Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 5.08.18г. Не бечено.

Трансфигурировав из обрывка мантии клинок, я шагнул к жертве и замахнулся. В глазах Люциуса застыл страх.

— Пощади! Я сдаюсь! – шевельнулись отмороженные губы.

— А меня бы ты пощадил? – меч со всей силы ударил по льду.

Зажмурившийся Малфой открыл глаза и облегчённо выдохнул, подумав, что у мальчишки не хватило духу прикончить противника. В месте удара образовалась трещина, потом ещё одна и ещё. Издав на весь зал треск весенней льдины, таранящей другую льдину на ледоходе, куб развалился на части вместе с расколовшимся на отдельные куски волшебником.

— Условие – до смерти.

— …! – что-то восторженно выкрикнул Флитвик. А, объявил о моей победе. Плевать.

— Драко!

— Нет! Не отдавайте меня ему! – раненым поросенком взвизгнул низложенный с пьедестала блондинчик.

— Тебе посвящаю, Хогвартс! – не шевеля губами, прошептал я.

Не было никаких спецэффектов, подобных ночи Саммайна. Магия не возносилась волнами от фундамента к шпилям, замок просто принял жертву, впитав в краеугольный камень всю выделившуюся магию, а последней дети и взрослые выплеснули изрядное количество.

На помост взобрался Снейп – секундант почившего. Размахивая палочкой, шнобелистый профессор укладывал обледеневшие куски, некогда бывшие Люциусом Малфоем, в черную коробку для дальнейшего погребения. Пусть, тем более это теперь святая обязанность зельевара.

Заслышав истеричные повизгивания белобрысой моли, потерявшей отца, Снейп неаккуратно закинул в коробку голову Малфоя, на лице которой навечно застыло удивлённое выражение, и бросился на выручку к хорьку. Где-то я его даже понимаю, оставшись без папаши, Малфёныш вроде как тушкой и чучелком перекочевал под полную опеку сальноволосого, но не тут-то было. «Вроде как» камня на камне не оставляет от возможности взять Снейпу Драко под своё крыло. Условия дуэли не позволяют. Победивший получал всё, в том числе тушку наследника и все права с обязанностями по его воспитанию, либо по… Есть человек – есть проблема, нет человека, кобыле легче. Руки так и чесались удавить этот говнистый утюжок, пока он не вырос до размера паровозика, но отправив поганца на суд Миледи, я тем самым дарю ему лёгкую смерть, избавляя от всех мучений. Нет, так не годится. Взваливать на свои плечи ещё и Род Малфой мне совсем не улыбается, так и сломаться недолго, объявить его пресёкшимся, значит потерять место и голоса в Визенгамоте. Чёрт побери и здесь вмешалась мордредова политика! Так что Хорёк жить будет, только никто не обещал ему, что жизнь будет малиной. Есть у меня планы на Хорька и никуда ему, родимому, от них не деться.

— Отойди от него! – черный нелетучий мышь Хогвартса возник между мною и жертвой на заклание. До чего же некультурный человек, а ещё профессор!

— Мистер Снейп, вам сейчас не о Драко надо беспокоиться, у вас вон целая коробка обязанностей ждёт своего часа, — лениво указываю взглядом и подбородком на черную коробку с останками. – Драко больше не ваша забота.

— Я его крёстный отец! – Снейп буром попёр на меня, остановившись только тогда, когда кончик моей волшебной палочки упёрся ему в кадык.

— Поздно вы об этом вспомнили, мистер Снейп. Надо было раньше брать воспитание сына по магии или, как модно ныне называть в Англии – крёстного сына, в свои руки. Где вы были три года, когда ваш подопечный творил в школё всё, что левая пятка пожелает? У? Что-то не слышу внятного ответа. Где вы были, позвольте вас спросить, когда подопечный задумывал убийство чужими руками и нанимал исполнителя смертельного плана?  И где вы были, когда… впрочем, для начала хватит уже озвученных вопросов. Поздно пить боржоми, когда почки отвалились, — последнее я добавил по-русски, чем заслужил ухмылки гостей из Дурмстранга.

— Я… — перехватив оружную руку Снейпа с волшебной палочкой за запястье и сжав её с десятой толикой драконьей силы, от чего кости в руке чуть не затрещали, а глаза оппонента начали путь на выход из орбиты, глумливо, но с неименной вежливой улыбкой интересуюсь:

— Хотите вызвать меня на дуэль? Мистер Снейп, вы оспариваете результат моего поединка с мистером Малфоем?

— Н-нет, — пошёл на попятный зельевар.

— Чу-удно! – оскал треугольными зубами заставил отшатнуться заступника юных Малфоев, а проснувшееся чувство самосохранения придало ему сил, хвативших вырвать руку из стального захвата.

Хотя пусть не обольщается, Снейпа спасла эскадра, возглавляемая Дамболдором.

