ухмылке черномазого старикашки с кривыми жёлтыми зубами, он по достоинству оценил щедрость светлой стороны, расписавшейся в полной беспомощности и незнании ритуалов. Окружённый тремя десятками авроров с волшебными палочками наизготовку, старик Мбванга, так звали колдуна, ударил в старый потертый бубен и босиком (это в ноябре-то) начал выплясывать на ледяном плацу центрального двора Азкабана. Отданные на заклание смертники бились на переносном алтаре и сыпали проклятьями, живые овощи, сведшие знакомство с дементорами, пускали слюни, лёжа без движения вокруг алтаря, два седых старика, с бородами до колен, погруженные в магическую кому, казались мертвецами. Захохотав гиеной, Мбванга подхватил с земли здоровенный булыжник, точным ударом размозжив голову первой жертве. Разворот – удар в висок и вторая жертва в последний раз дёрнула ногами. Продолжая безумный дерганый танец, сопровождающийся горловым рычанием и криками, колдун за минуту упокоил остальных. Над переносным алтарём повисло кровавое облако, вскоре переместившееся к носилкам стариков. Словно головка сыра разделившись на две равные половины, облако без остатка впиталось в впалые грудные клетки старцев, которые на глазах молодели, превращаясь из дряхлых развалин в крепких рослых юношей с рыжими шевелюрами.

Покончив с колдовством, Мбванга без сил рухнул на обледеневшие, залитые кровью камни мостовой. Вынырнувший из-под тёмной арки Дамблдор коротко взмахнул рукой, колдуна с головы до пят обвили веревки. Семенящие за директором министерские чинуши что-то записывали в потрепанных журналах. Приглашённый независимый колдомедик (специалисты Мунго в категоричной форме отказались участвовать в подготовленном действе и фарсе) освидетельствовал спящих юношей. Связанного колдуна погрузили в лодку. Отплыв от крепости-тюрьмы на один кабельтов, один из гребцов достал из кармана порт-ключ, бросив его на грудь негра. Вспышка. Чернокожий колдун-бокор, он же жрец Вуду, отправился на историческую родину. То, что с него не сняли веревки, так это его проблема. Британское министерство выполнило свою часть сделки. Пусть с маленькими деталями, неучтёнными колдунишкой, так лучше надо составлять договоры и внимательно читать написанные тексты… О чём-то переговорив с министерским чинушей, Дамблдор резко взмахнул палочкой, наслав на авроров массовый обливейт и не будь на агенте Андромеды Блек специального защитного амулета, он бы тоже расстался с куском памяти, а мы бы не получили фиал с воспоминаниями. Мы и так с трудом внедрили в охрану тюрьмы своего человека, чтобы ещё позволить ему страдать от подобных проклятий. Защитных артефактов на все случаи жизни на нём было как блох на бродячей собаке. На деньги и защиту своего человека Андромеда не скупилась, обеспечив его всем, вплоть до мощнейшего эвакуационного пробойника, способного преодолеть антиаппарационный барьер таких крепостей, как Азкабан и Хогвартс.

Что же, директор сделал свой шаг. Я тоже не сидел без дела, запустив в школе лавину слухов, направленных на дискредитацию пары директор-заместитель. Стороннему человеку могло показаться, что основной упор нацелен на зельевара, но спешу заверить, что это не так. Сперва в школе, а следом в аристократической тусовке, сиречь в высшем свете, всплыл такой немаловажный факт, имевший немало подтверждений в прошлом от почившего Люциуса Малфоя и самого Снейпа, о том, что последний является крестным отцом Драко. Засим школяры начали задавать родителям вопросы касаемо обряда становления отцом-по-магии. Родители делились с чадами информацией, на что те закономерно начинали интересоваться пикантными подробностями и вопрошать, а что делается с тем, кто не взял под личную опеку крёстного сына, оставшегося сиротой? Вот тут и всплывал забавный пикантный нюанс… Умные сразу просчитали ситуацию, так как секретов из происходящего в школе никто не делал, и пришли к однозначному выводу, но… Но Снейп продолжал работать в школе и не спешил обзаводиться печатью предателя крови. Некоторые начали роптать, справедливо рассудив, что так быстро избавиться от печати законными способами нельзя. Только черномагическими ритуалами и тут либо Снейп – водящий за нос директора черный маг, принёсший человеческие жертвы, либо сам директор не чурается запретных практик. Тут либо-либо, третьего не дано. Естественно, слухи распускались осторожно, так, чтобы невозможно было отследить их источник. Неудивительно, что к концу ноября, началу декабря Снейпу начали отказывать в приёме во многих домах. Медленно и неуклонно двери в высшее общество для зельевара закрывались. Стоит ли рассказывать о репутации директора?

