Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 9.10.2017

 

*****

 

Интерлюдия.

 

Средиземноморское побережье Испании. Испанское поместье семьи Кребб.

 

Джонатан Кребб, лорд, муж, отец, хозяин заводов, кораблей, пароходов и вассал Лорда Малфоя, черной хворью ему по печени, несколько минут назад вернулся с совещания в одной маггловской компании, в которой широкоплечему брутальному джентльмену принадлежал блокирующий пакет акций. Компания вот уже второй квартал не могла похвастаться положительной статистикой и совет директоров изо всех сил предпринимал меры для спасения ситуации. Акции тихо, но верно теряли в стоимости и катились вниз. Выглядя озабоченным, Джонатан в уме подсчитывал будущую прибыль. Совсем скоро компания присоединится к его холдингу. Зачем организовывать трудности, если вы не желаете что-то прибрать к рукам. Кребб желал и очень сильно, затраты «на понижение» должны быть отбиты с прибылью. Пока что план не давал осечек и проклятый Морганой сюзерен оставался в неведенье интриг Лордов Гойла и Кребба, иначе бы на паритетных началах присоединился к их игрищам. Блондинистый ублюдок попил немало крови у друзей и напарников, влезая в их бизнес и отхватывая себе самые лакомые куски. Что Кребб, что Гойл с удовольствием скормили бы Люциуса голодным оборотням, но клятвы-клятвы, будь они неладны. Люциус даром что не носил метки Тёмного лорда, чистеньким остался. Неназываемый согласился с аргументами скользкого блондина: для сохранения престижа на внешнем фронте метка лишняя. Работе с финансами, подразумевающей общение и взаимодействие со многими людьми и сильными мира сего, украшение на левом предплечье может навредить. Не все согласны с политикой Его Темнейшества. Ничего, сначала Вальпургиевы рыцари возьмут власть, а уж апосля… Что будет «апосля» узнать было не суждено, Лорд тогда принял аргументы Малфоя, а вот молодые и глупые наследники Кребб и Гойл угодили под раздачу и обзавелись стильными татушками, за что чуть было не остались без гроша в кармане, когда Неназываемый сгинул в Годриковой лощине. Больше десяти лет прошло с тех пор, но властолюбивая скотина оказалась достойна своего учителя – Альбуса Дамболдора, ни в какую не желая отпускать своих «друзей», затем «последователей», плавно сменивших статус на «слуг». Метки не пропали с исчезновением Хозяина.

Джонатан приказал эльфу сервировать столик и расставить мебель. Вскоре из Англии должны прибыть Кэтрин, лорд Гойл с супругой и сыновья владетельных джентльменов, которые не остались в Хогвартсе, аргументируя отъезд «делами Рода». В принципе, так оно и есть. Лорд задумчиво покосился на сервировочный столик, крякнул и протянул руку к бутылке марочного коньяка десятилетней выдержки. Выдернув пробку, он потянул носом аромат напитка, наполненный непередаваемыми флюидами солнечного винограда и старого дуба. Плеснув коньяк в снифтер, Джонатан вышел на открытую террасу. Да, в Англии сейчас сыро и промозгло, б-р-р. Больше всего он не любил разговоры про погоду, а куда деваться? Этикет, будь он неладен, хорошо хоть в Испании душа радуется теплу и солнцу. Двадцать три градуса по Цельсию, парни хоть прогреют кости после сквозняков Хогвартса.

