Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 14 мая.

Да, на чём я остановился прежде, чем окунуться в таз с воспоминаниями, думосбором зовущемся? Точно-точно, баял я о дощечках, по укромным уголкам подземелий растаскиваемых. А дощечки-то не простые… нет-нет, ни  в коем случае не золотые, как могут подумать некоторые личности с буйной фантазией. Хотя были в потаённых закромах у меня пластинки золотые с рунами лично вычеканными, пришлось освоить чеканку под бдительным оком одного въедливого старца. Ладно, вернёмся к дощечкам. В артефакторике оные магические одноразовые артефакты зовутся «корректорами» и предназначены для отката поздних преобразований на сложных многопрофильных поливариативных артефактов с искусственным или самообразованным интеллектом к базовым параметрам или базовым настройкам. Главная вишенка на торте в нашем случае – это кровавая привязка «корректоров» к базисной конструкции. Как говорил Кощей, да живи он тысячи лет, хоть я и мечтаю иногда его пристукнуть особо жестоким образом, но это не отменяет того факта, что старец в меня буквально душу вложил, тем не менее, развернув на экране монитора схему магических преобразований, он тыкал пальцем в базис оснований, приговаривая:

— Смотри и запоминай, ученичок, у всего есть база. Ваш Подсвинок, по сути, полуразумный артефакт, построенный на мощнейшем источнике силы и имеющий форму замка, но, как условились ранее, любое артефакторное строение, будь то рыцарский замок в Шотландии или ветхая лачуга негритянского шамана в Африке, строится на общих принципах – базисе! Это как стержень детской пирамиды с основанием, — иллюстрируя слова, Кощей наколдовал иллюзию игрушки, движением пальцев нанизывая кольца в произвольном порядке на стержень. – Как мы не изгаляемся, база остаётся неизменной, убери её и весь дом развалится по кирпичикам или, в нашем случае, по колечкам. Замок имеет строгую ориентацию по сторонам света, стены и башни привязываются к определённым точкам и силовым линиям, ходы подземелий всегда ориентируются по воображаемым линиям воображаемой пентаграммы и так далее. Получив хотя примерный чертеж всего выше перечисленного, мы с большой долей вероятности можем рассчитать схему и ритуал корректировки, тем более в тебе, малыш, течёт кровь основателя, а значит, имеется допуск на внесение изменений. Грех не воспользоваться лазейкой, не находишь? Есть кому довериться и поручить работу по измерениям замка?

Слава всем богам, такой человек у меня имелся. Не знаю сколько потов сошло с Аргуса Филча, но ответы на все наши запросы он предоставил. Мистер Филч работал не за страх, а за совесть. А я осваивал рунное письмо и каллиграфию волшебной палочкой и кистью. Старый черт больно наказывал, если ученик при написании очередного зубодробильного иероглифа отрывал кисть от поверхности или луч, вырывающийся с кончика волшебной палочки оставлял в учебных формах углубление с отклонением от эталонного образца или при зарядке заготовки поток манны оказывался не той плотности и силы.

— Ты, не косись на меня, не косись, работай, вьюнош! — скрипел Кощей, отвешивая мне очередной подзатыльник или «награждая» заковыристым жалящим проклятьем. – И не вздыхай, а мысли прячь шибче, ато всё большими буквами на лице написано. Мне не тебя жалко, мне себя жалко. Подумаешь, ошибёшься ты, будет в «корректоре» рунный скрипт глубиной на миллиметр больше, разорвёт тебя на кусочки, эка невидаль! Не ты первый, не ты последний. Однако, я столько в тебя неразумного уже трудов вколотил, ажно все руки поотшибал, и всё коту под хвост окажется. Обидно, понимаешь! А жинка твоя расстроится… Терпеть не могу бабские сопли и слёзы. Как ей апосля толковать, шо наука впрок не пошла, а муж дуболомом оказался, ась? То-то и оно, а ты работай…

