Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 2 декабря.

— Ты это, того-самого, кудыть намылился – нагло выдёргивая из страны грёз и воспоминаний, на моё плечо опустилась громадная лапища с грязными, криво обкусанными ногтями на сосискообразных пальцах. Ну, здравствуй, Хагрид. Встретившись со мной взглядом и стушевавшись от прянувшего в его сторону льда, полувеликан отдёрнул руку, словно виноватый ребёнок заведя её за спину. Глядя на меня, здоровенный дядька изрядно мандражировал. Я что, такой страшный? Или… великаны создания магические, полувеликаны тоже.. Скорее всего внутренняя чуйка любителя различных монстров сигнализировала ему о магической твари, которая куда опасней обычных английских чудовищ. Скрывая ядро и личную магическую мощь, характерную сильному взрослому волшебнику, а не  пятнадцатилетнему шпанюку, я нарочно выпячивал животную составляющую, вынуждая окружающих строить догадки, кровь какой магической расы течет во мне и в какой пропорции. Глядя на милого мальчика с яркими зелёными глазищами, Хагрид судорожно склеивал треснувший шаблон восприятия, но тот вновь рвался на мелкие лоскуты, чем нервировал хозяина и заставлял бояться паренька с алебастровой кожей и хищными чертами лица.  – Оно, то-самое, тута усе новички и перваки оно-то через… На лодках значиц-ца.

— С кем имею честь? Мистер… – холодно спросил я.

— Хагрид я. Я эта-самое, не из брагородных буду, — простодушно замахал руками лесничий. Мда, что не из «бРагородных» сразу видно, но домашней брагой от Рубеуса Хагрида разило на милю окрест. – Эта… не надо мистеров.

— Позвольте мне самому решать, надо или не надо. Куда идти, мистер Хагрид?

— Да вот здеся, туточки, тропинка к озеру-то! Вот туда-то и… она одна, не заплутаете! Тама люмы световыя…

Кивнув старо-новым знакомым, с которыми пришлось вторично познакомиться в поезде и отвечать на многочисленные вопросы о том, как это иностранца угораздило оказаться на берегах Туманного Альбиона, благо «легенда» отрепетирована до последней запятой и на противоречиях меня не поймать. Спросите, с кем я вновь наводил мосты? Скрывать ничего не буду, поэтому отвечу – Лавнда Браун, близняшки Патил и Лайза Турпин. Так уж получилось, что все купе оказались заняты и простодушный русский увалень угодил в гнездо главных школьных сплетниц. Очень случайно, довелось приложить не такую уж маленькую толику сил, чтобы мои устремления не бросались в глаза и не выпадали за рамки случайностей. Я в курсе всех школьных событий, благо есть кому делиться информацией. Схоронившись за маской сквиба, Агрус Филч талантливо скрывался в тени школьных событий, исправно поставляя мне информацию о всех раскладах и противостоянии директора с оппозиционными ему профессорами. Кому нужен старый сквиб? Вот и директор не обращал на ворчливого и язвительного старика внимания. А завхоз, предоставленный сам себе, крутился, словно белка в колесе, будто Фигаро, успевая и там и здесь. С этим разобрались, а девчонки вылили на мою снежно-белую голову мегатонны информации по ученической среде: кто с кем и когда с разбивкой по табели о рангах. Конечно, в потоке восторженного щебетания было девяносто процентов ненужной шелухи, но я умел вычленять главное и избавляться от мусора. А подружки оказались куда умней, чем я о них раньше думал. Им бы дознавателями в органах правопорядка работать. Щебечет-щебечет такая фифа и тут — бац, вопросик с подвохом подкидывает и всё с такой сногсшибающей непосредственностью, и не подумаешь, что эти милые создания, словно голодные пираньи, с очаровательной улыбкой выгрызают очередную откровенность. Страшные создания женщины, пусть им ещё расти и расти до женщин, но ухватки уже наработаны! Они ловко взяли попутчика в моём лице в оборот.  Стреляли глазками, улыбались, подбивали клинья, мимоходом интересуясь, свободно ли сердце их очаровательного сокурсника с далёких сибирских земель. Пришлось кованым сапогом умерять матримониальные аппетиты красавиц, заявляя о магической помолвке (на самом деле мы с Гермионой больше года женаты, но говорить об этом я не стал, хватит с девиц помолвки). А изучают ли в России темную магию? А любовные чары? А привороты? А не поделится ли кавалер с дамами секретами, а то в Англии учителя по таким важным жизненным дисциплинам днём с огнём не сыскать. К счастью ужимки потенциальных невест не вышли за черту флирта, порой откровенного. Мне и девушкам хватило такта не превратить заигрывания в фиглярство.  Бедные мои мозги, ещё бы минут пять и они бы вытекли из ушей, спасаясь от неудержимого девичьего напора. В общем, расставались мы довольные друг другом, взаимно утолив информационный голод, и наговорив взаимных комплиментов. Хотя я подозреваю, что где-то меня всё равно надули.

