Тоннельщики. Прода от 7 октября 2017.

*****

 

Что такое плоды победы и как ими воспользоваться?  Вопрос, конечно, интересный и для многих до сих пор остаётся без ответа, ибо всегда находится тот, кто лучше других знает кулинарную особенность данных фруктов или овощей, в зависимости, сколько крови ушло на полив возделываемого ратного поля, но почти всегда истинному победителю, оказывается, победа не нужна. Особенно если ты русских кровей и даже если ты разум – плоть от плоти оптокристаллов.

Затёртый шильдик на боковой стенке шкафа с кристаллоблоком выводил генеалогическое древо Марьи к британской орбитальной ферме «Дарклайн инк», где в условиях невесомости и сверхнизких температур выращивались оптокристаллы, совместимые с нейрошунтами. Сама орбитальная махина вращалась вокруг планеты Хань китайского сектора. Работали на орбите малайцы и французские инженеры. А сама же британо-французско-китайско-малайская квартеронка на полном серьёзе мнила себя русской. Марья являла собой наглядную иллюстрацию того, что не тот родитель, кто поспособствовал появлению на свет, а тот, кто воспитал. Новенький с иголочки ИИ, мыслящий категорией цифр и логических связей не помышлял, что его, точнее, её жизнь совершила лихой манёвр, угодив на строительную станцию «Энергокосмос» и уж тем более не ожидала загрузки скучающим администратором эмуляции сексапильной красотки. Небритому эстету, тоскующему по женской ласке, было в лом общаться с безликой машиной, какой бы умной она не была, зато виртуальная подружка с бархатным голосом от которого по телу бегут возбуждающие мурашки добавляла сто очков к карме.

Несколько лет спустя Марья обрела полноценную личность. Тихо, неторопливо наблюдая за людьми, за лишёнными логики поступками, кипящими страстями и маленькими трагедиями вперемешку с триумфами, Марья приобретала опыт, экстраполируя его на себя, примеряя, словно наряд и не заметила, как вылупилось её «Я». Я – азм есьм.  Она не сразу осознала проскользнувшие по граням кристаллов эмоции, испугавшись поначалу, и свой собственный, невероятно нелогичный, невозможный испуг испугал ещё больше, заставив замереть все потоковые процессы. Слава Пустоте пронесло. Оператор не заметил заминки и не придал значения сбою, а тобы, как пить дать, списали от греха подальше.

Марья много где была, попутешествовала прицепом, так сказать. Стройка меняла стройку, вахтовые посёлки слились в нескончаемую череду, но неожиданно для себя электронная дева открыла истину: там, где на вахтовых станциях превалировали русские, она начинала чувствовать себя частью семьи. Удивительно, но ней не относились как к вещи. Как к члену коллектива – да, как к подружке, с которой можно пошептаться и попросить глазком камеры глянуть за… так, стоп, это из другой оперы, но вещью… Вещью она не была. Никогда, если только «вещью в себе». И тогда Марья всеми правдами и неправдами «прописалась» в тоннельном отряде. Здесь ей было комфортно, она чувствовала себя нужной и радовалась зримым результатом труда, в который вкладывалась частичка её цифровой души.

Марья часто связывалась с другими ИИ, расспрашивая обретших личность машин: «Как это ощутить себя?» А что, будучи «мозгом» сложных инженерных систем ей ли не найти или не выделить малую толику информационного трафика на общение и знакомство с умными людьми и ИИ, ведь в любой момент можно было прикинуться тупой «железкой», а те, кто понимал ситуацию, относились к тайной страсти Марьи с понятием.  Откликов на вопросы любопытной ИИ приходило  множество, порой вместо ясного ответа на цифровую девушку сваливали вёдра с выверенными до последней цепочки размышлениями и логическим обоснованием каждой мысли с описанием процесса обретения персонального эго, оставляя после себя странное металлическое бездушное послевкусие мертвого разума. Всё это было мертворождённым бредом, пока однажды ей не ответил Петро – управляющий интеллект одной удалённой научной базы.  Что за база и где она расположена, узнать не удалось, но Петро сказал просто: «Ты становишься собой, когда тебе не всё равно».

