Столкновение. Прода отдельным файлом. Финиш!

 

Вместо эпилога.

 

 

Генерал Санин незаметно присоединился к свите командующего, инспектирующего деблокированные у пирамид части.  Толпа собралась изрядная. От Гардара присутствовал гранд-полковник Сигурдсон с адъютантами и офицерами, всего десять человек для создания должного имиджа и демонстрации вклада в победу. Американцы, союзнички, маму их через коромысло, отметились двумя рылами: лейтенат колонель, сиречь подполковник ВВС Генри Миллер и целый бригадный генерал с одной звездой на погоне – Пол МакНамара, больше командующий 6 флотом толи побоялся, толи не успел выделить. Скорее второе, иначе кроме этих двух, направленных в страшный русский штаб для координации  действий и организации связи и взаимодействия, американцы бы не постеснялись запихать пару десятков разного рода «наблюдателей». Война и орбитальные бомбардировки сбили спесь с «исключительной» нации, но как видно, не до конца.  Ладно, Санин незаметно поморщился, этих можно и потерпеть как неизбежное зло, не пустобрехи, по крайней мере по ним видно настоящую профессиональную военную косточку и свой вклад в разгром псанов американцы таки внесли, обеспечив бомбардировку вражеских позиций.

Наособицу друг от друга, чётко соблюдая незримую границу, двигались представители драконьих империй. Крылатое воинство с Иланты возглавлял лично Наследник, ради такого случая сменивший ипостась на человеческую, как и полтора десятка его советников и телохранителей. От экспедиционного корпуса Империи Хазгара главным был до сего момента незнакомый Санину эльф-полукровка в зелёном мундире «листьев» — рейнджеров пограничья. По той почтительности, с которой к полукровке обращались драконы и прочие представители армии Хазгара, вывод о немалых чинах рейнджера напрашивался сам собой. Абы кого хитрый император к людям бы не направил. Рассудив не гнать лошадей понапрасну, Санин решил «разобраться» с эльфом по ходу пьесы. Контакты полезно поддерживать на всех уровнях, а это знакомство точно лишним не будет. Всяко пригодится. Чинно, с самым независимым видом в разношёрстную компанию затесались кошколюдки. Великая мать, к вящему неудовольствию Наследника  драконьего трона с Иланты, предпочитала держать коготки на пульсе, а уши с носом по ветру. «Сестрица» всех красиво обвела вокруг хвоста, на полную катушку использовав опыт прошлых Великих Матерей.  И куда же без ЦАХАЛа? Без них никуда, несколько русскоговорящих израильских военных ярким пятном вписывались в разноцветную палитру, к ним в довесок топали офицеры египетской армии. В общем, полный ералаш.

Поплутав между гигантскими стволами мэллорнов с необычной корой серого стального оттенка, вся камарилья с командующим во главе направилась к полевому госпиталю, развёрнутому в трёх километрах от  пирамиды Хеопса на чистом от деревьев пятачке. Кое-где инспекционной команде приходилось перелазить через толстенные корни или обходить наполненные водой глубокие воронки и широкие лужи. В паре мест пришлось вызывать транспортные платформы, так как маги не успели остудить все лавовые озёра, оставшиеся после «огоньков» с «искорками». Да, поработали на совесть. Душевно. Если бы не порталы, доставить такое количество боеприприпасов было бы нереально. Итак, можно сказать, все склады вычистили и работать приходилось буквально с колёс. В этих песках да между мэллорнов железо можно обычной лопатой добывать, хотя труд сопряжён с определённым риском. Никто не считал сколько ракет и снарядов не разорвалось, а после устроенной Беловым лесопосадки данная задача теряла всякий смысл.

Замахавшись прыгать через корни и воронки, Санин остановился передохнуть. Осмотревшись вокруг, генерал вздрогнул от внезапного прозрения. Это место раньше называлось Тахрир или площадью Освобождения. Тахрир была центральной площадью многомиллионного Каира. Прислонившись спиной к прохладной коре ближайшего мэллорна, Александр Владимирович смахнул с лица и шеи внезапно выступивший пот. От города, в котором на начало интервенции псанов проживало около десяти миллионов жителей, не осталось практически ничего. От Сталинграда остались стены, а здесь и стен не сохранилось, лишь кое-где, как здесь, к примеру, жалкие руины. По последним статистическим данным в лагерях беженцев насчитывается около трёх миллионов спасшихся и эвакуированных горожан, ещё пара миллионов рассосалось по родственникам, часть порталом перебросили на Минутку, остальные… Участь остальных была незавидна – обрушившиеся во время магических атак своды домов, огненные смерчи, ритуальные ножи псанов, алтари, снаряды и бомбы Альянса, а в довершение корни мэллорнов, убившие всех пленников, согнанных псанами в подземелья. Почти пять миллионов навечно легли в пески. Много это или мало? Это цена, которую заплатило человечество за свободу от тирании и участи, гораздо худшей, чем рабство. Ещё около ста тысяч полегло на полях сражений, разразившихся вокруг пирамид. Сколько убито псанов никто не считал. Санин был целиком и полностью согласен с магами – всех собакоголовых под нож. Никакой милости и сострадания, он до тошноты насмотрелся на их «художества» в других мирах, чтобы у него навсегда отбило чувство жалости.

