Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 26.06.2017 + прода от 2 июля.

 

*****

 

Выглядела Вальпурга не лучшим образом. Краше в гроб в гроб кладут, но держала себя крёстная умело. Это ведь целое искусство подать себя, жаль на мне оно не сработало. Сам я тоже недалеко убежал от грозного матриарха тёмного семейства – кожа да кости и громадные «эльфячьи» глаза.

Не знаю с чего, но дамы, не сходя с места, дружно наехали на меня, давя на мораль с неотвратимостью асфальтоукладчиков.

Ни «здрасти» тебе, ни «до свидания», а выложи всю матку-правду и покайся, почему ты, дурень стоеросовый, не призвал эльфа? Взять того же Кричера? Совсем все мозги в Азкабане выморозил. Надо же додуматься переться через всю страну…

— А теперь помолчите и выслушайте меня! – прильнув к матрасу, скрипучим рявком остановил я словесную экзекуцию. – Предлагаю напрячь мозги и подумать над тем, что резерв и ядро я выбрал полностью, до донышка! Вся накапливаемая манна шла на поддержание поверхностной иллюзии и невербальные конфудусы на мордредовых хиппи и *«бобби»!

— Я не улавливаю твою мысль, Гарольд, — расправив складки платья, Вальпурга опустилась в нагретое Андромедой кресло.

— У магглов есть такое физическое понятие, именуемое «чёрной дырой». Это когда всё проваливается в неё, даже свет. Вот в тот момент я был аналогом дыры, только в магическом плане. Сосал, как голодный вампир, в себя всю окружающую магию, да и ту тратил не сходя с места и тут заявляется ко мне эльф по призыву, под макушку и самые уши налитый нейтральной магией… Ага, кусок мяса на акулью пирушку. Замечательно! Внимание, вопрос! Через сколько секунд вместо домовика осталось бы чучелко? В команде знатоков возникла заминка. Так я вас просвещу – две, ну, три секунды. Кричер продержался бы пять, всё же ему трудно найти ровню. А теперь вопрос вдогонку: что может случиться с человеком во время насильственно прерванной аппарации? Вижу, дошло. Расщепление может показаться детским лепетом. Размазало бы меня и эльфа по всей Британии тонким слоем и вся недолга. Ещё вопросы?

Вопросов больше не было, прения сторон прервались по обоюдному согласию и громогласному рёву моего желудка, облизывающего позвоночник. Помимо чувства голода разум порывался поднять тело и направить его в место, где возможно осуществление порывов мочевого пузыря. Вот тоже напасть – ноги не идут, а идти надо, а не то до конфуза недалеко. Войдя в моё положение, дамы быстренько ретировались, успев организовать и то и другое. Первое заключалось в чашке густого питательного куриного бульона, а второе в старинной «утке», принесённой лично Кричером. Мда, неудобно-то как… Выходить из зала я отказался наотрез, оторваться от источника магии и алтарного камня было выше моих сил. Пока не «напьюсь», хрен кто меня отсюда вытурит.

Второй раунд «переговоров» совпал с «файф о клок».  Услужливый Кричер одним щелчком пальцев приволок в святая святых чайный слолик с соответствующим набором атрибутов, мне из всего богатства досталась парочка фиалов с премерзским алхимическим пойлом вместо чая с бергамотом. Собственноручно споив крёстному сыну отборную гадость, Вальпурга утёрла с моего белёного чела выступивший пот, после чего порадовала чашей с бульоном. Сама же крестная принимала ухаживания молоденького эльфа из летнего пополнения. Новичок Томми носил ливрею в родовых цветах Блеков и во все стороны пускал зайчики от начищенных до блеска туфель. Колоритный персонаж, но исполнительный. Чувствуется направляющая рука Кричера. Старик душу вложил в молодёжь.

— А где? – имея ввиду бывшего испанского мага, спросил я.

— Конюшни и туалеты в замке чистит, — правильно поняла меня Вальпурга.