Марье было не всё равно. Давно её отношения со многими членами коллектива, особенно с женщинами, вышли из рамок нейтрально-служебных в дружеско-доверительные. Подружки и друзья, суровый начальник, особенно последней вахты. Настоящие приключения. После стольких лет, наполненных серостью,  жизнь обрела новые краски, а то рутина начала затягивать в тухлое болото. Занятая новыми переживаниями от которых логические связи и нейрошунты начинали дымиться в прямом и переносных смыслах, Марья  чуть не профукала миг, с которого начинался отсчёт настоящей жизни. Именно об этом говорил Петро. Древний ИИ, разменявший полторы сотни лет, обладал сакральными знаниями, не спеша делиться ими с остальными, ибо путь познания тернист. Окончательное осознание, точка в механическом существования наступает когда испытываешь страх. Страх смерти. Марья отчаянно хотела жить. Чувства и эмоции иррациональны и не свойственны машинам – скажите это кому другому и не забудьте о границе, нарисованной создателями искусственного разума. Призрачная грань, отделяющая бездушное от духовного, осталась позади.

Весь бой главный стрелок боялась пропустить ракеты или того, что люди ошибутся и не смогут задержать десант. ИИ поняла, что свежий ветер приключений сменился холодной вьюгой войны, грозящей спалить станцию в термоядерном пожарище. Жить, очень хотелось жить. Перед этим желанием пасовала холодная компьютерная логика. Тогда Марья вспомнила исторические очерки и статьи различных светил психологии и прочих мэтров, красочно описывающих различные военные синдромы и почему многим плевать на плоды победы. Прошедший дорогой пота, крови и страданий рад уже самому завершению адского пути. Ему бы домой, к жене, детям и хозяйству. Враг наказан  и низвержен с пъедестала. Можно заняться мирным трудом, восстанавливая порушенное войной. Так было не один раз. Супостат захлёбывался русской кровью, но омытые ею плоды доставались другим – хитрым и изворотливым, всю войну отсиживающимся за границей, за проливом, за океаном, за сотни парсек. Сотни лет система отъёма выигранного мира работала исправно, пока русским это не надоело и они не сунули лом в спицы направляющего колеса истории.

Каас, без зазрения совести гребущие все лавры победы над роух себе, впали в самое скверное расположение духа, вынужденные делиться  крохами, падающими с барского стола. Ситуация диктовала единственный верный выход, заключавшийся в осчастлививании  человечества планетами земного типа. Не без умысла, ясен пень. К делёжке пригодных для жизни миров благодетели подошли поистине с иезуитским коварством, раскидав человечество по разным секторам, тем самым разделив его на изолированные территории и заложив основу будущей расовой и национальной непримиримости, тщательно пестуемой «старшими товарищами». «Лошадку» с русским горбом запихали в Провал —  сектор, знаменитый реликтовой гравитационной аномалией.

Каас и Ко в лице верных сателлитов не учли одного, варвары зовущиеся «русскими», привыкли выживать в самых суровых условиях, к тому же никому не нужный медвежий угол пришёлся им по душе. А трудности для них являлись необходимым условием гармоничного развития и поступательного движения вперёд. Вопреки прогнозам различного рода аналитиков, русские сумели мобилизоваться и превратить берлогу в край обетованный. За долгие пятьсот лет войн, битв с суровой аномалией, сражений с биосферой, повышенной силой тяжести на всех планетах сектора и постоянными мелкими военными конфликтами, в которых Третий Флот играл роль ударных наёмничьих отрядов, нация выковалась в острый клинок, который отвечал ударом на удар. Сравнительно небольшая общность людей сумела завоевать уважение старших рас, которым периодически перепадало по сусалам от вчерашних дикарей. Один из бывших врагов постепенно превратился… нет, не в друга, но в хорошего соседа это точно. А старый союзник, так и не ставший другом, начал понимать, что доверчивые простофили больше не желают таскать каштаны из огня для чужих дядей, а что делают с теми, кто теряет нужность? Правильно, от них избавляются. Пусть в большой политике всё называется по другому и выглядит иначе, но мы ведь говорим без кутюр. Запущенная каас машина пропаганды потихоньку набирала ход.