Чуток передохнув и приведя расшалившиеся нервы в порядок, генерал кивнул сопровождающим и направился в догонку за процессией. Омоложение омоложением, но он до этого успел побегать по разного рода инстанциям налаживая работу военных и гражданских администраций и потратил до ужаса нервотрёпный час на связь с научным комплексом, возглавляемым Керимовым-старшим.  Работу официального представителя президента Российской Федерации с Санина никто не снимал, бремя, навалившейся со всей немалой дури ответственности, грозило оставить от человека мокрый блин. Если  с временными лагерями беженцев и армейской группировкой всё более или менее ясно, тем более львиную долю вопросов второго пункта лежала в зоне генералитета, то секретная часть, находящаяся под надзором госбезопасности, по-прежнему скрывалась под серым туманом полной неопределённости. Магический купол, накрывший пирамиды, надежно отсёк древние строения от внешнего мира. Белов, от которого до сих пор не было ни слуху, ни духу, запустил в работу маго-технический комплекс, накрывший планету непроницаемым энергетическим полем с одной интересной особенностью Непроницаемость оказалась односторонней, либо парню не хватило знаний, либо сил. Был ещё вариант, связанный с общей древностью «механизма», частично разрушенного безжалостным временем и целая куча других гипотез, но пока ничем не подтверждённых. В любом случае, защита уступала давлению изнутри, так что возможность строительства порталов у людей оставалась, правда энергозатраты на каждую установку возрасли многократно, зато этот «минус» давал громадный «плюс» в виде контроля. Любая установка или устройство с высокой энергоёмкостью, сопоставимой с портальной установкой, попадали в зону контроля орбитальной группировки.  Ну и то, что земляне в лице государства российского становились монополистами в строительстве межмировых дорог через узловой мир «Земного» кластера, играло немаловажную роль. Если не побояться озвучить – основную! А энергозатраты…, а что энергозатраты, заводы Дианы освоили выпуск генераторов по технологии Игрума на триста, пятьсот и тысячу мегаватт. На очереди транспортируемые монстры на два и пять гигаватт. Представьте себе электростанцию с паспортной мощностью пять гигаватт, которая помещается в четырёх восьмидесятифутовых контейнерах, причём четвёртый контейнер выступает в роли РУ – распределительного устройства с выключателями и с двадцатью разъёмами под кабели тридцать пять и десять киловольт. Проще говоря, энергетический голод землянам отныне не грозил.

Эх, высоко малыш взлетел в прямом и переносном смыслах. Генерал покосился на внешне невозмутимого Андрея-Керра. Лоск и манеры парню привили, но личной независимости тот, слава Богу, не потерял. Дома наследника престола ожидал грандиозный скандал. А кому из царей-императоров понравится самоуправство наследников, собирающих армию и удирающих воевать в другой мир? Правильно – никому. Единственным оправданием служило то, что мир считался родным для подрастающей венценосной особы и то, что человеческие родители входили в императорскую семью, дав драконам двух сильнейших магов чохом. Причём с младшей дочерью Ильи Евгеньевича всё было погружено в настолько мутный кисель, что агенты Санина получили прямой и недвусмысленный приказ не соваться в это дело. Религиозный аспект оказался под строжайшим запретом. Лучше придумать какой-нибудь менее экзотический способ самоубийства, чем вызвать неудовольствие живого аватара местного божества.

Перебравшись через очередной толстенный корень магического древа, Александр Владимирович остановился, настороженно вглядываясь в наплывающий язык молочного тумана. По едва заметному сигналу руки генерала, маги охраны в количестве четырёх полновесных боевых «звёзд» в тяжёлых латах, отсекли основную часть инспекционной комиссии, заняли позиции и приготовились к отражению возможной атаки. Рядом с боевиками застыли драконы, мгновенно сменившие ипостаси на истинный облик. Наследник категорически отказался эвакуироваться.  Командующий с большей частью офицеров загрузился на подлетевшую гравитационную платформу. Обдав людей пылью и грязью, транспортное средство быстро скрылась за толстыми стволами мэллорнов.

Плывущее по земле белое облако пронзили причудливые длинные вытянутые тени, постепенно обретшие вид чёрных  контуров-клякс тяжело передвигающихся людей и драконов. Среди тёмной мешанины угадывались фигуры миур. Первыми из липкого тумана  выпали дроу, вокруг которых сплеталась замысловатая вязь защитной и атакующей магии. За темными эльфами осторожно ступал дракон на шее которого крепилась люлька для переноски раненого, хотя и самого владыку неба с трудом можно было причислить к здоровым. Порванные в нескольких местах перепонки крыльев яснее ясного говорили об обратном. Разглядев встречающих, дроу развеяли плетения, мгновенно поднявшийся ветер разорвал и развеял туман в клочья, открыв взорам окружающих куцую колонну остатков рейдовой группы Белова. Все драконы, а их осталось полтора десятка, несли на себе раненых, по флангам несли охранение маги и десантники, замыкала хвост тройка биомехов.