Пригубив напиток и бросая нетерпеливые взгляды на аппарационную площадку, Лорд Кребб задумался, правильно ли они поступают с другом, взваливая на сыновей неподъёмную ношу ответственности за Рода Гойл и Кребб? Вроде всё давно обговорено и учтены все мелочи, тянуть дальше чревато негативными последствиями, но глумливый червячок сомнения по-прежнему терзал душу лорда. На память Джонатана пришло прошлогоднее воспоминание из откровений сыновей, которыми те поделились в соседнем поместье Гойлов. В тот день взрослые составили множество планов и не их вина, что почти все они рухнули из-за интриг старого паука. Дамболдор убрал со сцены мальчишку Эванса, видно потеря влияния в Визенгамоте показалась ему достойной платой за избавление от пацана. Чего не рассчитал Светоч, так это феерического побега нескольких школьников на континент. Скандал получился знатный. Магическую Британию трясло, как при десятибалльном землетрясении, до сих пор Визенгамот сотрясается от периодических афтершоков. Мда, Кребб ядовито ухмыльнулся, Люци тогда тоже знатно придавили хвост горкой соли. Любо-дорого было послушать экзерсисы и экспромты блондина на несправедливость жизни.

Допив коньяк, Кребб разражено притопнул ногой. Где Мордред носит Якоба, жён и сыновей?! Взглянув на опустевший снифтер, лорд отказался от заманчивой идеи повторить. Сегодня ему требуется ясная голова и холодный разум. Два месяца назад Кэтрин и Эбигейл сумели подобрать ключики к Андромеде Блек и через неё подступиться к одиозной Железной Вэл. Слово за слово, намёк там, намёк здесь и женщины получили приглашение на five o’clock с портключом на двоих во французское поместье Блеков. Эби и Кэти провернули поистине титаническую работу, наводя мосты к Вальпурге. Подругами они, конечно, не стали, но главного женщинам добиться удалось. Матриарх Блек взамен за некоторые щепетильные услуги, заключавшиеся в слежке за указанными старухой магическими фамилиями, передала Кэтрин описание древнего ритуала  с помощью которого возможно избавление от меток Тёмного Лорда.

— Кокки!

— Хозяин! Кокки слушает, хозяин! – перед человеком мёл ушами по полу мелкий домовик.

Джонатан отдал эльфу пустой снифтер и велел принести сигару, но покурить в тиши летнего сада не вышло. С громким хлопком на аппарационной площадке материализовались четыре человека, сжимавшие в руках обрезок верёвки – самого распространенного типа международных портключей. После положенных по этикету приветствий, друзья отправили дам и сыновей переодеваться с дороги, а сами с сигарами разместились в летней беседке.

— Лайтморы мертвы, — бросил в сторону Якоб Гойл. От информационного нокаута Кребб закашлялся дымом.

— Кхе-кхе, кх-кх кхчто? Как?!

— Лорд и наследник заморожены живьём в собственном доме.

— Кхе-кхе, кхе…

— На Кинг-кросс они воспользовались камином. В мэноре, в каминной комнате их промороженные тушки и нашла жена Эдгара. Кто-то проник в родовое гнездо и прикончил двух магов в самом сердце родовой силы. Хороший такой намёчище сведущим магам, не находишь?

— Но мы… Ты считаешь… Кэтрин…

— Кэти и Эби должны забыть координаты чьих мэноров они передали Блекам. Не было их там и ничего мы никому… Я сам наложу на них обливейт. Факты упрямая вещь, друг мой. Блек сводит счёты. Мстит за девчонку. Вчера дотла сгорел мэнор Хочкинсов и все, кто в нём находился, а так как наследник не способен возлечь с женщиной, считай с Хочкинсами покончено. Забудь о них.

— Идиоты, — сплюнул лорд Кребб, — Вальпурга выставила им виру не такую неподъёмную, как Флинтам.

— Всё правильно, хоть Флинты на лицо не красавцы, но умом их Мерлин не обделил. Бухнулись в ноги и вымолили прощение. Не будем вспоминать о ста тысячах галеонов отступных, а вот мертвецы заартачились. Их и вычистили в назидание остальным.

— Жестоко, — выпустил колечко Джонатан и проводил его взглядом. – Проклятье, наложенное девчонкой Грейнджер, не спало. Могли бы сами догадаться, что она жива. Готов поставить сто галеонов, это не последняя знаковая смерть.

— Дураков нет делать ответные ставки, — отстранённо кивнул Гойл, смотря на тлеющий кончик сигары, — поддержу тебя, тем более Блеки получили координаты трёх точек… И я уверен, что у всей их семейки на сегодняшний день имеется железное алиби.