Вид утлых лодочек породил приступ черной ностальгии. Боже, как давно это было. Как мы в них по четверо размещались, когда мне одному теперь ноги девать некуда. Мне, как и Хагриду, не пришлось тесниться, хотя ума не приложу, как это мелкое корытце не пошло на дно под весом школьного лесничего. Не бывает, господа, таких чар. НЕ БЫВАЕТ!  Это уже не магия, а чудо какое-то. В верху предупреждающе сверкнуло и громыхнуло. Длинный ветвистый разряд прорезал темное небо, уткнувшись в черные клубы грозовых туч. Мощный акустический удар асфальтоукладчиком прокатился над озером. Сильный порыв ветра разогнал мелкую рябь, вместо неё подняв настоящие метровые волны. Вот чёрт, только оказавшись под угрозой сесть водяному в приказ, я вспомнил порядком подзабытый канон с первосентябрьской бурей и явлением младшего Крауча народу. Нет, про явление живого мертвеца я помнил, а про буру как-то запамятовал.

Ослепительно сверкнуло, искрящийся столб небесного электричества вонзился в бушующую поверхность озера. БА-БАХ, заверещали перепуганные первачки. Шторм из карикатурного превращался в настоящий. Гигантский кальмар, не будь дураком, споро собрал свои щупальца в кучку и нарнул на дно. Свалил от греха подальше, Ктулху недоделанный. БА-БАХ! Гром и молния в этот раз вышли на сцену одновременно. Лодки болтыхало из стороны в сторону, они, словно морские суда зарывались форштевнями в накатывающие валы, которые за несколько секунд не оставили на детишках ни одной сухой нитки. Дети кричали почти беспрерывно, роль старых морских волков пришлась им не по вкусу, того гляди кого-нибудь смоет или эти тазы переростки покажут заросшие ракушками днища. Я-то по лубому выживу, обернусь драконом или змеюкой и выплыву, а вот мелкого Криви жалко, его старший братишка-гриффиндорец наверняка расстроится…

— Да ну нафиг, — на Великом и Могучем произнёс я, выхватывая из кобуры волшебную палочку.

В древности и в не такую седую старину на судах возили бочки с маслом. Тем, кто не интересовался историей, поясняю, что оное использовали как последний шанс, выливая за борт, когда деревянная скорлупка с парусами вот-вот грозила пойти на дно. Масло растекалось по поверхности и ненадолго усмиряло волны. Вот и я воспользовался опытом предков, магическим хлыстом трансфигурации пройдясь по горбам волн до самого берега. Широкая полоса подсолнечного масла накрыла воду. Ветер перестал срывать пенные шапки и бить со всех сторон. Прикрыв нашу утиную процессию куполом, я держал защиту до самого берега, после чего высушивал выпрыгивающих на пристань детишек, удостаиваясь благодарных и восхищённых взглядов от мелких спиногрызов.

— Усе целы, никто не потонул, этого-самого? – прогудел Хагрид, на манер половой тряпки выжимая свою шубу и пересчитывая малышню по головам. — Ага, усе. Мордредова погодка. А я говорил, шо дождь-то будет к ночи, а тут от оно как… Ты это, русский, купол держать не устал-то? Нет? Ну, держи, этого-самого, тута до входа недалече…

Интересно, откуда Хагрид знал, что я русский, видимо получил соответствующие инструкции от директора, да и в Хогсмиде он меня ловко так тормознул. Бородатый светоч чует подвох, что с самого начала взял навязанную министерством русскую «черную лошадку» под колпак? Опасается длинных рук 13 отдела КГБ?