Старик попытался выкрутиться, назначив заместителем Флитвика, а за ним подкатил к Блеку, но был обоими послан в грубой форме по пешеходному маршруту. Если поведение полугоблина было понятно, то к Блеку я отрядил Филча с наказом хорошенько подпоить блохастого, под градусом вызвав того на откровенность. Аргус не подвёл. Использовав какой-то повод, я не вникал в подробности, Филч организовал небольшой банкет в Хогсмиде, на который Аврора Синистра затащила смурного Блека. Отказать симпатичной коллеге пёс не смог, за что поплатился. Накачав его до состояния полного не стояния, Филч аккуратно выведал причины околодепрессивного состояния наклюкавшегося профессора. Всё оказалось запущенней, чем мы предполагали. Блек разочаровался. Разочаровался в директоре, политику которого не понимал и в последнее время не принимал. Разочаровался в друге – Джеймсе Поттере, который в своей ненависти к темным магам в пух и прах разосрался с Блеком, обвинив старинного товарища во всех грехах после всех своих неудач и отлупа, полученного от изгнанного из рода Гарольда, то есть от меня. К тому же Сириус не был слепцом. До того, как уйти из дома, он многому обучился от матери и отца, в том числе магическому зрению, пусть не всегда применял полученные навыки. Когда по школе поплыла волна слухов о Снейпе и директоре, Блек вспомнил уроки, проверив ауры сальноволосого Нюниуса и бывшего друга, как бы горько не было это говорить. Результат обескуражил: аура носатого поганца, который должен был заполучить несмываемую печать, сверкала относительной чистотой, таки разных гадостей на ней хватало, зато Джеймс и Джейс… Тут было куда как хуже и печальней. Предатели крови. Говоря откровенно, Блек перепугался, и было от чего. Дураком назвать его нельзя, если только приравнять к дурости позднее «зажигание». Очень позднее, скажем честно. Примерив слухи о Снейпе на себя, Блек побежал к одному из старых приятелей-собутыльников, с которым он успел скорешиться за время работы в аврорате. Приятель, о чём было доподлинно известно, обладал умением видеть ауры и был обучен магическому зрению. Раздавив с Блеком на пару не одну бутылку огденского, хмельной кореш, прищурившись, со всех сторон осмотрел ауру собутыльника, вынеся утешительный и неутешительный вердикты. Неутешительный – из Рода Блека таки попёрли, но об этом последний и так догадался по общему упадку магических сил и закрытию для него родовых сейфов, кроме личного. Утешительный – печати предателя крови у Блека нет.

Наутро, после опохмелки, после несвойственного ему глубокого мыслительного процесса, изгнанник из Рода пришёл к единственно верному выводу. От печати Предателя крови его спасла Вальпурга Блек. Мать. Мама. Если не изменяет память, а она ему не изменяет, Гарольд и Дурсли начали вращаться в обществе Вальпурги где-то в то же время, как Джеймс изгнал сына. От этой простой мысли Сириусу стало безумно стыдно и горько от осознания, что право зваться сыном им утеряно. Вот такие пироги с котятами. От всего произошедшего с ним и окружающими и так шаткое мировоззрение покрылось глубокими трещинами, развалившись на мелкие осколки. Привычный мир рухнул в тартарары. Директору он больше не верил. В семью вернуться не мог, чересчур много было им нагажено за прошедшие годы на родном пороге и в душе матери. Погнавшись за эфемерным всеобщим благом, пёс оказался без стаи. Один. Преданный «друзьями» и почитаемым светлым идолом, пьедестал которого развалился, а сам идол рухнул. Он был никому не нужен. Всего лишь пешка на игровой доске директора – запасная фигура. Сириус сам себе не был нужен. Мысли о сведении счётов с жизнью как-то сами собой начали посещать безумную голову. Внешне он ещё держался, но внутренне обдумывал, как бы уйти красиво. С фейерверком и громким стуком дверью, так, чтобы все надолго запомнили.