Директор, лицо которого соперничало по мрачности с грозовой тучей, будто линкор килем рассекал волны людского моря. За грозным судном следовали броненосцы поменьше, главным из которых была сдувшаяся надувная лодка министра. В кильвартере у директора шли суда Амелии Боунс, Скримжера, Делакура, Лорда Огдена, мачтой над всеми возвышалась мадам Максим, колобком катилась розовая жабко из свиты министра, грозно ступали хмурые авроры, гулко топал сапожищами Хагрид, за которым поспешали организаторы и судьи состязаний, замыкал строй чему-то ухмыляющийся Каркаров, как пить дать радовавшийся публичному унижению англичан. Народу не перечесть и над всеми этими «кораблями» кружили наевшиеся падали журналисткие чайки и вороны. Почему-то ассоциации с пираньями и акулами они у меня в тот момент не вызывали, а вот с чайками и падальщиками – да.

— Мистер Кощеефф, извините…

— Извиняю, — презрительно перебил я Дамболдора. Запнувшись на полушаге и окинув меня гневным взглядом, старик сморщился, будто лимон проглотил, настолько его выбил из колеи мой невинный демарш. Соображает, пипетка старая, что подставив меня с участием в турнире руками младшего Малфоя, он даровал мне индульгенцию на прощение всех грехов, одним махом переведя в касту неподсудных и неприкосновенных. Чемпион Хогвартса это вам не фунт изюма скушать. Я теперь до окончания Турнира официальное лицо Британии, кубок повторно разжечь невозможно, значит тронуть меня никто не посмеет, хотя препоны чинить никто не запрещал и строить гадости за спиной это святое дело.  Лица Каркарова и некоторых гостей с восточных берегов Ла-Манша, первыми сложивших два и два, на мгновение озарились плотоядными оскалами. Старик сообразил, что проиграл очередную битву и ринулся выцарапывать у меня из рук блондинистый плод победы, забившийся в нишу с доспехами позади слизеринского стола. Суммируя выше обозначенное, фиг ему обломится, не на того напал, сморчок старый.

—  Я всё понимаю, мистер директор. Старость не радость,  вы ко мне сейчас обращаетесь как к ученику или как к Лорду? Перед студиозусом вам пока что извиняться не за что, а к Лорду Айсдрейку ваше обращение абсолютно неприемлемо и оскорбительно!

Дамболдор опешил, упустив инициативу, я же с места в карьер начал выбивать почву у него из-под ног:

—  Ваше беспокойство об ученике похвально, но смею заметить теперь оно целиком и полностью перешло в мои руки. Заверяю со всей ответственностью, что Драко Малфою ничего не угрожает. Так как по взглядам большинства присутствующих видно, что моя кандидатура регента Рода Малфой их в корне не устраивает, то позвольте сделать объявление. Господа, — я повернулся к внимающей владетельной публике, — ставлю вас в известность, что, как победитель в дуэли волею Матери нашей Магии, взяв в свои руки судьбу, жизнь и честь Рода Малфой, властью своей передаю судьбу Наследника рода  опекуну и регенту из высокородной аристократии. Надеюсь, кандидатура Нарциссы Блек не вызовет у высокого собрания возражений?

По глазам Дамболдора видно, что вызовет, но сейчас от него ничего не зависит. Старик понимает, да и все окружающие соображают, что старик понимает и так по кругу, что не согласятся они на предложенного опекуна с которым близко знакомо большинство присутствующих и тогда я назначу «темную лошадку», которая будет плясать под мою дудку, а так сохраняется какая-никакая иллюзия сохранить лицо и возможность договриться с опекуном кулуарно. Пусть большинству невдомёк, что Нарциссе так или иначе придётся-таки «плясать» и Драко по моему требованию она законопатит в лагерь для трудных подростков, где из него выколотят всю дурь и жену наследничку подберут Блеки, как и родившееся от союза дитя воспитают в верности Блекам и Слизеринам. Малфойчика к будущему сыну ни на шаг не подпустят. Зачнёт наследника, а там… ну, все мы смертны. Лишившись главы и главного спонсора, партия Люциуса прекращает существование, а её голос уходит в лагерь традиционалистов, главным лицом которого является Вальпурга Блек. Вижу, что Фадж оценил изящество хода, другие от него тоже не отстают в оценке подложенной Дамболдору свиньи. Только слепоглухонемой инвалид не  в курсе, в каком, точнее, в чьём лагере состоит Нарцисса, на чью мельницу я сейчас активно лью воду. Этот раунд старик проиграл вчистую. Кощей научил ученика обращать поражения в победы. Тешу себя мыслью, что некто молодой и в меру наглый был примерным учеником и уроки пошли ему впрок.

— Драко, — повернулся я к блондинчику, сообразившему, что немедленная казнь откладывается и никто его убивать не будет (наивный), потому осмелевшему и выползшему из ниши с доспехами. – Отправляйся в гостиную Слизерина. До прибытия Нарциссы Блек тебе запрещается покидать территорию факультета. Твою дальнейшую судьбу решит именно она после подписания магического контракта о положенной вире и передаче опекунства и регентства над Родом.