Не буду гадать на кофейной гуще, всё равно это неблагодарное занятие. Деду есть чего и кого опасаться, на мне свет клином не сошёлся. Кубарем скатившись с кресла председателя Визенгамота, Дамболдор чудом зацепился за Хогвартс, сумев удержаться в должности директора. Лорд Гринграсс рассказывал о цистернах грязи и тоннах компромата, вылитых и вываленных сторонниками деда на оппонентов. Директорство стало компромиссом между обнародованием особо пикантных моментов из жизни власть предержащих и остановкой травли заслуженного низвергателя Темных лордов Гриндевальдов. Старик устоял, закрутив за полтора года все гайки до которых смог дотянуться. И по-стариковски пересидев молодых да ранних политиков. Удивительно, но на общей волне сумел подняться Фадж. Ранее помыкаемый кем ни попадя, он обрёл некоторую независимость и набрал изрядный политический вес, потеснив многих оппонентов.  Сложив факты и догадки, я поделился ими с крёстной и Георгом. Звоночком в голове и замыкающим паззлом стало снятие с должности заместителя начальника аврората старшего очкастого оленя. Я о Поттере сейчас. И наш Светоч с большой буквы «эС», ранее поливавший толстячка Корнелиуса отборными помоями, резко притух с критикой в его адрес. К чему бы это? К тому, что в руки министра угодила некая гербовая бумага с подписями выше означенных лиц, и Фадж крепко взял долькожора за яйца. Только зря он так сделал, не тот Дамболдор человек, чтобы сидеть на привязи, его смирение обманчиво. Наступит момент, когда ядовитое жало шмеля кольнёт в больное место.  Если наступит, потому как министр, сам того не ведая, угодил на мой кукан. Не только он умеет шантажировать. Одно публичное требование поведать миру правду, подкреплённую магической клятвой и с Фаджа можно снимать шкурку пока он тепленький, поэтому на общем совете его решено было не трогать министра до поры до времени. Пусть упивается собственной властью и пьёт кровь Альбусу. Не влезая в разборки мастодонтов, мы, как умная китайская обезьяна, имели все шансы насладиться трупом врага, проплывающим вниз по реке. Понимаю – желание несбыточное, но так хочется, чтобы они поубивали друг друга в прямом и переносном смыслах. Как бы сразу стало легче дышать! Мечты-мечты.

— Я их забираю.

Что, опять?! Опять я с мыслями провалился куда-то не туда. Надо же так уйти в себя и профукать появление главной Львицы всея Хогвартса. А МакГонагалл почти не изменилась, только строже стала по-моему. Тот же строгий вид, тугой пучок волос, традиционная клетчатая юбка по щиколотку в цветах клана, из-под юбки выглядывают щегольские дамские туфли, белая блуза, которую женщины с горных кланов носят навыпуск обнята корсетом с цветной шнуровкой, а поверх всего накинут плед, заколотый красивой брошью, усыпанной драгоценными камнями. А брошка непростая, стилизованная под цветок чертополоха, призванная демонстрировать намерения, ибо является не только аксессуаром и драгоценностью, но и мощным оберегом с функциями защиты и нападения. От вкаченной в камешки манны рябило в глазах. От кого защищаться и на  кого нападать вопрос из разряда риторических. Школа давно расколота на противоборствующие лагери, находящиеся в состоянии холодной войны. За последний год Дамболдор значительно усилил свои позиции, но оппозиция в лице Минервы со товарищи не думает сдаваться. Должен признать, женская одежда горцев идёт Минерве МакГонагалл гораздо лучше, чем строгое платье в пол и широкополая шляпа с высокой тульей. В юбке и корсете, увешанная оберегами, некоторые из которых оказались замаскированными под воткнутые в волосы шпильки, МакГонагалл воплощала в себе образ красивой сильной независимой ведьмы, а не холодной снулой рыбы из воспоминаний первого сентября моего первого курса. Ага, о чём я говорил, вон даже Хагрид слюну пустил. Осязаемое очарование Минервы било  наповал. Пожалуй и магических сил в женщине прибавилось, явно она не пренебрегает ритуалами и древними праздниками. Интересно-интересно, Парвати и Лаванда ни словом не обмолвились о новом образе декана. О чем это говорит? Либо не знали, либо МакГи зажала гриффиндорскую вольницу доброй части факультета в стальном кулаке, научив когда нужно держать язык за зубами. Склоняюсь ко второму, ведь с другой стороны та же Лаванда слила мне всё относительно братца и Уизлей. Не будь у рыжих подпорки в виде директора, давно бы вылетели с Хога впереди собственного визга. Не самых ласковых слов удостоился Малфой. Белобрысый гавнюк, пользующийся покровительством Снейпа, совсем распоясался. Сколько раз его окорачивали сами слизеринцы, всё без толку.  Кстати, Хорёк остался без сквайров. Винс и Грег послали белобрысую моль далеко и надолго. Новость была с бородой и за прошедший год успела остыть, покрывшись коркой льда, но сказанная Лайзой Турпин драматическим шёпотом, добавляла пикантности во внутришкольном котле интриг. К тому же Винсент и Грегори парни видные, холостые, вроде как не помолвленные. Короче, сезон охоты открыт… Девчонки ещё не знают о лордовских перстнях, Гойлы и Креббы сумели скрыть смену глав Родов. Узнай о подобном великосветские охотницы и молодым людям осталось бы только посочувствовать.