Раздавив в пепельнице недокуренную сигару, Лорд Гойл обернулся на звук шагов. По лестнице, ведущей на второй этаж со спальнями и гостевыми комнатами, спускались сыновья и жены. Когда все расселись в кресла, расставленные вокруг стола с напитками. Джонатан Кребб, как хозяин имения, выдержал приличествующую случаю паузу, кашлянул, переглянулся с дамами и другом, после чего перевёл тяжёлый взгляд на молодое поколение, от чего наследники семей почувствовали себя крайне неуютно, с трудом удерживаясь, чтобы не заелозить седалищами.

— Винсент, Грегори, не ошибусь, если вы сейчас гадаете о причине вашего экстренного вызова домой с пасхальных каникул, — парни кивнули. – Что ж, не буду делать секрета, хотя позже вам придётся принести целый букет обетов, но пока я хочу донести до вас, что вам предстоит сегодня примерить кольца Лордов Гойл и Кребб. Стоп-стоп, ничего не говорите, тем более, возражения с вашей стороны не принимаются.

— Но у нас остаются вопросы, отец, — тем не менее, осмелился перебить родителя Винсент.

— Терпение, сын, вы получите ответы. Разве я не сказал? Так вот, говорю ещё раз, сегодня вы примите на себя главенство на Рода Кребб и Гойл. Вижу по вашим глазам, что вы догадались… Да, мы приняли взвешенное решение избавиться от меток и окончательно порвать с Малфоем. Тянуть до лета крайне не рационально, тем более Леди Нимфадора Блек инспирировала бракоразводный процесс Нарциссы Малфой, в девичестве Блек, и Люциуса. Развод чреват для последнего крупными финансовыми потерями, возмещать которые он начнёт с вассалов, а мы вложились в несколько проектов и крупное изъятие оборотных средств может дорогого стоить. Не исключено банкротство. Мы ходим по грани, но вряд ли этот факт волнует нашего сиятельного павлина. Вернёмся к вашим возможным вопросам. В полночь в ритуальном зале Гринготтса будет проведён ритуал отречения…

Сыновья вскочили с кресел, но были мгновенно обездвижены матерями и после лошадиных порций успокоительного зелья усажены обратно.

