Жизнь на лезвии бритвы. прода от 8.01.2018

 

Вот не понимаю я, с чего Малфой петушится? Какая ему польза от всего этого, ну, не дурак же он в самом деле. Когда Нира развела Нарциссу и напыщенного Павлина, мелкая белобрысая моль встала перед широким выбором. Малфой мог остаться только в Роду отца, мог перейти в Род Блек, а мог оставить за собой статус-кво, бывший у него до развода родителей – наследник первой очереди Малфоев и наследник третьей очереди у Блеков при подпитке его родовой магией. В первом случае он отрекался от крови матери, во втором от крови отца, а в третьем приносил клятву мага и нерушимый обет не вредить Блекам прямо или косвенно, ни действием, ни словом или мыслью, кроме случаев, когда кто-нибудь из оного Рода не навредит ему. Тогда уже в силу вступают другие условия и Блек мог сам нехило схлопотать по печени, то есть заработать откат, так как клятвы эти двустороннего типа, но при завязке на Малфоя в фокус формирования условий ставится лично он, Род Малфой клятвы не приносятся. Как вы думаете, на какой из предоставленных вариантов   пал выбор Драко? Сынок остался с обожаемым папашей. В выборе сына Нарцисса винила себя. Из-за чего? Из-за того, что воспитанная в традициях Блеков, она перенесла их в новую семью и с сына спрашивала также строго, как спрашивали её, а папочка зачастую потакал сыну, исполняя его капризы. Надо ещё отдать должное талантам Люциуса, болван, не умеющий поставить и выгодно подать себя, а также увлечь ближних столько лет в политике не продержится. Люциус же наравне с Дамболдором то ещё непотопляемое вещество. Вцепился в Визенгамот, не сковырнуть. Вот и лил папаша сынку в уши липкую патоку, а тот их развесил коромыслами. На этом поле Нарцисса проиграла старшему павлину. За стремлением воспитать достойного сына она преступно упустила фактор агитации и пропаганды, оставив идеологическое поле за Люциусом. Дураком Драко не был, но имея перед глазами «грозную» мать-сатрапа, гоняющего его и в хвост и в гривы, заставляющую учить, бегать и прыгать и ещё сто вещей без пересчёта и доброго отца, льющего елей, исполняющего капризы, рассказывающего о величии предков и значении чистоты крови, занимающегося финансами и помогающего сыну увеличивать счёт в школьном сейфе, он совершил ошибку лопуха-избирателя, купившегося на посулы прожженного политика, который видел в сыне продолжение себя и который воспользовался плодами  победы. Драко стал стопроцентным Малфоем. А Люциус, спросите вы, как он перенёс развод, ведь жена забрала с собой приданное, составлявшее солидный кусок активов и капиталов белобрысых павлинов. А Люциус внешне вроде как не почувствовал урона. Его траты и инвестиции не уменьшились, как и взятки чинушам, раздаваемые направо и налево, что говорило о том, что Малфой влез всей пятернёй в тайную кубышку.