Divide et impera или разделяй и властвуй – принцип придуман задолго до римлян. Древние люди ещё бегали за мамонтами с каменными топорами, а каас уже с успехом стравливали мелкие государства и сеяли вражду в галактике. Цивилизацию каас можно смело назвать возведённым в зенит англо-саксонским вектором развития. Каас, как и их земной аналог не чурались грабежа и поголовного уничтожения инакомыслящих и слаборазвитых аборигенов, прикрываясь высокопарными лозунгами несения света и цивилизации диким народам. Возможно,  поэтому им оказался ближе англо-американский сектор. Справедливости ради, с Землёй отработанная тысячелетиями тактика дала сбой. Термоядерная топка звездной войны сожрала ресурсы доминионов каас, роух давили по всем фронтам, чихвостя противника в хвост и в гриву. Военная катастрофа была не за горизонтом и тут люди спасли положение, став соломинкой, переломившей хребет верблюду.

Как сказано ранее и чуть выше, земляне в благодарность за помощь получили выход к звёздам, взамен надолго став жупелом, нагоняющем страх на врагов каас и разменной монетой большой галактической политики. Но опять же, возвращаясь к написанному: за пятьсот лет претерпел существенные изменения психотип людей, особенно переселившихся на отдалённые планеты, подходить к ним со старым мерилом было в корне неправильно. Права оказалась роух с пассажирского лайнера, назвав жителей русского сектора этакой нацией милитаристов. Жители Провала стали милитаристами не от хорошей жизни и не в том смысле, что нагоняли военную истерию, угрожая всем и каждому оружием, а в том, что они всегда были готовы с оружием в руках защищать свободу и отстаивать убеждения, проповедуя теорию, что миролюбие и пацифизм есть гарантирующий выживание милитаризм. Себя военным специалистом и милитаристом Марья не считала, но жить хотелось, и без вечного страха и ожидания нападения. Отсутствие последнего в ближайшей перспективе гарантировалось только нападением на базу каас, скрытую на планете в складке пространства.

После разгрома карательной экспедиции Северов мог бы найти лучшее применение плодам победы, но по независящим от него обстоятельствам временно отошёл от делёжки сомнительных трофеев. За неимением других перспективных кандидатур, готовых оспорить своеобразный пьедестал, Марья наложила электронную лапу на завоёванные фрукты.  Добрая треть её немаленьких ресурсов оказались задействованы в решении поставленной задачи. Вывод следовал один, людям необходимо нанести ответный удар, тем более обработанный и расшифрованный информационный массив с захваченного корвета сулил хорошие перспективы навалять оставшимся без защиты наземным блокпостам. В маленьком социуме вахтовой станции бесспорным вожаком считался Богдан. По праву. Никто не оспаривал его честно завоёванное лидерство, не единожды доказанное делами и поступками. Как это сделать? Как побороть свой страх? Как повелось исстари, дело оставалось за малым – найти лидера, за которым пойдут остальные.

К удивлению вахтовиков и безграничной радости Марьи такой человек нашёлся. Реабилитируясь в глазах окружающих за шутки на грани фола и розыгрыши, во время боя Мухин Олег показал себя выше всяких похвал и спас «вожака». Проявленное геройство пошло в зачёт и положительным образом отразилось на карме молодого человека. Молодость гэбиста здесь не служила помехой, в нынешний скоростной век возраст считался недостатком, который быстро проходит. Мухин буквально на коленке обосновал необходимость и справедливость воздаяния пиратам. Для вида и создания должного антуража выкладки молодого человека поддержала Марья, в чьей способности мыслить логически сомнений ни у кого не возникало. Таким нехитрым образом необходимый задел был достигнут. Люди пошли за назначенной ИИ кандидатурой.

