Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 14.10.18. Не бечено.

— В другой раз меня может не оказаться поблизости, — «добиваю» девочку я, — а теперь представь сестру и родителей, стоящих у твоего хладного или обкусанного драконами трупа.

Видимо с фантазией у младшенькой Делакур дела обстояли в порядке, потому что фонтан слёз мог дать сто очков вперёд сказочному слезоразливу Принцессы Несмеяны.

«Пропесочил» я девочку изрядно. Глядя на её опухшие от слёз глаза, я подумал, что с неё на сегодня достаточно, она и без меня себя накрутит. Раскинув так и эдак, я повёл девочку в замок умыться, а потом устроил по нему же экскурсию, во время которой нас и выловили французы во главе с встревоженной Мадам Максим, спину которой подпирала не находящая себе места старшая сестра юной повесы. Легенда прикрытия у нас вышла сама собой, мол, мелкая оторва нацелилась изучить замок, да заплутала в подземельях. Так бы и сгинула девочка в сырых подвалах, да на её счастье встретился ей принц не принц, но добрейшей души слизеринец, который вывел потеряшку к солнцу, а потом устроил ей экскурсию по замку. Девочке попеняли, девочку пожурили, юного джентльмена осыпали благодарностями и даже зазвали на рюмку чая в карету и на сей возвышенной ноте журавлиный клин убыл за пределы древних стен. В общем, мелкая отделалась малой кровью и обещанием больше так никогда не делать. Ага, и меньше тоже. Придерживаемая старшей сестрой за плечико, Габри всё время пыталась оглянуться, желая что-то спросить у меня, но каждый раз пугливо одёргивала себя. Можно было убрать на несколько секунд ментальный щит, но помятуя о гейзерах эмоций, я остерегался получить оплеуху по мозгам, поэтому странное поведение девочки осталось тайной за семью печатями.

Проводив шебутных француженок взглядом и плебейски почесав кончик носа, я направился в занимаемые нумера, где намеревался предаться вечернему безделью и восстановлению нервных клеток. Как выяснилось, они у меня не железные. Чуть-чуть не дойдя до гостиной, ноги сами собой свернули в сторону скрытого тайного хода, ведущего к квартире Аргуса Филча. Услуги завхоза, как некоторые могут подумать, мне не требовались, а вот получить развёрнутую консультацию мастера-иллюзиониста, попрошу не путать с рядовым фокусником, было жизненно необходимо…

 

*****

 

— Не сюда, — обведя трибуны задумчивым взглядом, подёрнутым лёгкой паволокой безумия, Луна указала пальчиком на ряды, расположенные напротив судейской трибуны. – Нам туда.

— Там обзор хуже, — попытался вяло возразить Грегори Гойл, но поймав взгляд друга, оставил возражения при себе.

— Главное представление мы не пропустим, а оттуда его будет видно лучше всего, — туманно пояснила Луна, чинно спускаясь вниз к переходу на другие ряды.

— Леди и джентльмены, — Грегори изобразил учтивый поклон перед подопечной компанией, возглавляемой Дафной Гринграсс. – прошу последовать за нами. Как бы вы не относились к чудачествам мисс Лавгуд, но зачастую оказывается права именно она. Поэтому послушайте хороший совет: прислушайтесь к словам мисс Лавгуд и поменяйте ряды.

Решив, что ответ излишен, Дафна кивнула и первой направилась за парой из широкоплечего громилы и воздушной блондинки. Что-то сказав наставнице, Астория подала руку жениху. Сохраняя каменный покерфейс, по дороге чинно раскланиваясь со знакомыми школьниками, Генри повёл невесту следом за Снежной Королевой в лице Дафны. За ними, скаля зубы в зверской ухмылке, плыли под ручку Грегори Гойл и Ребекка Каннингем, которая, на поверку, оказалась настоящей аристократкой испанских кровей.

Друзья-товарищи на полном серьёзе отнеслись к поручению Эванса-Кощеева. Лопухнулись раз, второго фиаско они уже постараются не допустить. Прибывшие в Хогвартс беглецы оказались под плотной опекой исполнительных слизеринцев.