И я работал. Руки он отшиб, понимаешь, а у меня голова будто железная! Мозги чуть по сторонам не расплескались, но результат был. Я теперь ночью, во сне вам любую руну в чём угодно на любую глубину и в любом слое выжгу, а так как Хогвартс замок немаленький, руку я натренировал на три жизни вперёд. Так, а теперь с чем дальше едят эти самые «корректоры». Разместив дощечки по всем узловым точкам в нижнем и верхнем ярусах и заякорив их на кровь, я дождусь удобного момента и активирую их. По задумке моя диверсия должна привести к откату всех изменений, внесённых директорами школы и входящих в конфликт с базовыми настройками, а также полной привязке замка ко мне, как к единоличному владельцу. Хогвартс и так ко мне тянется, постоянно транслируя ментальные образы ходов и силовых точек, зачастую перемежая их старинными разрушениями и «новостройками» Дамболдора, которые я при возможности устранял или закольцовывал чтобы не насторожить белобородую тварь раньше времени. Погодите, придёт мой час. Как говорил приснопамятный дедуля:

— И всем им покажешь дулю, фигуру из трёх пальцев: накуси, выкуси! Министерство и присные идут лесом и дальше, кудыть твоя фантазия направит, старого бородатого шмеля пинком под зад или змеюке своей скорми, коли сам жрать забрезгуешь.

— Фу, дед, там протухло всё давно. Я тухлятиной не питаюсь.

— Тоже мне, кхе-кхе, привереда… чистоплюй…

«Кхе-кхе, привереда…», — под язвительную реплику старика, крутившуюся в голове, закрытой воздушным пузырём от внешних «ароматов», я, в грязи по колено и в чем-то другом дурнопахнущем,  подлез под старые канализационные трубы, которые проложили в подземельях лет триста назад. Кто ж знал, что видимые магическим зрением силовые линии пересекаются в районе протекающего от старости коллектора, который уже никакими «репаро» не берется. И таких пахучих мест, поросших пылью и грязью, в замке пруд пруди. Закрепив дощечку, активирую запуск. Дерево рассыпалось пылью, а руны, секунду повисев в воздухе, впитались в каменную кладку. На сегодня всё, южное крыло обработано полностью.

Избавившись от запаха, отмывшись и очистившись у Филча и переодевшись в чистое, я было собрался в гостиную, ведь скоро ученики начнут возвращаться с Хогсмида, как был остановлен репликой завхоза:

— Пауки бегут.

— Чего пауки? – как-то смысл фразы не дошёл с первого раза.

— Третий день с замка бегут пауки, — уточнил Филч, ехидно поглядывая на своего сюзерена, то бишь меня.

— Ага, — таков был глубокомысленный ответ завхозу.

— «Ага» и это всё, что вы можете мне сказать?

— Похоже, Васяткин проснулся или вернулся, — почесав левую бровь, ответил я.

— Ваусьаткин?

— Шиаш, василиск Салазара, теперь мой, конечно. Ладно, это не принципиально. Подозреваю, он почуял в замке кровь Слизеринов и вернулся, а пауки чуют его, вот и наворачивают подальше в лес. Надо вас оказией представить друг другу, пригодится в экстренных случаях.

— Я, конечно, не отказываюсь от великой чести свести личное знакомство с Чудовищем Слизерина, но много ли пользы от окаменевшего мага? – попытался откреститься от сомнительной чести Филч.

— Да бросьте, мистер Филч, вы понравитесь друг другу. Вопрос: вы клятву завхоза по полному ряду приносили? По полному, тем более к должности у вас плюсом идёт вассалитет. Уверяю, василиск вас не тронет, скорее он вам подмогой будет. На парселтанге вы не говорите, зато змей понимает человеческую речь, а если приправить её мыслеобразами и ментальными посылами, вы и без слов поймёте друг друга. Две змеи всегда общий язык найдут.

— Две змеи, значит?

— Не берите в голову, — ухмыльнулся я, обрастая чешуёй и на змеиный манер пробуя раздвоенным языком воздух. – Мы же нашли.