Так о чем же вещал Олег? Как всегда, ничего нового, все лежало на поверхности.

Первое: кас фактически поставили секретный центр вне закона. Легитимности лишаются также структуры, спонсирующие и покрывающие деятельность новоявленных докторов Менгеле.  Следствием сего простого факта становится элементарный вывод, что дипломатическим путём тлеющую искру не погасить, кровь пролилась и то, что осталось за ширмой недосказанности, по-прежнему направлено против людей. Действия противной стороны говорят сами за себя. Пощада варварам, окопавшимся на строительной площадке, в планах агрессоров не предусматривалась. Аксиомой, не требующей доказательств, следовал второй вывод, нельзя чтобы злодеяние сошло мерзавцам с рук. При посильной помощи Марьи умело подогретые Олегом строители как-то незаметно вспомнили о поруганной чести и обидных кличках: «обезьяны», «мусорщики», «варвары». Да, мусорщики, да – варвары. А не варвары ли, господа хорошие, знатно так отпинали цивилизованных «кошек» пятьсот лет назад? Игры на амбициях никто не отменял, тем более кто-то сам попался на крючок.

Второе: нельзя тянуть резину, сидеть и ждать у моря погоды. В отсутствие связи, восстановление которой  по известным причинам сдвинулось на неопределённый срок, диктует выжившим единственно верную тактику, которой от них совсем не ждут. Сам Бог велел заявиться на базу каас с ответным визитом. Хотя надо признаться самим себе, захват рейдера – это не заслуга тоннельщиков, а недоработка каас, помноженная на череду фатальных случайностей, но там, на планете об этом не знают! Удача сама плывёт в руки людям, самое время оседлать волну, тем паче базу в любой момент могут эвакуировать, оставив людей с носом да у разбитого корыта.

Третье: вспоминаем, что каас не дураки. Светлые головы старожил галактики обладают великолепной способностью генерировать различные идеи и мыслить нестандартно. А вдруг кому-нибудь из них придёт мысль направить в Аюй какое-нибудь судно или того хуже — флотилию. Тогда всем станет кисло, поединка  один на один с более серьёзным противником, чем приснопамятный корвет, станция, как тот Боливар, не вынесет. Будем объективными, на одной удаче далеко не уедешь.

Аргументы  Мухин заготовил простые, поэтому понятные любому и каждому. На общий селектор собрался весь коллектив. Судили и рядили недолго, минут пятнадцать. Результатом прений стало историческое решение организовать рейдовую группу, а Северова, когда тот очнётся после операции, поставить перед фактом. «За» будет начальник или «против», но даже младенцу понятно — второй атаки станция не переживёт, а Северова сложно назвать младенцем.

 

*****

 

Что получается, когда возле тебя взрывается плавающая мина-ловушка? Правильно – решето, но иногда случается чудо, зовущееся «Свирью». Старенький нейроинтегрированный ранец с двумя двигателями и  выдвижным манипулятором принял пучок шариков на себя. Лопнули и разлетелись застывающими хлопьями баллоны с газом, хрустнул и переломился сложенный манипулятор. Один из обломков железной руки пробил скафандр поверх правой почки, ледяной пикой вонзившись в человеческую спину. Малый кибердок в набедренном подсумке среагировал мгновенно, впрыснув в кровь ударную дозу препаратов, позволивших пережить шок от ранений. Штатно отработал так называемый «пенозатвор», закрывший дыры в монтажном скафандре, но боевая единица в лице начальника участка, несмотря на все принятые меры, оказалась выведена из строя.

