Тоннельщики. Прода от 24 июля отдельным файлом.

*****

 

Кузьмин брезгливо, будто скользкую ядовитую гадину, держал в руках прямоугольник с полной биометрической характеристикой и фотографией расположившегося напротив него человека. Предъявленное служебное удостоверение сотрудника СВР в корне меняло весь план действий варягов. Точнее херило его на корню. Больше не получалось привлечь к работе Северова на паритетных началах, паритет в которых подразумевался лишь с одной стороны. Ход с арестом на этом фоне также терял актуальность. Служба внешней разведки Директории Третьего Флота – это маленькое государство в государстве, подчинённое командованию флота и не имеющее над собой целую кучу дополнительных административных надстроек. Копая глубже, есть шансы упереться в бюджет Русского сектора, который четвертое столетие содержит настоящую армаду боевых кораблей и судов ВТФ – военно-транспортного флота. Всё Провал граничит с несколькими галактическими расами, поэтому появление различного рода спецслужб: разведки, контрразведки и прочих являлось лишь делом времени и они появились исходя из логики событий. Только вопреки пожеланий многих земных чиновников и политиков, большая часть новорождённых на тот период структур, а это было около четырёхсот лет назад, получили местную прописку. Поэтому доклады и коммюнике спецов СВР напрямую попадают на столы адмиралов и правительства Провала. Ссориться с такой структурой никому не с руки. Госбезопасноть вроде тоже радеет «за наших», имея региональную штаб-квартиру на Ирие, но главный штаб ведомства в Москве и земные Российские ставленники по-прежнему играют в ведомстве первую скрипку, что иногда приводит к неприятным казусам, когда генералы начинают прогибаться под ор политиканов Конфедерации. Да и по древней, освящённой традиции, Метрополия привычно держит руку на пульсе, свято блюдя свои интересы, а никак не блудных детей из Провала. Однако, стоить заметить, что последнее время, в ожидании большого шухера, гэбэшники стали массово переводить филиалы управлений и отделов на Ирий, Ладу и Пандору. Если громыхнёт, то в условиях гравитационной аномалии Провала выжить гораздо проще, чем на Земле. Практику строительства запасных космодромов никто не отменял. СВР активно впитывала в себя бегущие кадры, постепенно увеличивая престиж и влияние.

Ожидаемо не доверяя зрению, Николай провёл сканером над метапластом. Чувствительная аппаратура, изготовленная по самому последнему слову техники, подтвердила наихудшие опасения, между делом показав, что никто никого не пытается надуть. Заметив снисходительную усмешку Северова, Кузьмин не сдержал покерфейс и поморщился.

— Ну, мил человек, пистолетиками меряться будем или миром разойдёмся?

— У меня приказ…

— Извини, Николай, за вольную трактовку, но мне твой приказ как бы до одного места. Я категорически отказываюсь участвовать в ваших игрищах и авантюрах. Лететь туда, неизвестно куда, делать то, неизвестно что. Или вы открываете карты, и мы предметно обсуждаем маршрут и обязанности сторон, или мы расстаёмся на нулевом варианте. Вы мастера таскать каштаны из огня чужими руками. Таскайте ради Бога, но не за мой счёт. Хватит!

— Мы мастера?! – до глубины души возмутился второй архаровец. Лицо Мухина Олега, в отличие от внешне абсолютного спокойного Кузьмина, покрылось некрасивыми красными пятнами.

Бросив на пышущего гневом Олега внимательный взгляд, Богдан оценил степень его актёрского мастерства. Хотелось верить в чистоту чувств молодого человека. Честно. Но стреляный воробей на мякину не покупался, к тому же многоопытный Михельсон потратил не один час, расписывая различные сценарии встреч и таких вот бесед по душам с развесёлой парочкой и иже с ними. Поэтому Богдан упреждающе размахивал кулаками, опасаясь оставлять голые пальцы у зубатых пастей этих своих в доску парней. Чревато. Засим ему приходилось на полную катушку включать искусство дипломатии, приправленное личной харизмой, чтобы не быть «съеденным» без соли и перца. Оппоненты-то тоже не пальцем деланы. Сразу вспоминались уроки деда, учившего внука, что главное искусство дипломатии – это так красиво послать далеко и глубоко, что к тебе в восхищении прибегут за добавкой в ожидании очередного изречения. Что ж, до достижения вершин этого непростого искусства учиться ему ещё и учиться. Проще кулаками работать. Двинуть в харю всегда легче, чем разойтись словами, особенно когда вторая сторона в упор не понимает ни намёков, ни прямых посылов, а руки чешутся и чешутся.