Детективы Лорда Гринграсса под шумок умыкнули как-то одного гоблина – работника Гринготтса, накачали его по брови грибной настойкой и аккуратно, чтобы не нарушить клятвы и обеты, поспрашивали. Ничего существенного Кримкрок не сказал, так звали зеленомордого коротышку, но из оговорок стало понятно, что банковские служащие недавно распечатали два сейфа с нижних уровней. Ну, распечатали и распечатали, нехай с ними. Мало ли в Испании всяких Педров. Так и в банке, мало ли у коротышек уровней и сейфов. Но вот то, что сейфами не пользовались с осени восемьдесят первого года, косвенно свидетельствовало об их принадлежности одному амбициозному темному магу и лишний раз подтверждало информацию о роли и месте Малфоя в рядах Пожирателей Смерти. Не будем вдаваться в причины, почему Волдеморт не заклеймил своего казначея и финансового директора, важно другое – Люциус запустил лапу в кошелёк босса. Что ж, он сам выбрал свою судьбу, детективы подобно швейцарским гномам подбивали каждое свидетельство, складывая бумажку к бумажке. На павлина у них накопилось уже столько, что хватит с головой утопить Люциуса  в отхожем месте. Компромат пока придерживается до лучших времён, так как выпусти его сейчас и активы утопленной семейки растащат вечно голодные до чужих денег министерские чинуши. Нет-нет, вы не подумайте, что наш маленький альянс воплотил в своих рядах союз святых, чужих денег мы не взалкали, но и отдавать их кому попало, не желаем. Лучше они послужат нам, тем более, совсем разорять Малфоя не планируется, а вот направить его кипучую энергию в нужное русло очень даже. Подконтрольный он принесёт гораздо больше пользы, чем окончательно разорённый, сломленный и оскорблённый. Скользкий друг Волдеморта удачно попадает в тот исчезающе малый процент людей, которые полезнее живыми, чем мёртвыми.  В крайнем случае, компромат позволит разойтись с Павлином по нулевому варианту. Как говорилось выше, святых среди нас нет, глупо исключать то, что люди Малфоя не роют на Блеков, Гринграссов и прочих, а там тоже скелетов по шкафам напрятано, что Мерлина и Моргану стошнит. Политика, одним словом. Короче, если папаша ещё заслуживает какого-то уважения, то сынок только что нарвался по полной программе. Пусть не надеется, что выходка сойдёт ему с рук, гнобить я его буду при любом удобном случае. Щенок должен знать своё место и на кого можно и нельзя хвост задирать.

Вернувшись из страны грёз и тяжёлых дум, обращаю внимание на девушек из ближайшего окружения «Серебряного» принца. А не расколоть ли его лагерь, тем более половина однокурсниц лишь играют восхищение, а не испытывают его? Мысленное воззвание  к Малышке Ниппи, летом окончательно сменившей привязку, но не ушедшей из Хогвартса по моей просьбе, и у Панси Паркинсон и Милли Буллстроуд посуда меняется на фарфор и иже с ним. Несколько девушек с третьего и второго курса жалобными взглядами смотрят на меня. Ну, мне не жалко. В ответ я удостаиваюсь признательных улыбок. Некоторые старшекурсники достают волшебные палочки, но оконфузившись с золотом, морщатся. Да-да, золото инертно и не поддаётся конфигурации, если только высшей и только на время, а высшей трансфигурацией во всей школе владеет всего несколько магов и это не ученики факультета Слизерин. Осознав промах, слизеринцы морщатся, неприязненно поглядывая в мою сторону. Мелкая ядовитая змейка, скрывая язвительную улыбку, склонила белокурую, чуть золотистую головку над тарелкой с десертом:

— Лорд Айсдрейк, мы же условились, что факультет осознал ошибку, — выдала спич мелкая оторва.

— Мисс, — я куртуазно нанизал на вилку бифштекс, орудуя ножом, — ради вашего Мерлина и Морганы, разве я не сдержал своего слова?

— Но о трансфигурации говорили вы, лорд.

— Верно, не отрицаю, говорил, — отвечаю, прожевав сочный кусочек мяса и обмакнув губы салфеткой. – И даже могу повторить, но проверить слушателей на наличие мозгов не в моей власти.

Количество краснолицых «индейцев» за столом увеличивается. За окном яростно сверкнуло, изогнутый хлыст молнии впился в громоотвод на астрономической башне:

— Дрянь погода, — возведя очи горе, произношу на весь стол.

— Простите? – встрепенулась одна из третьекурсниц, рыжеволосая, голубоглазая девчушка с чуть вытянутым лицом и губками бантиком.

— Рэйчел Мэтьюз, — представила мне её Алисия на правах общего знакомого.

— Да, мисс Мэтьюз, очень приятно. Можете звать меня Александром или Алексом. Что вас смутило в моей фразе?

— Ну, — щеки девушки порозовели.  — Вы сказали: «Дрянь погода».

— Киньте в меня камень, если за порогом безоблачный звёздный вечер. Насколько я знаю, в Англии принято заводить разговор о погоде.