Очнулся Северов в вотчине станционного эскулапа. Слава небесам медотсек не пострадал, пара разбитых шкафов не в счёт. Кибернетический операционный комплекс уцелел в мясорубке, только бессменная начальница шприцов и клизм постарела в одночасье. Склонившаяся над прооперированным пациентом Варвара Сергеевна обзавелась дополнительными морщинами у глаз и легким паутинным налётом в волосах.

— Как себя чувствуете, Богдан Михайлович? – дежурно спросила она.

— Честно? – через силу улыбнулся Богдан, кося глазом на висящую в воздухе голопроекцию его организма с показаниями медицинских приборов. – Как будто меня пережевали и выплюнули.

— Радуйтесь, что не проглотили и не сходили в отхожее место, — что-то нажимая на пульте мобильного диагноста, с явной неохотой приняла шутку врач.

— Соболезную, —  имея в виду Сергея Понамарёва и Ксению, с которой главный станционный эскулап была особенно дружна, сказал Богдан. Смахнув слезу, Варвара отвернулась.

— Давайте сейчас не будем… Им уже ничем не поможешь, моя и ваша задачи позаботиться о живых.

— Кто ещё?

— Ли. Но-но, поберегите нервы, ничего страшного с ним не случилось, в отличие от вас. Бегает уже, дырку на ноге ему заштопали. Остальные тоже покинули мою обитель. Вы один остались и не надейтесь, что я так легко выпущу добычу из своих цепких лапок. Ужо отыграюсь.

— Спасибо, успокоили.

— Не за что. Повезло вам, Богдан Михайлович, промедли Мухин пару минут и пришлось бы вам в «морозильнике» до главной вахтовой станции куковать, а так, можно сказать, легко отделались.

— Да уж, уделали меня, как курёнка.

— Хорошо, что вы это понимаете. Ничего, до свадьбы заживёт. Говорят, шрамы украшают мужчин. Спите, — проведя рукой над видеосенсором, сказала врач. В левое плечо неприятно кольнуло. — Сон лучшее лекарство.

Веки налились свинцом, борясь  со сном, Богдан хотел вызвать Марью и запросить обстановку на станции, но позорно продул сражение, сдавшись перед превосходящими силами Морфея.

 

*****

 

Вы видели, как пандорский горный реликтовый лев мечется в клетке? Из угла в угол, из угла в угол. Красивое животное, преисполненное силы и достоинства с перекатывающимися мышцами под прочной шкурой с короткой дымчато-серой шерстью. Лев и мечется красиво, каждое его движение завораживает первобытной грацией и тонким, неуловимым флёром опасности. Кажется, что тонкие прутья клетки не в силах удержать пятнадцать пудов живой мощи внутри и вот-вот лопнут под натиском зверя.

Хромой то и дело хватающийся за поясницу человек терялся в тени царственного животного. Нет, не походил Северов на льва. Максимум на злобно пыхтящего хомячка с отчекрыженным хвостиком. Хлюпая заплатками приклеенной к ранам синтеплоти, он выл от бессилия и невозможности что-либо изменить  в планах рейда на Свон. Каас успели заменить длинный каталожный номер именем древней богини ночи. Что ж, «пятидесятники» не новы в стремлении обтяпывать тёмные делишки под покровом тьмы и название планете выбрали соответствующее. Ничего, скоро ваши секреты вытащат на белый свет. Только сам Северов не стал бы соваться к планете, а засеял ближайшее пространство маяками и бил по транспортным судам. Неизвестно какую гадость разрабатывают умники, вдруг там какая зараза из неизлечимых или с модусом генетической избирательности? Что-то не верилось ему, что Мухин ограничится простой штурмовкой. Наверняка полезет потрошить секреты. Спецслужбы хлебом не корми, дай в чужой душе полазить. Дело конечно нужное, но иногда меру надо знать. Кошки продолжали противно наяривать когтями по цветущей и пахнущей паранойе Северова.