— Не гони лошадей. Так, братцы, хотите, я сейчас по линиям руки распишу вам и вашим мордоворотам ближайшее будущее? Даже не глядя на ладони, могу сказать, что линии жизни у вас кривые до невозможности и упираются в большие неприятности. Видишь ли, твой приказ, как ты мне в своё говорил, мне «глубоко по боку». Если рассматривать картину с высоты птичьего полёта, ситуация у нас следующая: была проведена секретная операция силами двух ведомств. Так? Так, как ни крути. Причём одна из участвующих сторон в лице неких О.Мухина и Н.Кузьмина наглым образом присваивает весь захваченный магарыч. Нимало не делясь с коллегами, захватив зипун, бравые Кузьмин и Мухин ретируются, дабы лихо отрапортовать о достигнутых успехах и нагло зажиливая все лавры себе. А, может, не присваивая, но кого это сейчас волнует? Меня вот, к примеру, ни капли.  Я сделал то, что должен был сделать. Вы бы на моём месте поступили бы также. Согласись, Николай, повели бы что-нибудь «сладенькое»? Молчишь? Ну-ну, идём далее. Обида взыграла, когда обойденные коллеги воспользовались дублем инфоиглы, сиречь толикой малой от хапнутого у ворога, и на пустом месте раскопали горячие факты. Ваше начальство пришло в неистовство и стукнуло кулаком по столу, а х… кх-м, стукнуло, в общем. То-то вы такие преисполненные собственной важности, явились взять меня под белы рученьки и упакованного в смирительное железо представить под грозны очи секторальных небожителей в высоких кабинетах, мечущих оттуда громы и молнии. Не будем отбрасывать и вариант принудить работать на вас за большое человеческое спасибо. Хо! Похоже, я угадал. Мухин и после этого ты строишь из себя невинную фиалку? Всё бы у вас выгорело, но я предпочитаю, чтобы ваши олимпийские сидельцы напрямую толковали с моими, а то ведь у меня лично план горит. Транспортное кольцо само строиться не будет и эту ответственность с меня никто не снимал. Так что идите вы лесом, парни. Да, братцы кролики, нехорошо получается, Кузьмин, а знаешь, кого в случае чего сделают крайним?

Оценив перспективу, Николай пробубнил сквозь зубы что-то забористое и явно нецензурное, Мухин глубокомысленно промолчал, а пара конвоиров предпочла имитировать мебель. Им-то что, они в очереди на раздачу кнутов и пряников самые крайние. Вернув Северову удостоверение, Кузьмин зашёл с козырей, выложив на стол фреймчит с приказом начальника строительного участка, в котором разрешалось подателям оного документа привлекать к работе любых сотрудников отряда. Раз уж неуступчивый Северов выпал из обоймы, госбезопасность изымает из рядов строителей товарища Михельсона и госпожу Баженову, показавшую класс и мастерство на примере личного курощения здесь присутствующего Олега. Тут крыть оказалось нечем, гости были в своём праве и заранее побеспокоились о законности запросов. Богдан хмыкнул. Именно на такой вариант рассчитывал Михеич. Ну-ну, берите, ему не жалко, тем более один волк в овечьей шкуре давно мечтал выбраться на разминку косточек. То-то будет сюрприз кому-то, да и Даша за себя постоять может. Хваткая девочка.

На подготовку к вылету и заправку «Коника» отводилось два часа. Оставшийся на станции Мухин лично вбил координаты прыжка на главном пульте управления транспортного кольца. Резервная операторская на момент отправки очередной «экспедиции» была заблокирована и закрыта от персонала. Бот исчез в пугающей бездне космоса, но ушлые тоннельщики, собравшиеся в кабинете Северова и получившие от ИИ параметры приборов и данные о нагрузке генераторов в момент прыжка, уже рассчитывали дальность заброса.

— Сколько? – лениво поинтересовался Богдан у Ли.

Штатный математик китайского происхождения быстро ввел показания приборов в математическую модель, прикинул массу бота и выдал результат:

— Около двадцати светодней. Вектор перемещения направлен в сторону внешнего края.