— Если только так, — с сомнением в голосе, буркнул Филч. – Только я ума не приложу, где и как он мне может помочь.

— Придумаем что-нибудь, главное найти вход в Тайную комнату, неподконтрольный директорским наблюдателям и обговорить способы связи. Боевой василиск может оказаться небьющимся козырем в рукаве.

— Что верно, то верно. Всю колоду разом покроет. А директор не заподозрит?

— Дамболдор? Этот может, всё-таки пауки – это хороший индикатор и для понятливых людей читаемый с большой буквы сигнал о появлении змея в школе, а старик кто угодно, но не дурак, поэтому я и хочу свести вас с Шиашем и обговорить связь. Василиска до поры до времени нужно держать на расстоянии, иначе Дамболдор додумается устроить на него охоту. Найдет безбашенных наёмников и запустит их в Тайную комнату. Поймают они или нет василиска это бабушка надвое сказала, но жизнь нам директор подпортит. Если где увидите изображения змеек, мистер Филч, подсказывайте.

— За зверинцем, с левой стороны по коридору есть тупик с барельефом на стене, стилизованным под уроборос.

— Хорошо, проверим зацепку в другой раз, — отвлекся я от заманчивой перспективы наведаться в гости к василиску. Мною овладело странное беспокоящее чувство. Словно кто-то зовёт меня и не может дозваться, кто-то неродной, но близкий. О ком я обязан заботится. Его ещё нет, но он будет.

Зов с каждой минутой становился сильнее и явственней, цепляя меня стальными пальцами за солнечное сплетение, заставляя учащённо биться сердце и тонко попискивать интуицию, которой вторила проснувшаяся паранойя.

— Что-то произошло? – участливо осведомился Филч.

— По-видимому, — беспокойно потирая грудь, ответил я, прислушиваясь к себе. – Непонятный тревожный зов… Странная магия, я с подобным ещё не сталкивался.

— Позвольте совет, Гарольд, — создавалось впечатление, будто моё беспокойство передалось Филчу. Возможно, так оно и было на самом деле. Магическая связь сюзерен – вассал, позволяет проделывать многие фокусы, тем более делиться эмоциями на близком расстоянии.

— Александр.

— Хорошо, Александр, шестое чувство говорит мне, что это что-то важное для вас, не игнорируйте зов.

— Даже в мыслях не было. Я разве похож на идиота, плюющего на веление магии? Ох же дырявые кальсоны Мерлина! Веление магии!

Плюхнувшись прямо на холодный пол, я принялся медитировать. Через несколько минут транса стало понятно направление зова, точнее, откуда его холодные щупальца тянутся к моему подбрюшью. Хогсмид.

Переглянувшись с Филчем, мы дружно сорвались с места. В деревне произошло или вот-вот произойдёт что-то ужасное, что неизменно ударит по мне мощным откатом.

— Ниппи! Малышка! – на полном ходу гаркнул я. – Перенеси нас в Хогсмид!

Возникшая между нами эльфийка протянула к нам тонкие ручонки. В самый последний миг Миссис Норрис с истошным мявком успела запрыгнуть на спину хозяина, вцепившись всеми когтями в латанный-перелатанный сюртук Филча для грязных работ. В отличие от меня, завхоз переодеться не успел. Так мы и появились на одной из безымянных улочек деревни в неприметном тупичке. Я, растрепанный Аргус Филч и раздражённо шипящая кошка на его спине. Перехватив хвостатую подругу на руки, Аргус внешне неспешным шагом припустил за мной.

Накинув на себя первую попавшую на ум иллюзорную личину, я, распугивая фланирующих по деревушке школьников, чуть ли не трёхметровыми скачками помчался на противоположный конец Хогсмида. Туда, куда вел пульсирующий канат Зова. Под конец сумасшедшего забега почти ничего не соображающая тушка вломилась в чей-то сарай, сбив с колченогой табуретки невысокую светловолосую девушку в школьной мантии, которая готовилась сунуть голову в петлю приделанной к несущей балке наколдованной пеньковой верёвки.