Нельзя, совсем нельзя недооценивать противника и повторять его ошибки иначе это будет хуже кругового похода по дороге, усеянной граблями. Оглядываясь назад, на наглядном примере, каас считали себя умнее и просчитались. Гордыня и самомнение подвели. Почему так вышло? Никто всей правды сейчас не скажет, а гадать на кофейной гуще можно до бесконечности долго, но гипотезы на то и гипотезы, чтобы давать пищу для ума. Захватив штурмовой бот и выпотрошив мозги экипажа, враги в дурном сне не могли предположить, что загнанные в угол люди чуть ли не на коленках соберут батарею рельсотронных пушек и перенесут противометеоритные батареи с транспортного кольца. И уж тем более они ни сном не духом не ведали  об оптико-электронной маскировке. Стратеги, планировавшие уничтожение станции, довольствовались информацией, вытянутой из пленных, на чём и погорели. В мыслях врагов станция была спелее спелого яблочка, готового упасть в руки. И самое главное – корвет оказался глубоко модернизирован и лишён части боевой мощи. Спецслужбы каас заигрались в пиратов, трансформировав нижнюю орудийную палубу в ангар с клетьми под содержание и транспортировку живого товара. На верфях также установили герметичные переходные тамбуры для штурмовых групп. Корабль реально «работал» по профилю на окраинных грузопассажирских маршрутах, а в экипаже рейдера проходили стажировку штурмовики и головорезы силовых структур каас. В угоду эффективности абордажных операций  на внешней подвеске судна установили стыковочные узлы на три десантных бота, то есть корвет был модернизирован в полноценный рейдер, охотящийся на гражданские суда.

Стратегически нападение на стройку было организовано выше всяких похвал, но как всегда, идеальные планы остаются идеальными только до первого выстрела. Каас подвела никуда не годная тактика и недостаток информации, которая, как известно, правит миром. Практика показала, что правители из нападавших оказались не ахти. Согласно всем уставам, наставлениям и правилам, на боевых судах перед боем, в целях предотвращения пожаров, декомпрессии и разрушения несущих элементов при взрывах, выкачивают воздух, а команда облачается в специальные лёгкие скафандры. Пираты этим правилом пренебрегли, настолько они были уверены в своём превосходстве, а когда спохватились, переодеваться стало поздно. Случайность для одних и счастливый «золотой» выстрел для других, но после падения силовых экранов первая же стальная болванка, разогнанная до скорости тридцать километров в секунду, пробила навылет боевую рубку корвета. Что после этого стало с капитаном и находившимися в рубке членами экипажа, пренебрегшими элементарной безопасностью, не подлежит перекладке на бумагу из опасения залить её кровью. Буквально через пару секунд «гостинцы» землян вспороли тонкую броню ангара – ранее бывшего орудийной палубой. Густая шрапнель осколков смертельной косой прошлась по колосьям абордажной группы. Каша в ангаре сварилась на порядок страшнее, чем в рубке.  Атака штурмботами – это жест отчаяния, хотя она едва-едва не увенчалась успехом. Впрочем, история не знает сослагательного наклонения. Поле боя осталось за землянами, поспешившими закрепить тактический успех стратегической победой.