— Понятно, — плебейски почесав маковку, я спустил с языка давно крутившийся на нём вопрос. – А где?

— Во Франции, где и все, — вновь верно уловила мысль крёстная. – Вся твоя компания ставит на уши Шармбатон. Боюсь, мадам Олимпия одновременно благословляет и проклинает тот день, когда подписала документы на приём в школу английских беглецов. Помфри тоже бросила Хогвартс, сейчас она временно заведует педиатрическим отделением в магической клинике Берна и каждый день мотается к ученикам. Гринграссам пришлось официально объявить о магической помолвке младшей дочери. Целительницы на рынке невест ныне товар редчайший. Главу Рода завалили предложениями о брачном союзе, да и за твоим мальчиком выстроилась серьёзная очередь, — Вальпурга улыбнулась. – Ладно-ладно, вижу, ты не о них спрашивал. Грейнджеры открыли кабинет в Шамани и пользуются успехом у отдыхающей публики, это не считая стоматологической клиники в Ницце. Гермиона у нас тоже завидная невеста…, ну-ну, не рычи. В отличие от некоторых кобелей она не засматривается на богинь, а блюдёт верность наречённому. Прилежно учится и постигает премудрости наставников. И ждёт.

— Спасибо, — выдавил я. На душе потеплело. Магическая помолвка это одно, а услышать приятное из человеческих уст, это другое. – Как дела в Визенгамоте? Как старик аргументировал мою пропажу и бегство остальных?

— По бегству учеников и Помфри скандал разразился страшный. Дамболдору надавали по шапке, объявили последнее «китайское» предупреждение и поставили на вид. Ещё один залёт и он полетит с трона вверх тормашками, хотя в последнем я сомневаюсь. Эту сволочь так просто не сковырнёшь, он как старый пень везде пророс корнями, играя на публику обиженного и оскорблённого. А тебя официально выпнули из Аврората в тот же день когда задержали. Задержали до выяснения обстоятельств, а выпустили по причине отсутствия состава преступления и отсутствия улик. Бред полнейший. Никаких концов найти не удалось даже за большие деньги. Всё чисто. Поттер и Дамболдор только магией поклялись, что выпустили тебя из камеры предварительного заключения. Ни с одной стороны не подкопаешься. Бумаг нет, следов нет, ничего нет, свидетели в могилах. Старый начальник тюрьмы и конвоиры отправились на суд Хель. Всё – концы в воде.

— А какой формулировкой они клялись? Никто не подумал о двойном смысле? Поклялись, не соврали и правды не сказали. Ловко! Из аврората выпустили – это верно. Прямиком в Азкабан! Короче, Дамболдор развёл всех, как лохов. А бумаги…, — я залез в потайной кармашек, пришитый к штанам. Меня осторожно почистили магией, и уложили на матрас в чём был, а я от великой усталости и не менее великой лени до сих пор не удосужился переодеться. Кричер потом говорил о разящей от молодого господина некроэнергии, во что верилось без слов, ведь юный волшебник разом просадил источник на Гриммо, 12 наполовину, а это вам не понюшку табака в ноздрю запихать. Слишком сильно я заступил за грань и слишком долго сдерживался в поезде. Старый домовик не решился лезть к пропахшему смертью волшебнику и другим не дал. Чуйка у старичка работала на диво, поэтому я так и остался в старых шмотках, которые элементарно побоялись трогать.  – Вот, официальная цидуля. Подписи настоящие, магически заверенные. Как вам?

— Это Бомба! Авада в лоб Дамболдора! – пробежав взглядом по документу, воскликнула Вальпурга.

— Я понимаю, если бумаге дать ход сейчас, директор слетит со всех постов, но мы… мы не будем спешить.

— Опять твои игры?

— Я не хочу смещать Дамболдора сейчас, это слишком мелко для него. Я хочу вкатать его в дерьмо, чтобы он во веки веков не отмылся. Я хочу, чтобы его имя стало ругательством, чтобы маги гадливо плевались при одном его упоминании. Я даже память о нём хочу уничтожить! Папашку можно вывалять в грязи, но без связки со стариком работа становится неактуальной. Да и светиться мне сейчас не с руки. Понимаете?