— Не смей! – извернувшись змеёй, под свой же яростный крик успеваю упасть на землю и принять на грудь сорок пять килограммов бараньего веса сбитой с табуретки суицидницы. — Хык!

Какой бы лёгкой девица не была, но острый локоток, впившийся аккурат в «солнышко», на некоторое время выбил из меня дух. Выпучив по жабьи глаза и сложив губы в букву «о», я мучительно пытался вспомнить как дышать, а спасённая вместо благодарности задумала смазать пятки салом и слинять и чуть было не свершила задуманное, споткнувшись на мистере Филче, чья темная фигура, будто черная графика на белом прямоугольнике, перегородила единственный выход. Потеряв драгоценное время, девушка заметалась на месте, пытаясь выдернуть палочку из потайного кармашка мантии, охватившая её паника сыграла мне на руку. Отдышавшись и сморгнув выступившие слёзы, я наложил на неудавшуюся самоубийцу петрификус, силенцио и дезалюминиционные чары. Повинуясь ленивому движению кончика волшебной палочки, невидимое обездвиженное тело  сначала зависло в воздухе, а потом покорно поплыло за мной и Филчем к школе. Хмыкнув, гроза школьных хулиганов незаметно наложил на нашу компанию несколько дополнительных чар отвлечения внимания. Обойдя по незаметной тропке деревню и удостоверившись в отсутствии намеренного или случайного наблюдения, я вызвал Малышку. Через минуту мы уже располагались в одной из лондоских конспиративных квартир Блеков,  приобретенных несколько лет назад как раз для подобных случаев. За несколько дней до отъезда в школу я получил из рук Андромеды листок с аппарационными координатами и магический код направляющего маячка. Кто ж знал, что воспользоваться специфической явкой придётся так скоро.

— Ну-с, красаваца, рассказывая, — сказал я, напоив успокоительными зельями девушку, насильно усаженную в мягкое кресло. Филч громыхал посудой на кухне. Аргус взял на себя труд сварить нам кофе, благо всё необходимое имелось в наличии.

Светловолосая красавица с нашивкой факультета барсуков на мантии гордо отвернулась в сторону, всем видом показывая, что партизанка так просто фашистам не сдастся.

— Кэтрин МакКинли-Свенсон, пятый курс Хаффлпафа, чистокровная в третьем поколении, — донеслось с кухни, – второй ребёнок в семье, старшая сестра окончила Хогвартс год назад и сразу выскочила замуж за американского «гастролёра». Не клановая, хотя из фамилии вопросов с происхождением возникать не должно. Успеваемость средняя, ничего выдающегося – в лидеры не рвётся, в хвосте не плетётся, типичный середнячок или довольно хорошо прикидывается. За пять лет учёбы имеет лишь один привод на отработку на третьем курсе, что иносказательно говорит в пользу второй версии.

— Характер нордический, не замужем, — припечатал я, не отрывая взгляда от измазанного в грязи личика сердечком с заострённым подбородком, главным украшением которого служили серо-голубые глазищи, сейчас опухшие от слёз и переживаний. – Так что с тобой произошло, Кэтрин?

Приглушенный всхлип и поток слез, прорвавших плотину самообладания, были мне ответом. Возникшая из ниоткуда Ниппи выставила на журнальный столик очередную порцию зелий в цветных фиалах.

Споив продукцию магических фармацевтов девушке и сводив её в ванную комнату, где Кэтрин привела себя в порядок и переоделась в чистое бельё, найденное в одном из шкафов (палочку девушки до поры до времени прибрал Филч), мы, наконец, дождались рассказа.