Покрывшись некрасивыми красными пятнами, Малфой гордо вскинул нос и удалился в гостиную. Крыска она и есть крыска, расти ему до хорька не дорасти. Почём зря обижают гордого зверька сравнением с этой бледной молью. Не хочу ничего описывать из снятого на эмоционально-ментальном уровне, но там творилась настоящая буря, главной побудительной силой которой служило желание смерти одному конкретному типу. Гадёныш не успокоился и не успокоится. Как говорится, горбатого могила исправит, поэтому Драко светит дальняя дорога, иначе я его в Запретном лесу прикопаю. Врагов нельзя оставлять за спиной. Проводив Драко взглядом, я задумался о яде отсроченного действия без определяемой магической подписи. Сегодня же отправлю заказ Гермионе и Яге. Нарцисса Нарциссой, но так надёжней. Проверено. Родится наследник и земля Драко пухом.

Пробормотав несколько невразумительных фраз о всепрощении и вторых шансах, белобородый шмель напомнил о сборе участников Турнира и первым ужжужал в неприметную келью за преподавательским столом. Позвав за собой Крама, за хогвартским директором ушёл Каркаров, остановившийся у двери, чтобы пропустить вперёд мадам Максим и Флер Делакур. Проклиная всё на свете, директриса Шармбатона сложилась чуть ли не вдвое, притискиваясь в низкую дверь. Каркаров и Виктор, сохраняя невозмутимые мины на физиономия, так и прикипели взглядами к обтянутым тонкой мантией нижним девяносто полувеликанши. Я тоже не без греха и лишь всплывшая в мозгах картинка с гневной Гермионой, размахивающей любимой чугунной сковородкой Яги, заставила отвести взгляд в сторону от привлекательного зрелища. Подозреваю, что Дамболдор специально организовал сбор чемпионов в малом зале, чтобы поглумиться над коллегой-соперницей из Шармбатона. Старик специально не увеличивал магией высоту двери, типа Хогвартс не даёт, хотя имел такое право, а мадам Максим не могла этого сделать в силу отсутствия допуска от замка, да нормы поведения не позволяли гостье лишний раз обнажать волшебную палочку, вот и мучилась она на потеху публике. Я буду не я, если мадам Максим как-нибудь изощрённо не отомстит британскому светочу. За директрисой не заржавеет. Как выяснилось позднее, я оказался прав, но об этом позже.

Сейчас же нам устроили цирковое представление с допросом Джейса о его попадании в турнир. Так и не добившись от бывшего братца и надежды всей Британии внятного ответа, Дамболдор бросил это гиблое дело, перейдя к экспресс ознакомлению участников с правилами соревнований. Потом нас порадовали отменой экзаменов для Чемпионов, после чего отпустили восвояси. В невиновность Джейса никто не поверил, не помогла даже клятва, произнесённая им. Да, пергамента он в кубок не кидал, но горящие огнём страсти глаза и читаемое всеми желание показать себя во чтобы ни стало, говорили сами за себя. Мальчишка ни за что не откажется от участия, а директор ему во всём потакает. Мнения у всех были неоднозначные. Всеобщим голосованием судейской комиссии Джейса Поттера признали независимым участником. За всеми разборками и скандалами директор как-то забыл о Милборне или не забыл, по каким-то причинам отдавая его мне на откуп. Пора бы давно привыкнуть, что невозможно понять, о чём в тот или иной момент думает Дамболдор. Милборна он слил походя. Видимо семикурсник потерял ценность после заявления о личной виновности и демонстративном дистанцировании от семьи. Содрать что-либо с Милборнов теперь не представлялось возможным. Будь это Свитчак, тёзка виновника, старик бы ещё потрепыхался.

В Большом зале меня поймал Влад, первым делом пожав ладонь и показав большой палец.

— Ловко ты Малфоя. Дед научил?

— И дед тоже, — однозначно отбрехался я. Как удобно всё списывать на Кощея. Не старик прямо, а палочка-выручалочка!

— Что будешь делать с Малфоем, отпустишь?

— Я похож на идиота?

— Ты же сам говорил о передаче регентства.

— Говорил и ЧО? – привёл я неубиваемый аргумент, посмотрев на Влада как на идиота.

— И то верно, — нервно потерев ладони, облизнул уголок рта Влад. – Одно другому не мешает. Всё, больше не пристаю, — ощутил он моё недовольство от попытки сунуться не в своё дело. Любопытство не одну кошку сгубило.

Обжигая меня ненавидящим взглядом, летящей походкой мимо продефилировал Снейп. Оценив степень взаимной приязни, Влад отошёл в сторону, спрашивая у самого себя – сделать ли ему ставку на трагическое выбытие профессора зельеварения и заместителя директора из списков школьного персонала или ну его? Насыщенный событиями вечер пошёл к концу, а утром следующего дня вышли в свет свежие номера газет…

 

 

 

Продолжение следует…

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*