Мадам Максим таки отвесила Дамблдору смачную оплеуху в лице целительницы с учениками, которые недавно официально защитили ранг подмастерьев. Каждый раз, когда Поппи Помфри попадала в поле зрения старика, того перекашивало от затаённой злобы и бессилия что-либо сделать. Целители неприкосновенны, как и оказавшаяся под дипломатическим иммунитетом Ребекка Каннингем. Испанцы порвут в клочья любого, кто хоть пальцем погрозит мерзавке. О старшей из сестёр Гринграсс не стоит и упоминать. Не дай Мерлин о ней на ночь вспомнить, как перед глазами сразу встают невысокие подтянутые телохранители поганой девчонки, от которых на милю окрест тянет могильным холодом. Боевые некроманты – это всегда серьёзно. Осталось узнать, где Гринграссы их откопали. Хотя, всматриваясь в чёрную тень Блеков, маячивших за спинами Лорда Гринграсса, часть вопросов отпадала сама собой, зато возникали десятки новых.

Если переместиться на восточную трибуну, окаймлявшую гигантский котлован с широкими подземными проходами для провода драконов и крошечной аркой, через которую на поле брани с громадными хищниками должны выходить чемпионы, то мы получим честь лицезреть французских болельщиков. В центре волнующегося моря, раскрашенного в цвета национального флага Пятой Республики, подпрыгивала на месте Габриэль Делакур. Не обращая внимания на окрики матери и снисходительное подтрунивание отца, девочка, прижимая к груди кулачки, всё время думала, за кого она будет переживать сильнее? За родную сестрёнку или за Гарольда Эванса, скрывающегося под личиной Александра Айсдрейка. А в том, что Айсдрейк никакой не Айсдрейк, а вполне себе Гарольд Эванс, девочка ни секунды не сомневалась. Сердце не обманешь, своего избранника оно почувствует из миллионов. Раскрытая тайна буквально разрывала вейлочку на части. До пяточных колик хотелось поделиться открытием с матерью, но мысль, что это может навредить Гарольду, останавливала от опрометчивого шага. Не зная куда деться, Габриэль заранее закрывала глазаи сжималась в комочек. Драконы! Устроители совсем сошли с ума! Узнать бы до чьего усохшего грецкого ореха дошла идея столкнуть школьников с монстрами высшей категории опасности, да расколоть этот орешек до донышка!

Альбус Дамблдор ни очём не переживал. О чём и зачем? От его переживаний уже ничего не изменится. Всё, что от него зависит, он сделал. Фигуры расставлены по местам, дальше они уже сами, ему останется только легонько подталкивать их к нужному результату. Ни в коем случае не самому, это разрешено лишь с Джейсом, остальных мотивировать приходится чужими руками, а это не всегда позволяет достичь нужного результата. Смерть Аластора проделала солидную брешь в рядах его сторонников. Старый аврор обладал множеством должников и связей, как среди законников, так и в криминалитете, унеся их за собой в могилу. Одноглазый параноик не доверял Альбусу, он, вообще, никому не доверял в скользких делах, проворачивая их самостоятельно или через знакомцев, давно плюющих на закон. Теперь приходится использовать обходные варианты, вплоть до личного участия в некоторых щекотливых вопросах. Что ж, выступления чемпионов покажут, вышло у него или нет. Окно возможностей подвести русского выскочку под монастырь стремительно закрывается. В Турнире и раньше гибли участники, если сегодня Хогвартс лишится чемпиона, Дамблдор не сильно расстроится. Русский как шип, как заноза в з… Этот выкормыш Кощея и волхвов одним своим присутствием разрушает часть планов, вечно что-то разнюхивая и смущая молодые доверчивые умы студиозусов. Одно убийство Люциуса чего стоит… Впрочем, не будем о грустном, усаживаясь на мягкую подушечку, подстеленную на сиденье судейского кресла, Дамболдор крякнул, дай Мерлин, сегодня он избавится от одной занозы. Получив лёгкий империус, Людо качественно зачаровал лотерейный мешочек с фигурками драконов. Венгерская хвосторога  обязательно достанется нужному чемпиону. Злая венгерская хвосторога…