— Впервые встречаю такой оригинальный способ завести беседу.

— Персефона Паркинсон, наследница Паркинсон, — Алисия, загоняя меня в долги, окончательно взяла на себя роль секретаря. Впрочем, я не против взять маленькую змейку под личное покровительство, в случае нужды составив ей протекцию. Потенциал у девочки просто громадный, загубить его будет преступлением.

— Очень приятно, Наследница Паркинсон. К сожалению, я не силён в местных традициях и буду должен вам, если вы меня иногда будете иногда поправлять на острых поворотах, — спасибо тебе, Панси, теперь я на законных основаниях могу сыпать колкостями и резать правду-матку не в бровь, а в глаз. Я же варвар. А мне, заручившемуся незамысловатой поддержкой, культурно укажут, что оппонента не надо было грубо посылать на три весёлых буквы, а чинно указать ему направление на Запретный лес. Я ведь русский, у нас жгут глаголом, добивая кулаком. Касаемо дуэлей и возможности получить вызов – это палка о двух концах. Похоже, Панси осознала, в какую ловушку её загоняют, а блеск в глазах значительной части факультета красоту моего хода. Не придраться. Пока внимание присутствующих приковано ко мне и Панси, Ниппи незаметно добавила редчайшее двухкомпонентное зелье отсроченного действия в кубок и десерт Малфоя. Сами по себе они не ядовиты и простым перстнем, как у Малфоя, не определяются, но через тридцать минут после попадания в желудок, соединившись между собой и желудочным соком, вызывают эффект, как от ослабленного Зелья откровения. Сдаётся мне, что в гостиной после пира мне не отвертеться от вопросов. Почему должен страдать я один? Пусть Драко тоже пострадает под сурдинку, тем более он мне не нравится.

— Не стоит, лорд Айсдрейк, какие счёты между своими, но если вам будет удобно, я бы взяла у вас несколько уроков славянской магии, если это возможно, — вот и цена прозвучала. Приемлемо, заверните две.

— Магия везде одинакова, мисс Паркинсон, — наставительно говорю я, улыбаясь курносенькой брюнетке, подстриженной под каре. Длинные передние пряди черных, словно вороново крыло волос, выгодно обрамляют её миловидное личико. – Но секреты, как вы прозорливо заметили, есть везде. О занятиях предлагаю договориться в более приватной обстановке, можете пригласить с собой в роли дуэньи кого-нибудь из вызывающих ваше доверие старшекурсниц. Лишние слухи и разговоры вам ни к чему, — как бы сбрасывая некоторые карты, проявил я заботу о моральном облике девушки, чем сразу заработал несколько очков репутации не только у девушек, но и у парней. Англия сильна традициями, особенно магическая Англия.

— А, вы, значит, не боитесь слухов? – подмигнула мне Рэйчел, провокационно облизнув губки.

— Помолвка по полному обряду, мисс Мэтьюз, — сделав помолвочное кольцо видимым, показываю его девушкам. Супружеское кольцо остаётся невидимым. Жест преследует жесткие, далеко идущие цели, на корню пресекающие матримониальные мысли, кои начали возникать в прелестных головках женской половины факультета. Разочарованный вздох становится мне наградой. – Сразу поясняю, в России помолвочные и обручальные кольца и браслеты носят на правой руке. Нет, мисс, слухов я не боюсь и не потому, что магически связан с избранницей, а потому, что мы любим друг друга и доверяем всецело.

Глаза абсолютно всех девушек заволакивает романтическая паволока, мои слова зацепили чувственные струны в их душах. Таки женщины любят ушами, а приземлённые мужики через желудки. Костяшки счетов репутации щёлкают с умопомрачительной скоростью в обе стороны. Прибывает на весах с щедрых рук женской половины, убывает со скупых мужских. Зависть, неприязнь и целая гамма других чувств омывает меня со стороны парней: ирония, одобрение и поддержка, злорадство, интерес и ревность. Целые вулканы эмоций за каменными масками лиц.