Отжав на меня солёную от слёз жилетку, до последней нитки пропахшую перегаром, Филч принялся давить меня взглядом. Откровения Блека не оставили моего вассала равнодушным. Выработанным за годы работы чутьём, Аргус на «раз» просекал враньё. Налакавшийся до поросячьего визга Блек не соврал ни единым словом. Мда, та ещё задача оказалась. Знать бы наперёд, что это не очередная игра директора, играющего Блеком в тёмную, я бы ухватился за шанс лишить старика фигуры, но в том то и дело, что ни я, ни Филч не могли со стопроцентной уверенностью утверждать об отсутствии подобного. Совместным мозговым штурмом, прикинув так и эдак, мы решили и дальше использовать жилетку Филча в роли слезоприёмника Сириуса, шаг за шагом отрывая его от директора. Аргус исподволь, делясь богатым опытом работы в школе под руководством Дамблдора, в дополнение к выводам Блека засеет его разум зёрнами сомнений в непогрешимости британского светоча. Судя по всему, подготовленная пашня должна дать обильные всходы, а там мы посмотрим. Подумав немного, я вызвал школьных эльфов, приказав ушастым трудягам тщательно проверять пищу и питьё блохастого профессора на добавки, дабы мозги начавшего думать не засорили обратно различными «медикаментозными» методами. Для нас будет победой, если Блек будет не с нами, но и не с директором. Курочка по зёрнышку клюёт.

Так и мы и жили после первого задания Турнира. Директор пытался отчистить подмоченную и обгаженную репутацию, я гадил ему исподтишка с переменчивым успехом. Я ему Снейпом, как селёдкой по рылу, он близнюками Уизли отмахнётся. Жаль компромат с тюремного двора сейчас в массы не запустишь. Профессионалы мгновенно вычислят наблюдателя, поделившегося воспоминаниями. До поры до времени сей жареный факт останется в копилке. Блек пока тоже «мертвый» актив. Близнецы же, вернувшись в школу, на некоторое время стали одними из самых популярных фигур. Ритуал бокора немного изменил их, добавив рыжим стати и сделав их чуточку взрослее. Или старому жрецу Вуду нехватило сил на полный откат? Как не крути, ритуал оказался неподготовленным, пляски с бубном совершались буквально «на коленке». С другой стороны, девицы пищат от парней постарше и рыжие мгновенно стали суперпопулярными у той части женской половины Хогвартса, которая не особо обращает внимание на различные печати и позабыла о гнусных шуточках близнецов. Братцы, покупавшись во внимании слабой половины человечества, возомнили о себе невесть что, решив, что отныне море им по колено, они додумались приставать к Дафне, вышедшей во двор, за умчавшейся к снежной крепости Асторией. Нагло проигнорировав Кребба и Гойла, одинаковые с лица подкатили к старшей Гринграсс с намерением пригласить девушку на бал. Делали они это в своей манере: команда шакалов-подхалимов за спиной, хихикающие гриффиндурские малолетки из гнезда дамблдорова, карикатурные манеры и обезьяньи ужимки. Естественно Дафна отказала обоим бабуинам, а подскочившие секьюрити отсекли девушку от бандарложьей стаи. Благо у обезьян хватило ума не схватиться за палочки, но выбесили они меня капитально, из-за чего я чуть не сорвался. Белобородый шмель мог ставить себе очередной плюсик. Вернув в школу верных клевретов, он воплощал постулат «разделяй и властвуй». Провокации у рыжих всегда получались хорошо, попавшиеся на них потом попадали в кабинет директора, зарабатывая отработки, а где становясь мелкими должниками старца, «простившего» шалость или вину. На сей раз рыжие провоцировали слизеринцев, умело выставляя их агрессорами, правда Грегори и Винсент какими бы тупоголовыми увальнями не казались, на развод не попались. Парни увели Дафну и компанию со двора, не забыв прихватить расстроенную Асторию.

— Тебе чего шлея под хвост попала, есть виды на старшую Гринграсс? – лениво сплюнув вниз, спросил Виктор.

— Понимаешь. Я очень хорошо знаю её жениха, — обтекаемо ответил я. – Он просил приглядеть за невестой со стороны.

— А, ну, тогда, да. Что будешь делать, рыжие не успокоятся?

— Думать надо. С кондачка это говнецо из школы не убрать, за них директор моментально впишется. Есть одна мысль и я буду её думать. Пока рано говорить.

— Ладно, замнём для ясности, я своих попрошу обкашлять, как бы покультурнее выставить придурков полными идиотами и сделать так, чтобы они на люди не показывались.