— Понимаю, — кивнула Вальпурга. – В Министерстве аврал. В связи с «Азкабанским инцидентом» министру объявлен вотум недоверия. Боюсь, только Малфой и Дамболдор сорвут голосование. Им невыгодно терять удобную марионетку, а после ещё и обязанную до гробовой доски. Для всех ты сейчас мертв, что таит в себе опредёленные плюсы и минусы. От тебя на милю веет смертью. Сейчас ещё терпимо, но в первый миг Андромеда боялась поднятия ближайших к дому кладбищ. Слава Мерлину, обошлось.

— Согласен. Настоящих некромантов в Британии почти уничтожили как класс, старик постарался, падлюка. Темные твари, слуги Тьмы! Тьфу! Как Певереллов извели, так и покатилось по наклонной, хотя креслице так и стоит в Визенгамоте. Не убирают. Знаете, крестная, цеплять ещё одну цацку у меня нет желания. И так проблем выше крыши.

Я материализовал перстень Слизеринов.

— Главный минус: по непреложной части Кодекса я обязан учиться в Хогвартсе. Как я понимаю, бумаг об отчислении нет и не предвидится. Директор далеко не дурак. Посему вопрос закрыт, школы мне не избежать, если не отказаться от Рода. Отказаться я не могу и не хочу, не затем регалии примерял.

— Об этом я и хотела поговорить. Выход можно поискать в магии полиморфов и зельях, меняющих внешность, на крайний случай обойтись маггловской пластической хирургией. Ей лучше всего. Никаких магических следов не останется. В Хогвартс можно поступить под вымышленным именем и с легендой переехавшего на острова континентала или ребёнка дипломатических работников. Выходы на нужных людей у нас есть, состряпать легенду и настоящие документы не проблема.

— Русские? – догадался я.

— Русские, — крёстная не отводила взгляд. – Волхв Велимир.

— Тринадцатый отдел КГБ, крёстная. Если это всплывёт…

— Не всплывёт. На волхва вышел Филч, использовав какие-то свои военные связи и старые знакомства с Каркаровым, который учился в Хогвартсе в семидесятых годах по обмену студентами. Я подозреваю, что Каркаров, как говорят сами русские, оказался «засланным казачком», тайным агентом КГБ. Просто ему магией занизили возраст, иначе как объяснить, что сразу двое русских с лёгкостью вписываются в армию Тёмного Лорда? С Долоховым понятно – сын иммигрантов, осевших в Англии после революции, а с Каркаровым всё не так просто. Недаром на устроенном после войны судилище он, в основном, сдал дамболдоровских засланцев к Волдеморту и хорошо нагадил Барти Краучу, исключив того из министерской гонки. Всему миру известно о «любви» русских к нашему «светочу», они спать не могут не нагадив ему хотя в мелочи. Так что поставленных целей КГБ тогда добился, основательно расшатав политический олимп Министерства, хорошенько пнув Дамболдора и не допустив к власти неудобных им людей. Сейчас же никто не подумает на старого сквиба, всё внимание директора приковано к оппозиционному лагерю Минервы, а школьный завхоз рассматривается им в роли пыли у ног. Ауру Филч маскирует идеально. Всё же раньше авроры были не чета нынешним. Мерлин, — неожиданно всплеснула руками Вальпурга, — куда катится мир? Я – старая грымза, вместо того чтобы лечить и успокаивать больного ребёнка, обсуждаю с ним политику и строю планы по устранению власти с помощью агентов другого государства. Моргана всемилостивая, верни мне разум!