Тут на столах произошла очередная смена блюд. Наконец  пришло время напитков. Подмигнув Алисии, заказываю чай с лимоном, который подаётся Ниппи в шестигранном стакане, вставленном в брутальный серебряный подстаканник с чеканкой на боках в виде серпа и молота, и портрета Ленина. Должен же я поддерживать своё реноме? Во всём мире знают, что русские чай и водку пьют стаканами, а песни поют с медведями под аккомпанемент балалаек, причём водку пьют вместе с медведями.

Эпатировать публику распитием спиртных напитков с косолапым мишкой на брудершафт я не стану, зато треньканье повисшей в воздухе балалайки будет в самый раз. Народ выпадает в осадок. А как скривился старый шмель. Старому пердуну всё русское, что нож острый в сердце. Ничего, Дамболдорушко, приедет Дурмштранг, там русских парней хватает, уж мы тебе кровушку подпортим. Зная о, мягко говоря, неприязни русских магов к Дамболдору, на факультете быстро смекают, на кого рассчитан последний «концерт». Лица слизеринцев вновь озаряются улыбками. Не каждый день видишь, как ненавистному директору, образно говоря, публично плюют в лицо, а тот молча утирается. Предъявить зарвавшемуся ученику нечего. Русский никаких правил не нарушил, за рамки приличий не вышел, устав школы соблюдает. То есть чист  со всех сторон. А балалаек уже две, нет, вру – три, да два бубна и дудка. Невидимые музыканты наяривают так, что чайные пары на столах начинают подпрыгивать. Магглорождёные студиозусы и разбирающиеся в обычном мире полукровки и чистокровки шепчут друзьям и знакомым о перелицованных на русский народный инструмент рок-композициях известных исполнителей. На секунду инструменты замолкают, начиная отбивать знаменитый ритм, а часть студентов в такт подпевать «We Will Rock You», одно из окон за слизеринским столом мутнеет, на нём проступает изображение притопывающего и прихлопывающего человека. Несколько движений палочкой, а какой эффект! Ритм — два удара ногой и один хлопок руками, захватывает зал, не остаётся в стороне и преподавательский стол. Кар, Флитвик, Синистра и МакГонагалл азартно хлопают и топают вместе с ученической братией, старина Слагги ударяет пухлой ладошкой по столешнице… Да, Queen и «We Will Rock You» — это вам не замшелый гимн школы, поющийся на разные лады до закручивания ушей в трубочки, но в самый кульминационный момент, когда разогретая публика уже была готова к продолжению концерта, Дамболдор обломал веселье, наложив на зал заклятье тишины, чем привлек к себе внимание:

— Сонорус! Дети мои, вижу вы все уже наелись. Благодарю мистера Кощеева за уникальную возможность насладиться музыкой… Музыка – это настоящая магия, вот помню как-то раз… Так, о чём я? Позвольте озвучить несколько объявлений…

Хорошо играет, не подкопаешься. Маразматик с чудинкой. Ну-ну. Убрав иллюзии инструментов и музыканта, задающего ритм, прислушиваюсь к речи директора, которая не слишком отличается от канонной. Квиддича не будет – разочарованные возгласы, к нам едет Тремудрый турнир – радостные вопли.

Дед не растерял навыка работы с толпой, за минуту он нейтрализовал весь эффект от моего выступления, свалив на головы молодёжи горячие новости, заставив её думать о грядущих событиях и гостях с континента. Пусть многие аристократы узнали о турнире во время каникул, они также поддались общему ажиотажу когда была названа сумма призовых. Двадцать тысяч галеонов, но никак не тысяча. Для некоторых, типа Уизли, просто запредельные деньжищи. Я быстро пересчитал приз на фунты стерлингов. Миллион. Есть за что побороться.

— На этой торжественной ноте разрешите считать пир законченным, — хлопнул в ладоши Дамболдор, — перед тем, как отправиться по гостиным, предлагаю всем спеть гимн Хогвартса. Мистер Кощеев, не подыграете нам?