Суть старинного ритуала, найденного Вальпургой Блек в пыльном, поеденном червями фолианте времён Основателей, который триста лет назад неизвестным образом угодил в семейную библиотеку тёмного семейства при Орионе II Блеке, заключалась в следующем. лицо, желающее оборвать все старые связи, а также освободиться от клятв и обетов, данных под давлением силы или под принуждением, снимало с себя всю ответственность. Полностью. То есть Лорды Кребб и Гойл передавали Рода в руки сыновей, которые получив полную власть, лишали фамилии и связи с Родом заклеймённых тёмной меткой отцов. Спасибо одному нюансу, Джонатан и Якоб клялись в служении тёмному Лорду от себя лично, их клятва завязывалась на фамилию, а не на весь Род. Фактически метка являлась знаком личного вассалитета. Аналогичная ситуация была и с Малфоем. Люциус ободрал как липку Джонатана Кребба и Якоба Гойла, а не Лордов Кребба и Гойла, поэтому у планируемого ритуала есть все шансы на успех. Итак, безымянными и бесфамильными, бывшие лорды освобождались от служения, ибо для магии они умирали. Метафизическая смерть в чистом виде. Магический конструкт темной метки разрушался безвозвратно. Кэтрин и Эбигейл становились вдовами со всеми вытекающими обстоятельствами в виде регентства над молодыми сыновьями-лордами. На третьем этапе, с одобрения юных владетельных сыновей, происходило повторное бракосочетание «безутешных» вдов на безымянных бесфамильных волшебниках мужеского полу. Чистой воды мезальянс. Будущие мужья, лишённые имён, фамилий и титулов, обратно получали от жён фамилии, новые имена, а возможно и старые, и подпитку от родовой магии, но на решения Лордов влиять уже не могли ни с какой стороны, даже выпороть отпрысков магия не даст. Так что вся ответственность, как бы они не хотели, ложится на плечи парней, которым предстоит разгребать ошибки молодости своих отцов. Да, родители никуда не денутся. Они по-прежнему будут с сыновьями. Они остаются руководить бизнесом в маггловском мире, где их юридический статус остаётся без изменений, а если их назначат управляющими, то и в магическом. Да, они всегда помогут словом и делом, но сточки зрения магических законов, права Джонатана и Якоба на сыновей становятся ничтожными. В магическом мире их статус падает до уровня чистокровного мага во втором поколении. Такова цена за освобождение от метки и навязанной вассальной клятвы. Присутствует ещё несколько немаловажных нюансов: ритуал должен быть добровольным со всех сторон, магия сразу определит несогласие любого участника. Какое наказание от слепой стихии последует за принуждение или империус лучше не спрашивать… Куча трупов и прерывание основных ветвей Родов Кребб и Гойл.  Нужны мощные накопители маны и жертвы. Человеческие. Благо в Лютном хватает отребья с волшебными палочками за пазухой. В подвале менора уже сидят четыре оборванца – убийцы и насильники, на которых клейма негде ставить, а крови на их руках столько, что Пожиратели по сравнению с ними словно первые весенние фиалки. Невинные цветочки. Если эти отбросы общества исчезнут, остальным станет легче дышать. Накопители родители взяли в аренду у Блеков и гоблинов, отвалив за каждый камень по десять тысяч галеонов, а камней ровно дюжина. Сто двадцать тысяч только за камни, взятые в займы. Ещё половина обозначенной суммы за аренду ритуального зала и комплекс зелий для реабилитации участников ритуала, которые после его проведения три дня пролежат пластом под наблюдением гоблинских колдомедиков в специальных палатах с искусственно повышенным магическим фоном. Парни как раз успеют оклематься к окончанию каникул.

— Мы согласны, — синхронно буркнули Винсент и Грегори.

— Мы не сомневались в вас, мальчики, — смахивая слёзы, Леди Гойл и Леди Кребб по очереди обняли сыновей.

— Блеки, какая им выгода, что они затребовали за ритуал и камни помимо золота? – спросил Грегори.

— В корень зришь, — одобрительно хмыкнул Якоб Гойл. – Вы дадите клятву, никогда и ни при каких обстоятельствах не поддерживать Малфоев, Дамболдора и его партию, а также держаться подальше от Тёмного Лорда.

— Это само собой разумеется. А касаемо Визенгамота, из-под Малфоя вышибается два кресла, его законопроекты отклоняются, а партия теряет последователей. Ловко, одним выстрелом убивается два или три зайца, — парни переглянулись, обменявшись с помощью легилеменции мыслями, — что они затребовали для себя?

— Нейтралитет и не причинение умышленного вреда Блекам и Эвансам. Всё.

— Умышленного. Ну да, ведь можно просто споткнуться и толкнуть в спину… Отец, — младший Кребб поднял требовательный взор на родителей, — почему Леди Блек поделилась с вами планами развода родителей Драко? И почему она их разводит? – Винсент чуть подумал и добавил. – Отец Драко, лорд Малфой опять начудил?

— Не знаю, хотя догадываюсь. Люциус частый гость в гильдии наёмников и ассасинов, видимо подрабатывает посредническими услугами. Он не мог не знать, какая нужда привела Лайтморов к «ночным братьям»…

Отцы и дети, и присоединившиеся к ним матери около часа обговаривали все нюансы, после чего отправились по спальням набираться сил перед ночным ритуалом. На второй день пасхальных каникул Наследники Кребб и Гойл сменили статус…

 

Конец интерлюдии.

 

 

Франция. Имение Блеков в предместье Парижа Нейи-сюр-Сен.

 

лжение следует…

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*