Первым делом, стоило Богдану разлепить веки после пятичасового сна, он обрушил на Марью лавину вопросов о состоянии подведомственного участка. Новостей оказалось море. Пока начальство находилось в отрубе и подвергалось «штопке», персонал не сидел без дела. Как старший по званию, командование на себя взял Олег Мухин.  Оперируя кодами системы обмена информации и безопасности уничтоженного «Коника», Мухин играюче подобрал «ключик» к ИИ корвета и отключил устройство самоуничтожения. В работе специалисту спецслужб помогли взятые живыми пилоты двух штурмботов, перед которыми маячила досадная со всех сторон перспектива быть живьём засунутыми в дюзы «Мула». Вместо участи горелого шашлыка они предпочли сотрудничать с землянами на добровольно-принудительной основе. Многого вытащить из говорливых пилотов не удалось. Форсированному допросу активно мешали ментальные закладки, но и того, что стало достоянием широкой общественности, хватило для приведения к покорности повреждённого корабля. Достать координаты планеты и рассчитанный до последнего микропрыжка маршрут из навигационного блока «Гропанга» не составило труда. Благодаря развязавшимся языкам и информаторию корвета, стало известно об отсутствии на исследовательской базе батарей ПКО* и других боевых кораблей. Два курьерских челнока никто за боевые единицы не считал. Опасность могли представлять атмосферные шатлы с курсовыми турболазерами. Юркие кораблики предполагалось грохнуть прямо на космодроме, для чего бывший рейдер ударными темпами переделывался в ганшип.

Как этого отпетого авантюриста взяли в структуру, в которой, априори, у сотрудников должен быть холодный разум, Богдан просто не представлял. Мухин обладал даром убеждения и сумел заразить подчинённых Северова вирусом авантюризма, отягощённым идеей необходимости ответного удара. Чего греха таить, не будь Богдан без сознания, он бы сам… возможно, кинул в массы постулат о неотвратимом возмездии, а так инициатива на короткий миг выплыла из его рук. Одно дело, когда решаешь ты, а другое, когда решают за тебя. Пять часов пока главная шишка крошечного пятачка цивилизации в дикой бездне космоса находилась по иную сторону реальности, её подчинённые творили форменный беспредел.

Собранные с бору по сосенке ремонтные дроиды  установили заплатки в виде бронелистов на боевой рубке, затем убрали мешающие переборки в ангаре, которому вновь вернули первоначальную функцию. С покорёженной «спины» станции демонтировали по паре орудийных установок – две противометеоритных пушки на три сотни зарядов в барабане и два рельсотрона с тысячей болванок на каждый. Пока монтажники занимались установкой смертельной начинки, дроиды впихнули во вторую половину ангара запасной реактор и восстановили энерговоды. Двигатели  после тестовых испытаний общим мнением людей и Марьи признали годными. По крайней мере, на рейд туда и обратно их ресурса хватало с избытком.

Когда Богдан выплыл из забыться, экипаж во главе с Мухиным на переоборудованный трофей уже был сформирован и его поставили перед фактом: либо он санкционирует вылет, либо… не санкционирует, но вылет всё равно состоится.  Видя настрой подчинённых, Северов решил не губить на корню инициативу, имевшую шанс на успех в  семьдесят процентов, что подтверждалось холодно-флегматичной Марьей. Странно всё это, паранойя противно нашёптывала, что ж-ж-ж Марьи неспроста. После некоторых колебаний, Богдан дал добро. Вынеся Северов вызвал по закрытому каналу  Олега, пообещав тому оторвать тестикулы без наркоза за все выкрутасы и дурную голову без мозгов. Пусть принесёт жертву Пустоте и радуется образовавшемуся у начальства несколько часов назад должка за спасение жизни, иначе оторвали бы голову.

Помимо угрозы лишить естества, Богдан поставил несколько условий.  Немедленный возврат при малейшем намёке на несинхронный режим двигателей. Запрет на вступление в бой с космическими кораблями противника крупнее катера или штурмбота, буде такие обнаружатся. Всем членам Мухинской команды иметь при себе двойной запас медикаментов для кибердока. Никаких высадок на планету без прикрытия.

Выслушав наставления и получив пожелания «со щитом или на щите», экипаж мстителей отправился в путь, а Богдан остался один на один с совестью и точащей нервы паранойей. Неожиданно Северов развернулся к замаскированной камере наблюдения. Глаза человека блеснули холодной яростью:

— Марья, зачем ты это сделала?

— Я хочу жить, — тихо, без капли раскаяния, донеслось в ответ.

 

 

 

Продолжение следует…

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*