— Искренне извиняюсь, мистер Дамболдор, но ничем не могу помочь, я не знаю гимна Хогвартса, — встав с места и обозначив полупоклон, ответил я, намеренно опуская в ответе директорство Дамболдора. Как он со мной, так и я с ним. Я не гордый, могу побыть мистером Кощеевым, а не Лордом Айсдрейком, зато как корёжит старика на ментальном уровне. У-у-у, но удар он держит мастерски, награждая меня слащавой улыбкой.

— Ну что вы, мальчик мой, — теперь уже корёжит меня. Вот же с-с… самка собаки! Дамболдор воодушевлённо машет руками. – Это просто, каждый поёт на свой любимый мотив. Что же вы, мальчик мой, где же ваша знаменитая русская смелость с которой берутся города? – Падла! — Не стесняйтесь, непременно присоединяйтесь. Начали!

Ученики запели, кто во что горазд, а старик, нарвавшись на мой злорадный взгляд, поперхнулся слюной и зажевал бородой. Замысловатое движение палочкой, вербальная формула. Ты сам напросился…

— Союз нерушимый… – на весь зал грянул симфонический оркестр.

 

*****

 

Пир закончился, старина Слагги сопроводил факультет до гостиной, прочитал нам лекцию о единстве за стенами и разборках внутри, напомнив, что мы теперь одна семья и запретил выносить мусор из избы. После чего распределил новичков по комнатам и разрешил ещё час посидеть в гостиной. Ответственность за соблюдение оговорённого времени возлагается на старост. Он понимает, что иноземные гости не каждый день, чего уж тут говорить, даже не каждый год в Хогвартс поступают, поэтому закроет глаза на мелкие нарушения режима, мне же он желает быстрее влиться в коллектив и не позорить гордое звание слизеринца. На этом декан махнул пухлой ладошкой и растворился в ночи.

— Лорд Айсдрейк, — разместившись на низком диванчике с приятного взгляду светлого кофейного цвета гобеленной обивкой, начинает Рэйчел, но я перебиваю её.

— Можете звать меня Александром или Алексом, мисс, мы же договорились. Как сказал декан Слизнорт несколько минут назад, мы все одна семья. Давайте оставим титулы и официоз за стенами гостиной. Прошу извинить меня, Рэйчел, что ты хотела узнать?

— Хорошо, договорились, Алекс. Не погрешу против истины, спросив за большинство присутствующих в гостиной, нам действительно показалось, что не любишь Дамболдора? Когда директор успел оттоптать мозоли русским?

Краем глаза замечаю магические возмущения и сполохи активированных амулетов, позволяющих отличать правду от лжи. Какие запасливые, недоверчивые змейки, просто так на слово не верят. Оно, конечно правильно, только здесь и сейчас прозвучит правда и только правда – самое страшное оружие на земле.

— А за что его любить, Рэйчел? Назови мне хоть одну причину. Не можешь. А для ненависти к старику у меня десятки причин, главная из которых – это Вторая Мировая война.

— А причём здесь Дамболдор? – спросил кто-то из парней шестого курса. Я обернулся к Алисии.

— Максимилиан Ниморт, — выдала мой неизменный секретарь и референт.

— Благодарствую, Алисия. Возвращаясь  к Дамболдору. Так вот, Максимилиан, старик длительное время трепетно дружил с Гриндевальдом. До самого тридцать девятого года их часто видели вместе. Дамболдор вдохновлял своего лю… друга на свершения и поддерживал начинания немецкого мага. Кто такой герр Гриндевальд и чем он знаменит вам, Максимилиан, объяснять не надо?

— Не надо, — отозвался он. – У меня дед воевал с немецкими магами во Франции.

— Дамболдор ответственен за развязывание войны в той же степени, что и Гриндевальд. С подачи директора западные союзники без боя сдавали Гитлеру и Гриндевальду позиции в Восточной Европе, продвигая бесноватого фюрера и контролирующего его Гриндевальда к границам России. Ему мы обязаны многими антирусскими и антисоветскими законами, некоторые из которых не отменены до сих пор. Чем всё это закончилось, вы должны были изучать на уроках истории. Что? – деланно удивился я. – Не изучали?