— Мы отстреливали туда маяки?

— Позавчера. Партию из семи штук. По заданию главной станции. Какие-то нового типа. С защитой от вскрытия, — коротко рубя фразы, Ли подтвердил мелькнувшую у Богдана догадку.

— Понятно, что ничего не понятно, — задумался Северов. – Что им понадобилось в Пустоте? Не просто так же они туда полезли борщеца похряпать? Чёрт, сидим здесь в глухомани и гадаем на кофейной гуще. Ладно, разберёмся…

На вечернем сеансе связи с невестушкой, тихо, будто сам собою всплыл вопрос внезапной активности выше обозначенных товарищей. Прищурив глаза, Регина желчно спросила:

— А с какой целью интересуешься, отец детей моих?

— О, рахат-лукум очей моих, солнце ненаглядное, чуть было не было с отцом детей твоих.

— Приставали, редиски?

— Хуже банных листов, ласточка моя. Прилипли, еле отодрал, — походя нажаловался Богдан, — а теперь душа болит. Двух работников повели у меня, сволочи плюшевые, как бы с ними лиха какого не стряслось. У вас там ничего необычного не случалось? Ну, если не у вас, так рядышком. Курей кто передушил или масло в столовой спёрли?

— Нет, яхонтовый мой, у нас как в Багдаде, всё спокойно.

— Жаль…, э-э-э, конечно не жаль. У меня от сердца отлегдо. Хорошо, что у вас там…

— Ой, не части, милый, как девочка-целочка. Краем уха я знаю из-за чего весь сыр-бор. Скину тебе «пакетом», почитаешь на досуге.

— Жду, лапка моя. Ты билеты на обратный рейс уже заказывала?

— Понравилось летать с комфортом?

— Понравилось летать с тобой.

—  Заказала, шалунишка, — Регина стрельнула глазками и сложила губки бантиком, тут за её спиной мелькнула незнакомая Богдану девица и что-то сказала невесте. – Ладно, сокол мой ясный, некогда мне с тобой лясы точить, работы привалило. Лобызаю в клювик сахарный, пока-пока. Инфу скину через час.

Высветив сообщение о конце сеанса связи по кодированному каналу, голограмма погасла. Богдан остался сидеть в кресле, задумчиво потирая подбородок и изредка теребя нижнюю губу. Сколько раз он корил себя за эту вредную привычку. Здоровенный лоб, четвёртый десяток разменял, а всё туда же – шаловливые ручки.

Время тянулось эластичной резиновой лентой, стремясь увильнуть в вечность. Инфопакет от Регины пришёл с небольшим запозданием, когда Богдан, уставший от ожидания и бесконечной нервотрёпки, готов был зубами вгрызться в связевой терминал.

По сообщению невесты, когда ещё строительством тоннеля даже не пахло, в четвёртом секторе в двух светоднях от российского военного аванпоста шалили пираты. Джентльмены удачи потрошили гражданские суда, но нарвались на волков в виде современных истребителей, базировавшихся на втором Аюя. Пиратов погнали прочь, угостив пинком в корму. Гражданские на прогулочной яхте отделались лёгким испугом, а пиратская лоханка сиганула в прыжок. В момент активации гипердвижков их ракета и накрыла, так что куда болезных после гипера вынесло одной Пустоте известно.

Анализируя записи скоротечного боя и панического бегства, армейские эксперты не смогли опознать тип корабля. Единственное, что не вызывало у них сомнений — это то, что бандиты зажигали на судне с двигателями нового типа. Тогда сложилось одно к одному, и пиратский кораблик из новых и шпаки гражданские не шпаки, а детки шишек высокого полёту. Дочь и сын какого-то министра из американского сектора и тройка мелких каас, тоже из боссов.  Сразу налетело корреспондентов как  грязи, но последним рты быстро заткнули и судом пригрозили, если растрезвонят. Министр в ножки кинулся, благодаря за спасение безголовых чад, каас радужные пузыри пускали и вечной дружбе клялись. В общем, мир, дружба и жвачка. Золотая молодёжь одним словом, ни дна им, ни покрышки. Всё им дозволено, в попе ветер играет, страшные русские вокруг, а тут ещё и пираты чуть не изнасиловали! Драйв, трэш и угар! Впечатлений на сто лет вперёд. Одного никто не понял, какого ляда им надо было у чёрта на куличках, да у российского военного аванпоста? Ладно первые, им экзотику и авантюры подавай – наприключались, ироды, а вторые совсем, выходит, нюх потеряли? В итоге дело спустили на тормозах и, в конце концов, замяли.