Сдаётся мне, Леди Блек не сильно погрешила против истины. Не могло КГБ оставить без внимания такое чудо, как Волдеморт. Слишком удобное орудие насаждения хаоса. Да и меня взяли на карандаш. Не слишком я уповал на анонимку с эпистолярным жанром о похождениях алхимика Фламеля. Вычислили. В тринадцатом отделе не лопухи сидят. Знаниями в России, то бишь СССР не разбрасываются. Потом мы немного почудили во Франции, взяв под империо одного пройдоху – пиранью чернильницы. Съёмки фильма на одной шестой части суши тоже не забываем и старого куратора. Там-то опытные психологи отметили галочкой юного мага с Туманного Альбиона. Хм-м, ракетный обстрел тюрьмы, это тщательная «импровизация» русских или счастливая случайность?

Случайность… Я давно не верю в случайности.

Пока Вальпурга занималась самобичеванием, я, отбросив посторонние мысли и послав на икса политику, лежал, закинув руки за голову и мечтал о французких Альпах. Горы, лыжи, Гермиона! Красота!

— …ты меня слушаешь? – донеслось до меня сквозь сладкие грёзы.

— А?

— Всё с тобой ясно, — улыбнулась Вальпурга. – В другой раз продолжим. Лежи, набирайся сил. Почувствуешь себя лучше, переберёшься в свою комнату, её уже подготовили. Утром придут целитель и артефактор, работающие на меня. Естественно под клятвы и обеты. Необходимо снять с тебя матрицы для скрывающих амулетов.

— Зачем?

— Затем, что послезавтра мы переезжаем во Францию. С нелегальными портключами ныне напряжёнка, полетим самолётом, а в Хитроу имеется аврорский пост.

— Это хорошо! – блаженная улыбка непроизвольно наползла на мои губы. Скоро я увижу родных и Гермиону.

 

*****

 

Выбрались из Британии мы без проблем. В «Хитроу» всё прошло без сучка и задоринки. Типичная ситуация: пожилая леди с внуком направляется в гости к родным во Францию. А учитывая, что кровь Блеков составляла ровно половину той красной жидкости, текущей по сосудам моего организма и фамильное сходство было на лицо, то у стражей порядка не возникло вопросов. Авроров от контроля пассажиров отвлекло неправомерное применение магии несовершеннолетним, обнаруженное сигнальными чарами на границе аэропорта. Кричер с ворованной палочкой был бесподобен. Так что мы тихо-мирно слиняли с исторической родины. Андромеда осталась дома, засев с нанятыми адвокатами, юристами и прочими крючкотворами от законников за составлением исков  на председателя Визенгамота. Если коротко, то на Анди ложилась тяжкая ноша по расшатыванию ситуации перед главным ударом по низвержению с Олимпа британского светоча.

Я же благоразумно решил не светиться. Умерла, значит умерла. Убойный компромат залегендировали изящно и просто – нет его у нас, и не было никогда никакого компромата! На том стояли и стоять будем.

Вся политическая тусовка магического мира островов и пасущиеся около неё доподлинно знали, что Блеки и их союзники тайно расследовали преждевременную кончину бывшего начальника Азкабана, но все попытки пропали втуне, так и не дав результата, водой пролившись на мельницу лагеря Его Бородейшества. Ну, как тайно, раз люди знали, значит, слухи выплыли наружу и стали достоянием широкой общественности. Это первый слой прикрытия – официально и неофициально Блеки выпали из этапа «большой игры». Ну-ну, наивные. Блеки ушли в тень.

Теперь второй слой, совмещённый с третьим. Их реализации несказанно помог  случившийся «Азкабанский инцидент» с разрушением форта и гибелью заключённых и нескольких охранников. Власть имущим и публике срочно требовался козёл отпущения. Под сурдинку в Визенгамоте инициировали повторное расследование по делу Вильяма Лоусона. Кто из старых недругов или друзей директора решил подставить усопшего, Андромеда ещё не выяснила, но ситуацию было решено использовать к нашей вящей пользе. Из-за нехватки грамотного персонала глава ДМП привлекла к расследованию  частную контору – магическое отделение агентства Пинкертона. Парни из США как бы гарантировали посторонним наблюдателям независимость расследования, так как приносили обязательные обеты работать в рамках закона. Нехай с ними, Кричер таких обетов не давал. Ему за семью обидно. Домовик должен был взять под империо какого-нибудь маггла и его руками подкинуть в заранее приготовленный тайник мою, сохранённую в труселях, бумаженцию. После чего несчастный обливейтится, как и верный домовик, зато дело шито-крыто, ни одна тварь не подкопается. В нужный момент агенты находят бумагу и старика смешивают с грязью, а Блеки остаются в стороне. Белые, пушистые, законопослушные подданные Её Величества. Все шишки и посмертная слава достаются Лоусону, скрывшему улику. Или не скрывшему… Кто знает, для каких целей начальнику тюрьмы потребовался данный документ из разряда «перед прочтением сжечь»? Партия традиционалистов в любом случае остаётся в выигрыше, а старик… Старику не позавидуешь.