— Изучали, — подкинув в разожженный камин несколько поленьев, сказал Маркус Флинт, — директор вызвал Гриндевальда на дуэль магов и победил, чем поставил точку в магическом противостоянии на континенте.

— Да ну? – вздёрнул я вверх обе брови. – Позвольте тогда вас, уважаемые, просветить и разочаровать. Бункер Гриндевальда находился в полном окружении волхвов и ударных пятёрок магов СССР, его периметр был окутан чарами настолько плотно, что его взламывали десять часов, но зато  и сам Гриндевальд не мог покинуть убежище. Маги и волхвы надёжно заперли его внутри, как вы понимаете из моих слов, Дамболдором там близко не пахло. Боевиков из Аненербе и «волчьих стай» к тому времени передавили, черных магов чистоты крови СС живьём посадили на колья или заставили медленно умирать под грузом проклятья Адской памяти, которое подобно дементорам вытаскивает из глубин памяти все самые страшные страхи, ну, и так, по мелочи. Короче, Гриндевальд был обречён. И тут в бункере объявляется Дамболдор. Вопрос – как?

— Взломал защиту и проник. Он сильнейший светлый маг.

— Максимилиан, я тебя умоляю. Волхвы Растимир, Радогаст и Володимир по отдельности в три раза были сильнее Дамболдора, это я перечисляю тех, кто мог на раз прижать старика к ногтю, а на равных с ним там было больше половины. Так как тогда директор смог незаметно проникнуть за периметр? Молчите? Я отвечу – он знал пароль и коды доступа. Имитировав дуэль и сбежав через специальный портал, Дамболдор спас любовника от заслуженного возмездия, тем самым лишив русских магов и волхвов завоёванной победы. Англия тогда здорово подгадила Советскому Союзу, заключив одного поганца в «Ужасный Нумергард», а второго посадив на кресло председателя МКМ. У Дамболдора и Гриндевальда в Восточной Европе и в Союзе хватает кровников. Думаете, почему он не суётся на континент после того, как его попёрли с кресла председателя  МКМ? Старик и часа не проживёт. А на счёт дуэли. Магическая дуэль без заранее оговоренных условий по умолчанию подразумевает, что победитель получает всё. Оба голубка условия не оговаривали, времени не было, что тогда получил Дамболдор? Вопрос, была ли дуэль на самом деле? Ведь тогда директор должен числиться Тёмным Лордом. Если всё, то всё, от титула до магии, а магию Гриндевальд не потерял. Такая вот история, леди и джентльмены. А вы спрашиваете, почему я его не люблю. Ваш директор лжец и манипулятор. Мало того, что он не жалеет чужих – это нормально, я тоже чужих не привечаю, а если привечаю, то сначала аважу, а потом разбираюсь, шучу-шучу, расслабьтесь, а он и своих подставляет только шум стоит. Не жалеет никого. Взять хотя бы Хогвартс. Даже до нас докатилось, хотя где СССР и где Хогвартс?

— Хогвартс, причем здесь Хогвартс? – подпрыгнул на месте незнакомый мне второкурсник.

— Э-э, — пожала плечами Алисия. Мальчишка оказался незнаком не только мне.

— Дэниэл Реджинальд Торн, — слизеринец представился сам и зачем-то добавил:

— Чистокровен в седьмом поколении, не наследник.

— Кто ответит? – я обвёл взглядом аудиторию. В сгустившейся тишине был слышен треск поленьев в камине и далёкое пение невидимого сверчка.

— Эванс и Грейнджер, — сглотнув тугой комок, глухо буркнул Флинт. — Снейп до сих пор на женщин не смотрит, контрзаклятье ищет, и боится высунуться за Канал. Эванс его «зачистит» подобно остальным. Дамболдор тогда подставил всех, а сам остался чистеньким. На Снейпе, как говорят магглы, можно ставить крест. Не Эванс его заавадит, так Блеки без головы оставят. Старая Леди Блек за свою ученицу никого не помилует. Во время Первой магической, директор не один раз подставлял под удар членов своего Ордена Феникса. Говорят, что именно из-за директора Тёмный Лорд убил Лили Эванс.