Теребя золотой кулон, зачарованный на ментальную и окклюментивную защиту, Дафна Гринграсс, бросала на арену внизу обеспокоенные взгляды. Вроде и волноваться не о чём. Гарольд, вечно влипающий в неприятности, влип и на этот раз, путь с некоторых пор он на короткой ноге с драконами, но это же Хогвартс, пора привыкнуть, что здесь всегда что-нибудь случается из ряда вон выходящее. Оставив кулон в покое, Дафна покосилась на Асти, весело щебечущую с Генри и Бекки. Коснувшись помолвочного колечка, девушка перевела взгляд на Гойла. Не окольцован. Бекки пока тоже держит оборону, с трудом отбиваясь от родовитых испанских грандов, которые с упорством, достойным лучшего применения, осаждали графский замок в надежде захомутать заманчивую невесту.  Пока Ребекке удавалось отбиваться от поступающих предложений, кивая на наказ сюзерена, которого никто не видел. Как долго это будет продолжаться, неизвестно. Скоро терпение аристократов подойдёт к концу, и они потребуют представить сюзерена, ибо вести переговоры с упрямой девицей им надоело. Ещё раз оценив стати Винсента и Грегори, мысленно сравнив их с Дадли, девушка пришла к выводу, что её жених ни в чём не уступает главной ударной силе змеиного факультета, а по многим позициям превосходит. Да, он сквиб, но сквиб сквибу рознь. Дадли ничуть не комплексует, что лишён магии, зато с Силой у него всё в полном ажуре и победит маг его в поединке – большой вопрос, к тому же Дадли, чего скрывать, намного симпатичнее Кребба и Гойла, и фигура у него выигрышнее. Покраснев щеками, Дафна томно вздохнула.

На арену вывели первого дракона…

 

*****

 

Трансфигурировав куцй стульчик в удобную кушетку, я по-королевски развалился в ней с ногами. А чего сиднем сидеть, когда можно лежнем лежать? Тем паче мой номер четвёртый и досталась мне… Ну, это совсем не интересно, пощекотав пальчиком тонкую шейку анимированной копии венгерской хвостороги, я прислушался к крикам снаружи. Людо Бэгмен что-то восторженно вещал о храбрости болгарского чемпиона, запульнувшего коньюктевитусом в глаз бедной дракошки. Ему бы таким макаром фофан подвесить, посмотрел бы я на одноглазого красавчика. Кривой, косой, воющий от боли.

О, что-то о яйце орут. Снесла курочка деду яичко. Начисто! Добыл Витёк трофей. Если верить Людо, то от причёски бравого болгарина остались одни брови. Остальное сгинуло в огне шального драконьего выхлопа, правда, обошлось без ожогов, но тушку чемпиона Дурмстранга подкоптило изрядно,  амуниция спасла от последствий.

Флер, в отличие от конкурента, действовала изящно, то есть её метод не отличался от канонного. Уснула дракошка, уснула половина зрителей. Легко и непринуждённо вейла извлекла из гнезда обманку. Обрадованная, она побежала на выход и спящая половина зрителей моментально проснулась, стоило всхрапнувшей драконе спалить юбку девушки. Мужская половина оценила стройность ножек девушки и одобрительно заулюлюкала.

С третьим выстрелом пушки на арену выбрался изрядно мандражирующий Джейс Поттер. Опять канон и призванная «акцио» метла. Долбодятел в очках вздумал соревноваться в полётах с драконом. Идиота кусок. Его счастье, что самки на гнёздах ограничены в манёврах длинными цепями, а так бы он уже отлетался, прописавшись в желудке. Не знаю, каким образом, но яйцо братец добыл. Метла же приказала долго жить.

Вот и по мне звонит колокол, то есть стреляет пушка. Пора. Аве Цезарь…

 

*****

 

Габриэль вскочила с места когда из тьмы арки на свет арены уверенно ступила небольшая фигурка Гарольда. Небольшая, а в сравнении с хвосторогой вообще микроскопическая.