Скажете слишком закручено? Ничуть. В этом ядовитом террариуме только так и стоило действовать, чтобы не навлечь на голову тёмное проклятье из-за угла. Только тайно и только чужими руками, даже непреложный обет не гарантировал сохранения тайны. У старика полно «фигур» в запасе и то, что выставлено на шахматную доску политики всего лишь вершина айсберга по сравнению с тем, что используется в тёмную, шантажируется или давно прикормлено щедрой рукой бородатого властолюбца. А есть ещё идейные сторонники с напрочь промытыми мозгами. Эти зомби со свободным вектором волеизлияния вполне могут решиться на месть ради всеобщего блага. Зачем нам плодить врагов? Правильно, незачем. Пауки в банке справятся сами, стоит им кинуть кость или жертву.

О всём этом я размышлял подрёмывая в удобном кресле бизнес — класса. Мерный гул двигателей самолёта навевал сон и только осознание того факта, что от взлёта до приземления в аэропорту «Шарль де Голль» немногим более часа не давало мне задать храпака. Вот и «ля белль Франсе». Прибыли. Через тридцать минут мы были на стоянке такси, где нас встречала Белла с порт-ключом до поместья. Хлопок воздуха, заполнившего образовавшуюся пустоту, оставил звучное напоминание о трёх исчезнувших людях из салона автомобиля людях. Таксист арабской наружности недоумённо покосился на смятые бумажки в руках, он совершенно не помнил пассажира, заплатившего за проезд.

— Всё-всё, больше не работаю по две ночи подряд, — пробормотал таксист, помотав головой. – Домой-домой, надо поспать.

 

*****

 

— Гарольд! – заливаясь слезами, на мне повисла тетя Петунья. И ладно бы только она, немногим от неё отстала мелкая язвочка Лили и шипящие «шнурки», забравшиеся мне в рукава. Не теряя достоинства по лестнице важно спускался Шуша, задрав хвост рядом с ним бежал книзл и последним шествовал дядя Вернон.

Меня облобызали, залили слезами и много всего прочего, чего сделали с тушкой мелкоуголовного элемента. Успокаивающее зелье лилось рекой, причём к фиалам не по разу приложились крёстная, тетушка, малышка Лили, выгнать которую мы всем кагалом не смогли и Белла. Хотя Вальпурга уже не раз выслушивала мою печальную и поучительную историю, её всё равно основательно пробирало. Дядя мужественно держал себя в руках, то и дело поглядывая на бутылку коньяка и порой порываясь плеснуть себе полстаканчика или стакан. Чего уж мелочиться. Весь «живой уголок» с комфортом устроился на шкурах у разожженного камина. Из семьи не было Дадли по причине соревнований по карате и получения второго дана. Кузен обещал появиться завтра, завтра же в поместье должна нагрянуть Нимфадора с супругом. Сегодня она мелькает на публике и имитирует бурную деятельность в Англии. Леди Блек не пристало полностью скидывать обязанности члена Визенгамота на своего представителя, на некоторых важных заседаниях  требуется личное присутствие. Вот Дора и отрабатывала почётную, но муторную повинность.