— Жаль, что сын грязнокровки не сдох в Азкабане, — пробурчал в углу Малфой, на которого фамилия Эванс подействовала подобно красной тряпке на быка во время корриды. Похоже, оказать влияние зельица. Откровение Драко подобно удару молота по голове вогнало в шок присутствующих. Всем известно, что Нимфадора Блек (молодая Леди Блек) пошла у него на поводу, инициировав бракоразводный процесс Люциуса Малфоя с Нарциссой Малфой, в девичестве Блек.

— Так-так, как интересно, а откуда вы, мистер Малфой, знаете, что мистер Эванс сидел в тюрьме и кормил дементоров? – я не стал делать вид, что не услышал белобрысую моль, наоборот, теперь мне выгодно вытянуть его на подмостки, со всего маху окунув в грязь. Малфой-Малфой, мелкая ты тля, неужели Нарцисса не выучила тебя держать язык за зубами? Неужели отец не вложил в твой котелок умение помалкивать? Да разве я упущу уникальный шанс смешать с навозом белобрысое семейство, не открывая кубышки с компроматом? Да никогда! Остальным полезно преподать наглядный урок, что не стоит задирать хвосты и лапы на Лорда, какого бы возраста он не был.  — Директор год назад на всю страну вместе с мистером Поттером клялся, что задержанного отпустили на все четыре стороны на утро после ареста. Раз вы настолько информированы, поведайте нам, пожалуйста, секрет, откуда ползут слухи. Тут всем интересны подробности.

— Да. Да. Говори, Драко, — послышалось со всех сторон.

— Ничего я не буду говорить, — презрительно оттопырил губу Малфой. – Я вам не клоун.

В гостиной похолодало.

— Тогда я скажу, — шелестя льдом, я брезгливо выплёвывал слова. – Из логики событий выходит, что твой папашка пронюхал о незаконном заключении невиновного ученика школы в Азкабан и вместо того, чтобы бить в колокола, подлизнул задницу директора, таким образом, купив себе какие-то преференции в вашем Визенгамоте. Я выплачу виру в миллион галеонов если окажусь неправ. Прошу засвидетельствовать, — несколько семикурсников засвидетельствовали мои слова, — а ты можешь поднять палочку, прилюдно поклявшись, что твой отец не знал о незаконном аресте и не использовал информацию в своих интересах?

— Как наследник Рода Малфой меня готовят к принятию Рода, но до дел в Визенгамоте отец меня пока не допускает, поэтому знал или не знал Лорд Малфой о каком-то поганом грязнокровке, я понятия не имею, — выкрутился Малфой. – Тем более я не собираюсь приносить клятвы, порочащие честь моего Рода и отца. Будьте уверены, мистер Кощеев, я непременно доведу ваши слова до Лорда Малфоя, и вы ответите за вашу клевету по закону!

— Для тебя и твоего папаши – Лорд Айсдрейк! Заруби себе это на носу и не забывай. Да-да и непременно отпишись отцу, непременно. Позволю себе напомнить тебе о близком родстве на тот момент с мистером Эвансом по линии Блеков. Малфои оставили гнить в тюрьме родственника. Невиновного родственника, замечу!

— Сын грязнокровки нам не родственник! – высокомерно заявил Драко, доведённый до белого каления безответной моральной поркой. Выше упоминалось об умственных способностях слизеринца, и что дураком он не был. К примеру, как бы вы себя чувствовали, смешай вас кто с фекалиями, заодно  пинком отправив в категорию парий? Вот он и сорвался.

— Теперь-то да, Блеки с вами больше дел иметь не желают.

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение следует…

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Жизнь на лезвии бритвы. прода от 8.01.2018»

  1. Кей говорит:

    А когда планируется обновления

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*