Как зачастую в жизни бывает, всё мерзкое имеет банальные корни. Рыжие близнюки в этот раз превзошли сами себя. Тихоню с Хаффлпафа они присмотрели давно, мечтая «почесать» с девицей проснувшееся естество, но им на данном фронте ничего не светило по причине крайней разборчивости объекта пошлых грёз и боязни схлопотать наказание от постоянно бдящих профессоров. Особенно лютовали МакГонагалл, Флитвик и Кар. Поганая троица воплощала собой едва ли не полицию нравов, лютуя направо и налево, но ничего, случился и на их улице праздник. В один из выходов Хогсмид, рыжие засранцы купили огневиски и подбили Поттера с младшим братом попробовать настоящий мужской напиток. Приняв на грудь, компания возжелала приключений и женского внимания, тем более близнецы не преминули похвастаться зельем похоти, которое они сварили накануне – ни одна самая неприступная девчонка, если она не помолвлена по полному обряду, не устоит. Осталось только найти жертву… На свою беду, отбившаяся от подружек Кэтрин, проходила мимо невзрачного сарайчика в котором компания отвязных гриффиндорцев организовала логово. Метко пущенная оглушалка угодила точно между лопаток. Насильно опоенная запрещённым зельем, очнулась девушка уже словно гигантский неугасимый костёр полыхая от похоти и страсти. Компашка ещё приняла на грудь для смелости и тут близнецы уступили «право первой брачной ночи» герою Англии, взяв того на слабо. Мол, будь мужчиной, покажи нам, чего ты стоишь на самом деле… Смотри, леди готова и жаждет мужских ласк…

Под тихий, совершенно безэмоциональный рассказ, Филч и я переглянулись между собой. На лицо типичная подстава, Поттер нутром и жабрами насадил себя на крючок, закинутый рыжими ублюдками и не факт, что наживка не была одобрена одним кукловодом, вполне возможно, что близнецы действовали с прямого благословения старика. Наглумившись вдосталь над обесчещенной девушкой и рассказав ей, что за ней давно велась незримая охота, один из близнецов наложил обливейт, но видимо в силу опьянения заклинателя, чары забвения легли криво и вместо того чтобы заблокировать кусок памяти, отменили действие зелья, став ментальным антидотом. Хохоча во все четыре глотки, довольные собой мерзавцы вымелись из сарайчика, а опозоренная Кэтрин, осознавшая весь ужас ситуации, решила свести счеты с жизнью…

— Где живут твои родители, Кэтрин? – выслушав рассказ, спросил я. Сжавшись в комок, девушка назвала адрес. Встретившись со мной взглядом, Филч кивнул. Аппарировав с тихим хлопком, он отправился за матерью девушки и патриархом семейства. Гуннар Свенсон – отец Кэтрин, погиб четыре года назад. Профессия охотника за чудовищами таит в себе немало смертельных рисков… С тех пор семья едва удерживалась на плаву, всеми силами стараясь не скатиться в нищету. Не будь у Теодора МакКинли личной теплицы на куске земли, главной ценностью которой служил слабенький магический источник, старик, дочки и внучки пошли бы по миру.

— Что теперь будет? – осмелилась спросить бледная до синевы девушка.

— Всё будет хорошо. Ты мне веришь?

— Я никому больше не верю, — выпрямившись и заледенев лицом, жёстко припечатала хаффлпафка.

— Вот это правильный настрой, а то распустила сопли, — не остался в долгу я. – Мать наследника Рода Поттер не может быть бесхребетной мямлей.

— Какого наследника?

— Какая мать?

Два вопроса слились воедино. Появившийся в прихожей Филч и родственники Кэтрин, перенесённые Малышкой Ниппи, зацепили концовку разговора и теперь справедливо жаждали подробностей. Сказав, чтобы девушка поправила, если что не так, я повторил её историю. С каждым моим словом и предложением, лица деда и матери медленно застывали, превращаясь в каменные личины.

— Мне всё понятно, — помертвевшим голосом прохрипел старик, — я их уничтожу! – сжав сухие кулаки, бешено прокричал он. Мать обняла дочку из глаз которой не пролилось больше ни одной слезинки. Благо я заранее закрылся эмпатическими щитами, иначе бы и меня накрыло двенадцатибальным эмоциональным штормом, а так внешне я производил впечатление хладнокровного гада.