— А вот и наш четвёртый чемпион! – радостно крикнул Бэгмен.- Поприветствуем чемпиона Хогвартса!

Первой чемпиона поприветствовала хвосторога. Длинный язык пламени накрыл человеческую фигуру с головой. Зрители забыли, как дышать. Под громогласный рёв раздувшейся от ненависти драконы, пламя расплескалось об выросший прямо из земли гранитный валун. Стадион дружно выдохнул, шум, прошедший по рядам, на мгновение перекрыл рёв дракона, вновь скатившись в потрясённую тишину когда хвосторога ударом шипованного хвоста отправила в полёт шрапнель из гигантских булыжников. Камни со свистом врезались в щит напротив судейской трибуны, перед которой, из-за удобной складки местности, организовал убежище Гарольд, что-то выписывающий волшебной палочкой.

А самка на гнезде не думала останавливаться. Раскалив пламенем несколько крупных валунов у гнезда пока они не расплавились, она взмахнула крыльями. Дождь из расплавленной породы накрыл убежище и кипящими кляксами повис на замерцавшем щите, перешедшем в видимый диапазон из-за запредельного перенапряжения. Дамболдор и остальные судьи повскакивали с кресел, собственной магией поддерживая щит. Стадион ревел. Вот оно – ЗРЕЛИЩЕ! Битва на грани. В отличие от судий, мальчишка-четверокурсник небрежно убрал индивидуальный щит, сдержавший лавовый дождь, и простёр вперёд правую руку, с которой сорвался ледяной вихрь, встретившийся на середине пути с пламенной круговертью. Арену заволокло паром, в центре которого мелькали неясные тени и сполохи пламени. Хвосторога совсем вошла в раж, хватая лапами здоровенные комья земли и осыпая ими убежище ненавистного человека. Но что это?! Пар снесло порывом ветра, открыв взору зрителей второго дракона черно-серебристой масти. Откуда он взялся? Данная мысль посетила многих. Дракон и самка на гнезде гневно рычали друг на друга, время от времени посылая в противника длинные языки пламени, от которых треть арены превратилась в кипящее лавовое озеро. Черный пришелец сделал шаг вперед, громадная пасть разверздась, но из неё вырвалось не пламя, а арктическая стужа, остудившая кусок озера перед ногами. Гневно взревев, хвосторога рванула вперед, цепи, удерживающие дракону, натянулись и лопнули. Развернувшись задом к угрозе, обречённая самка, как собака, начала задними лапами швырять во врага кипящую породу, которая, не причиняя ему вреда, пролетала насквозь, ударяясь о сегмент магического щита напротив судейской трибуны. Щит трещал и переливался всеми цветами радуги. Судьи давно скатились с насиженных мест, предпочтя уйти под защиту соседних секторов, заодно подпитывая их щиты. У трибуны остался Дамблдор и Бэгмен, орущий что-то про тактильную иллюзию и высочайшее мастерство координатной привязки чар.

Тут щит в очередной раз замерцал, просел, а хвосторога, отчаявшись отогнать врага от гнезда, применила тактику скунса, выстрелив из-под хвоста пахучими экскрементами, поток жидкого драконьего навоза пролетел через просевший щит, не предназначенный сдерживать обычные биологические компоненты – огонь, магию, камни и прочее – это пожалуйста, а простые экскременты в данный перечень не входили. Комментатора и Дамблдора накрыло с головой. Тут отец коснулся плеча Габриэль, указывая на маленькую арку, через которую на арену выходили чемпионы. У арки, держа в руках золотое яйцо, стоял Гарольд. Взмахнув палочкой, он отменил потрясающе реалистичную тактильную иллюзию черно-серебристого дракона. Рыкнув для приличия, хвосторога вернулась на оставленное гнездо. Габриэль облегчённо выдохнула. Ей было не до ухмыляющегося отца, наблюдавшего, как остальные судьи из волшебных палочек отмывают уделанного в дерьме Дамблдора. Какой афронт!

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение следует…

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*