Лекцию о факультетах и традициях в исполнении МакГонагалл я благополучно пропустил мимо ушей. Не впервой. Зато выраженную публично благодарность за колдовство на озере, присмотр за малышами и сушку оных после путешествия, записал на личный счёт и отметил ответным полупоклоном равного равному. Захлёбывающийся слюной и сгорающий от вожделения Хагрид уже утопал, поэтому, в качестве жеста доверия, я чуть приподнял щиты, продемонстрировав краешек ауры. Дети ничего не поняли, а МакГонагалл жест оценила.  Первый мостик к нужному союзнику в новой личине успешно наведён.

Вот и Большой Зал, украшенный к празднику. Сотни любопытных взоров обращены в вошедшей процессии. Потолок, столы и лавки не изменились в отличие от учеников. Особенно ярко изменения коснулись гриффиндорцев. Незримая черта делит факультет на две неравные половины. По поведению за столом сразу видно, кто вошёл в львиный прайд, а кто жужжит в улье старого шмеля. Оп-па, почувствовав сильный чужой интерес к своей персоне, я скосил глаза, выцепив в темном углу справа от входа скрытую тенью фигуру завхоза. Согбенный под тяжестью лет старик. Во всех спектрах восприятия передо мною сквиб. Снимаю шляпу, Аргус оказался мастером маскировки — настоящий профессионал! Наложенные им тактильные иллюзии неотличимы от реальности. Больше двух лет он успешно дурачит директора. За этот подвиг ему памятник надо при жизни поставить. Меня Аргус в нынешнем облике ни разу не видел, но благодаря вассальной связи сразу признал. Весь прошлый год завхоз выполнял мой задание, надеюсь не зря я просил его рисовать схемы замка и подземелий, и наше дело выгорит, но об этом позже.

Началось распределение. Я уже устал подпирать стену, дожидаясь своей очереди взгромоздиться на колченогий табурет. Наконец мелочь разбежалась по факультетам и слово взял директор, объявив на весь мир о новичке, поступающем на четвёртый курс Хога по программе обмена. Бла-бла-бла… и вся школа надеется, что Хогвартс станет настоящим домом не только исконным жителям Великобритании, но гостю из заснеженной России. А уж как я на это надеюсь.

— Александр Иванович Кощеефф, — с двумя «ф», на американский манер объявила МакГи, на последок припечатав. — Лорд Айсдрейк.

Фетровый колпак торжественно опустился на мою голову.

— Оу, кхе-кхе, — желчно хихикнула Шляпа. – С возвращением, Лорд! На Слизерин?

— А есть варианты? – на мысленный вопрос, такой же мысленный ответ.

— Слизерин! – на весь зал проорала шляпа и одному мне добавила:

— Удачи, Лорд, я буду держать за вас поля свернутыми.

 

 

 

Продолжение следует…

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*