— Оставьте эту обязанности мне, — придавив старого мага взглядом, остановил я его праведный порыв. – Не стоит клясться, мистер МакКинли. Поверьте, ублюдки не останутся безнаказанными.

— А кто вы такой, молодой человек, чтобы я вам верил?

— Я – Регент Рода Поттер! Думаю, вам этого должно быть достаточно.

— Регент?! Как это может быть? Джеймс Поттер…

— Магией клянусь! – яркая вспышка ослепила всех присутствующих. – Люмос, нокс. Теперь вам достаточно? Джеймс и Джейс Поттеры совсем скоро к Роду Поттер не будут иметь никакого отношения. Примете клятву или поверите мне на слово? – сухо, со стальной ноткой, осведомился я. Старик предпочёл поверить на слово.

— Я предлагаю вам защиту, открытый контракт на вынашивание с возможность образования побочной ветви Рода Поттер. Взамен вы должны принести клятву воспитать родившегося ребёнка по всем законам магии, со всеми положенными ритуалами и в соответствии с Кодексом Рода, копию которого вы получите на руки, и принести личные клятвы лояльности тем Родам, на которые я укажу. Кэтрин в Хогвартс больше не вернётся, завтра вы пошлёте директору письмо-громовещатель, что контракт со школой разорван по вине директора, а это так и есть на самом деле. Именно с его прямого попустительства стал возможен этот вопиющий случай. Сегодня же ваша семья переезжает во Францию. Не беспокойтесь, эльфы соберут ваши вещи и всё, что вы им дополнительно укажете. Крышей над головой я вас обеспечу. В следующую субботу я проведу ритуал по введению Кэтрин в Род Поттер и ритуал изгнания бывших Поттеров с полным разрывом всех кровных связей. Вам назначается содержание в размере тысячи галеонов в месяц на каждого члена семьи… Можете больше не работать.

— Но…

— Виновные будут наказаны. Вы и ваши близкие получат покровительство нескольких чистокровных Родов, простите, что не называю их до принесения вами соответствующих обетов. Возможно, вы решитесь на вассалитет, поверьте, после этого Кэтрин в глазах многих потенциальных женихов станет выгодной партией, да и ваша дочь недолго пробудет безутешной вдовой.

— Я…

— Да или нет? – не сдерживая ауру, надавил я. Старику предлагают реальный выход из ситуации и навсегда избавляют от сидения на гнилой кочке в болоте, а он вздумал выкаблучиваться и набивать цену. Последнее я уловил, приоткрыв ментальный барьер.

— Да, — отступив от страшного подростка, превратившегося в натурального хищника, готового любого разорвать на куски, испуганно проблеял старик.

— Замечательно. Мистер Филч, вы не скрепите обеты?

— Но разве мистер Филч не сквиб? – непонимающе повертела головой мать Кэтрин. – В школе, когда я училась…

— Все мы носим маски, иногда не снимая их десятилетиями, — наколдовав себе кресло, сказал Аргус, довольный произведённым эффектом. – Все поверили, что Аргус Филч – сквиб, директор тоже верит в это. Никому нельзя верить, — заговорщицки подмигнул он. – Клятвы и только клятвы.

Принесение взаимных обетов заняло не больше пяти минут. Явившийся на зов Кричер, приволок международный порт-ключ. Надо было видеть глаза Теодора и  Элизабет когда старый домовик привел их в поместье с аппарационной площадки и к ним на встречу вышла Вальпурга Блек. Вот её-то они узнали с первого взгляда, не то что какой-то непонятный русский… даже немного обидно. Жаль Кэтрин к тому времени спала, накачанная зельями по самую маковку, её снимок послужил бы мне отличным дополнением в коллекцию. Ладно, обиженных и обездоленных на первое время я пристроил и так потратил на них три часа, пора бы и честь знать.

 

 

 

 

Продолжение следует…

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*