— Бесполезно. Этим хоть ссы в глаза, всё божья роса, но мысль хорошая, француженок бы ещё подтянуть. Берешься?

— А почему бы пуркуа бы не па? Я же сказал – обкашляем.

— Добре. А скажи-ка мне, мил человек, ты уже кого-нибудь на бал пригласил?

— Шутишь? – возмутился Виктор. – Я с этим сумасшествием по школе и кораблю быстрыми перебежками передвигаюсь и стремаюсь на каждом углу. Ужас какой-то…

— Можешь не продолжать, — постучал я по перилам. – Сам страдаю. Знаешь, могу предложить выход.

— Какой? – неподдельно заинтересовался Крам.

— Пригласи Флер. Стопудовый вариант, сразу все поклонницы отстанут. Супротив вейлы ихние не пляшут. Ты как, шарм терпишь?

— Без проблем, — ухмыльнулся Виктор, — стали бы мы вейл на чемпионат мира тянуть, если бы против шарма устоять не могли? У нас возле Варны несколько вейловских общин, да в Софии. Один минус, дружище, по правилам турнира я не могу приглашать чемпионку из другой школы.

— Фи, Виктор, вы мелко плаваете. Не спорю, законы надо чтить.

— Ну-ка, ну-ка?!

— Всё верно, в правилах чётко указано, что выбранный чемпион не имеет права приглашать чемпионку!

— Ну?

— Не понукай, не запрягал! Но в тех же правилах нет ни слова о запрете чемпионке пригласить чемпиона! Сечёшь? А что не запрещено…

— То разрешено. У-у, голова! У-у, змеища! Не зря ваша Шляпа тебя на Слизерин законопатила. А как…

— Виктор, словами, через рот. Подкати к Флер после ужина и обскажи ситуёвину тет-а-тет. Она девочка умная, к тому же обожает эпатировать публику. Зуб даю, она согласится. Ты как, не против, если пригласят тебя? Всяко ей с тобой будет лучше, чем оттираться от слюней попавшего под шарм ухажёра, а так все условия будут соблюдены: всеобщее внимание, отцепившиеся фанатки. Ведь это моветон отказать прелестной девушке, к тому же Чемпиону! Эпатаж и так далее обеспечены, приличия с твоей стороны соблюдены. Танцевать умеешь?

— Обижаешь!

— Тебя, пожалуй, обидишь. Ну, в чем дело, ты ещё здесь?

— Меня уже нет!

Хлопнув меня по плечу, Виктор испарился. Вот только-только стоял, как лист перед травой, как обзорная площадка опустела. Хорошая штука – «мерцание», в некоторых ситуациях куда лучше шаговой аппарации. Вжик, и умчался электровеником. Триста метров за три секунды. Нормально! Пока я провожал взглядом вчерашний след Крама, рыжие куда-то испарились со двора, следом за ним свалили Шестой и Джейс. Постояв ещё несколько минут, я пошёл вниз, но дойти до змеиных нор в подземелье, зовущихся гостиной Слизерина, без приключений оказалось не суждено.

— …да что ты мнёшся, крошка?! Не хочешь со мной, иди с Роном, — донёсся до меня голос бывшего братца.

— Отпустите меня! – истерический возглас заглушило похабное ржание молодых жеребцов, среди которых угадывались голоса рыжих уродов с номерами четыре, пять и шесть и подвизгивание черномазого прилипалы с дредами. Был ещё кто-то, незнакомый мне. Кинув под ноги заглушающее, я прибавил шагу, боясь не успеть. Опять геройствую. Скажите, оно мне надо? Надо, если подумать.

— Нет, малышка, — прогундосил Шестой, — не выпустим, мы очень настойчивые. Так кого ты выбираешь, а? Ты погляди, парни хоть куда. Все, как на подбор, а ты нос воротишь. Нехорошо! Представь, ты такая маленькая, а уже на бал пригласили. Кто тебя ещё пригласит, как не мы?

— Меня, меня уже пригласили!

— И кто этот труп?

— Я! – окутанный щитами, с волшебной палочкой наперевес, на кончике которой горело синее пламя готового сорваться проклятья, я вышел из-за угла. – Какие-то проблемы? Пошли вон, пока я вас тут не поубивал, уроды!

Пнув по коленной чашечке Поттера и оттолкнув шестого Уизли с дороги двумя руками, ко мне выскочила Габриэль Делакур. Приплыли.

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*