Сообщение о давно позабытой вылазке пиратов благополучно пылилось в архиве, пока несколько маяков, раскиданных «Коником» в радиусе пятнадцати светодней от «точки семь», не приняли слабый сигнал, впоследствии идентифицированный, как сигнал подбитого пирата. Оставлять без внимания подобное было нельзя. С Аюй-2 пришло указание проверить и доложить. Нетрудно догадаться на кого возложили ответственную миссию. Естественно, на  хорошо зарекомендовавший себя экипаж «Коника».

Северов принялся нарезать круги по кабинету. Червячок в его душе упрямо нашёптывал об ответном хитром ходе каас. Неспроста пираты шалили, и корыто своё они не просто так под огонь истребителей подставили. Жахнуло, не жахнуло, обломков корабля никто не видел, значит, рано их со счетов списывать, логично? Логично!

— Стоп, а не… Да бред же! Это сколько светолет по аномалии чапать? Не сходится.

Помучив мозговые извилины и так и эдак, Богдан поймал за хвост ускользающую мысль:

— Константин! – у связистов вновь дежурил Маланов. – Ты запись недельной давности сигнатуры каасовского бота сохранил?

— Обижаете, Богдан Михайлович! – улыбнулся Костя.

— Прогони-ка её ещё раз через фильтр и дай диаграмму на экран. Молодец. Ничего странного не замечаешь?

— Ничего, а что тут странного, обычный армейский бот с четырьмя встроенными двигателями, тип «Шом», каас такие на верфях «Ойшо» во внутреннем регионе клепают, как пирожки в базарный день, мы их на курсах проходили.

— Да, а это что за пики? Синхронизация двигателей хромает?

— Ёкарный бабай! – выдавил Костя. – Это…

— Правильно, это ещё один бот или старый корвет, замаскировавшийся в гравитационном эхе двигателей «Шома». Два корабля, а не один, Костя. Два! Гляди, через два часа пятнадцать минут бот сделал первый микропрыжок в сторону гравитационной складки, сигнатура после которого у него один в один, как на ваших курсах, значит, второй корабль остался в засаде. Нас выманили на живца.

 

 

Часть третья.

Если завтра война.

 

 

 

 

Мысленно утерев несуществующий пот, Богдан тихим незлым словом помянул Михельсона, с чьей подачи он угодил в эту заварушку. В СВР давно подозревали, что у них и у госбезопасности где-то «протекает» на регионально-секторальном уровне, воспользовавшись местечковым инцидентом для вскрытия «крота» или «кротов». Тут уж как дело выгорит. Северов был всего лишь одним из винтиков в многоходовой комбинации. Ошибка заключалась в одном – неприметный винтик резко превратился в шестерёнку, от которой зависит работа всего механизма, а местечковая язвочка детской ветрянки в любой момент грозила стать чёрной язвой пустотной чумы. Пока людям удавалось скрывать интерес к обнаруженной в пространственной складке планете, агентура каас никак не засвечивалась, но стоит им прознать об интересе людей (спецслужб Русского сектора в частности), как на последних мгновенно навалятся всей политико-экономической мощью Альянса. Не стоит делать скидок на то, что работу противникам осложняют зачастую неподконтрольные пираты и международные криминальные синдикаты, работающие под эгидой «Гронивы» — Агентства Безопасности Альянса Каас или АБАК. На официальном уровне связку АБАК и криминалитета никто никогда не признает и, следовательно, к делу их не пристегнёшь, а скинуть отяжелевший «чемодан» без ручки можно в любой момент.

«Гронива» преступно прохопала ушами заключение договора на прокладку тоннеля и само начало работ (слишком рьяно «обезьяны» взялись за строительство), вмешавшись позднее. У строительного холдинга неожиданно начались проблемы со снабжением, заинтересованные стороны стали предлагать другие маршруты с выводом второстепенных веток и транспортных колец в иные сектора. Администрациями секторов каас, прилегающих к Аюю, затягивались отправки экспедиций вглубь аномалии для составления гравитационных полей, тормозились ПИР.

 

 

 

 

 

Продолжение следует…

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*