Чтобы не вносить лишнюю сумятицу, моим вассалам и Гринграссам ничего пока не сказали, всё равно они должны появиться в поместье ближе к вечеру после окончания учебных пар в Шармбатоне. Кто бы знал, как я за всех них соскучился.

За разговорами, охами и ахами время неумолимо подкатило к обеду. Эта была мука. Тётя Петунья, послав по известному адресу этикет и прочие нормы, так и норовила подсунуть самый вкусный кусочек бывшему узнику, исхудавшему до состояния «шкелетика». Глядя на мои мучения, дядя Вернон иронично хмыкал в пышные усы, а крёстная делала вид, что ничего не происходит. Боясь обидеть беременную тётушку, я давился и ел. Зато после обеда мне удалось ненадолго ускользнуть от удушающей опеки и тет-а-тет переговорить с дядей.

— Это что? – начав с места в карьер, я указал взглядом на левую руку Вернона с едва-едва заметной тускло светящейся вязью магического обета на ней. Иногда обострившееся магическое зрение вскрывает неприятные сюрпризы. Скрытый непреложный обет. На дяде. Куда и во что он влез, а главное, кто наложил и скрепил клятву? Вопрос не терпит отлагательств.

— Что? – пошёл в несознанку Вернон.

— Дя-дя! – укоризненно рыкнул я. – Не стройте  из себя дурака. Обет. Непреложный.

— Ты же знаешь, я не могу сказать.

— Это связано со мной? – Вернон отвёл взгляд. Ясно. Продолжим допрос. Наобум я спросил:

— Это русские? – дядя отвернулся к окну. – Твою мать! Мать! – вырвалось у меня. – Дядя, как?

— Я – посредник, — прохрипел Вернон, шипя от боли, видимо клятва допускала некоторые вольности или дядя сумел обойти формулировку, раз поделился подробностью с племянником. Силён и хитёр.

— Филч? – сопоставив известные факты, спросил я и получил кивок в ответ. – Что они запросили в ответ?

— Ничего, я предлагал наши заводы в Зеленограде и Новгороде, но они отказались.

Тут уже отвернулся я, скрывая предательские слёзы, прочертившие мокрые дорожки по щекам. Как я мог думать плохое о своих родных и близких? Всё же магическая тюрьма влияет на узников далеко не в лучшую сторону. Отсидел всего-то ничего, а стал думать, что меня все бросили. Дементоры, кочерыжку им в печень, вытаскивают на поверхность наихудшие черты характера. Радость они сжирают, остаётся боль, грязь и пустота.

В моём случае ничуть не бывало. Вернон, крёстная и Аргус Филч боролись до конца. Дядя готов был пожертвовать всеми нашими вложениями в России, чтобы вытащить племянника из застенок Азкабана. Почему волхвы от госбезопасности отказались от материального вознаграждения, я не стал спрашивать. Если «мальчики» Велимира вычислили автора анонимки, то они всего лишь отдавали долг. В СССР маги и волхвы ещё не забыли, что долг платежом красен, а задолжали они изрядно. При случае надо попытать Филча, как он сумел выйти на иностранных агентов. А пока:

— Спасибо, дядя, — протянув руку и глядя в глаза мужчины, серьёзно сказал я.

Вернон молча сгрёб меня в крепкие мужские объятия.

— Спасибо, спасибо, — как заведённый, придушенно хрипел я.

В дверь кабинета постучали. Мы с Верноном отпрянули друг от друга, в следующий миг тяжёлая дубовая дверь едва слышно скрипнула.

— Мистер Дурсль, леди Блек сказала, что вы приготовили мне какой-то сюрприз и ожидаете в кабинете!

Я забыл, как дышать, когда в помещение вошла стройная девушка с густой каштановой гривой, заплетённой в тугую косу. Увидев меня, она анимешно, во всю ширь, распахнула  глаза, ойкнула и одним громадным прыжком оказалась на моей шее:

— Гермиона!

 

 

 

Продолжение следует…

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 26.06.2017 + прода от 2 июля.»

  1. Кей говорит:

    А когда будет обновления ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*