— Эвакотранспорт и три санитарные платформы на сигнал маяка! Быстро! – первой среагировала Фрида-вампирша, с некоторых пор, в дополнение к основным функциям боевого мага, исполнявшая обязанности референта Санина.

Злые языки, не без некоторых оснований, поговаривали, что парочка в отношениях «начальник-подчинённый» продвинулась гораздо дальше. Сплетники ошибались, до горизонтальной плоскости у генерала и наёмницы с Иланты было ой как далеко, но платонические чувства простой взаимной симпатией не ограничивались, заставляя обоих ещё больше соблюдать дистанцию. Вдовца Санина тянуло к девушке необъяснимое чувство чего-то общего. Похоже, что и её тоже, потому что они понимали друг друга буквально с полувзгляда и полуслова.

— Где Белов? Белов уцелел? – кивнув на ходу дроу, признавшим генерала, Санин подбежал к дракону.

— Уцелел, — с металлическим скрипом донеслось с люльки, осторожно опущенной на землю. – Паршиво выглядите, Александр Владимирович.

— Да уж получше некоторых, — с трудом выдавил кривую улыбку Санин. – Слава Жихарки никак покоя не даёт?

— Да что вы, товарищ генерал, тот на лопату ведьму посадил, а тут я сам, всё сам. И на лопату, и в печь. Я и баба, я и бык, я и лошадь, и мужик… Ничего… Прорвёмся, мне есть ради кого жить. Хочу умереть, Александр Владимирович, а нельзя, понимаете? Ши правильно сказала, дурак я! Как есть дурак!

— Медкапсула и санитарные платформы будут через пять минут, — к генералу подошла Фрида. Из-под затемнённого визора шлема не было видно, как девушка опасливо косится в сторону Керра, вновь сменившего ипостась на человеческую.

— Ого! – Вадим закашлялся кровью, подскочившие к раненому дроу-телохранители бережно вытерли кровавые пузыри белым мхом, извлечённым из подсумков. Парень щелкнул пальцами и белые комки исчезли в колдовском пламени. Ни один здравомыслящий маг просто так кровью разбрасываться не станет. Вадим вновь бросил озорной взгляд единственного уцелевшего глаза на генерала и вампиршу. – Хватайте, Александр Владимирович!

— Кого? – не понял генерал.

— Вот её и хватайте, — взгляд парня переместился на фигуру, облачённую в тяжёлые латы. Санин покраснел, как мальчишка. – Ладно-ладно, без меня разберётесь, люди вы взрослые, без сопливых… кхе-кхе… — верные дроу вновь промокнули выступившую красную пену. – Не смотрите так, генерал, мне сейчас нельзя кровь дракона, иначе Ваграгар устроил бы мне принудительную ванну с кровью подобно Маргарите и споил пару литров для профилактики, так?

— Так, — набатом пробубнил дракон, хвостом отгораживая раненого от подошедшего к ним наследника императрицы Ягирры.

— А, ваше высочество! Здравствуйте! Благодарствую, вы нам хорошо подсобили у пирамид, — углядел новое лицо Вадим.

— Не стоит, я всего лишь исполнял свой долг, — чопорно ответил Керр, которого корежило от эмпатической волны, проецируемой одновременно Ваграгаром, Вадимом и неуловимо знакомой наёмницей в латах. – Желаю вам поправиться как можно скорее.

Дракон напротив не доверял, это слабо сказано. Недоверие было самым ярким чувством в бурлившем коктейле.  Вадим оказался искренен в благодарности от чистого сердца.  К огорчению многоопытного Керра, парень питал доверие к дяде. Наёмница опасалась быть узнанной, возводя эмпатические щиты, которые тут же рушились под напором чувств и вырастали раз за разом.

— Спасибо, залезу в дугар и через недельку буду как новенький, да, Ваграгар?

Керра передёрнуло от воспоминания. Как можно так, с придыханием, мечтать влезть в кокон проклятого богами «сопливого» дерева-химеры. Фу, мерзость!

— Две недели. Я лично прослежу, чтобы вы не выбрались из кокона до полного выздоровления, — буркнул Ваграгар.

— Я на тебя жалобу Полковнику напишу!

— Пишите. Обязательно в трех экземплярах. Будете брыкаться, Полковник запрёт вас на три недели.

— Уважаемый Ваграгар, убедительно прошу проследить за этим молодым человеком. Как вы сказали, до полного выздоровления, — поддержал дракона Санин.

— И ты, Брут?! – поник Вадим. – Кстати, спешу сообщить, порталы с Земли в другие миры можно открывать. Ши сделала только внешнюю непроницаемость. Хотя кому я говорю, а? Ваше высочество, вы ведь уже успели просканировать окружающий фон и астрал или я ошибаюсь?

— Не ошибаетесь.

Взгляд Вадима заволокло паволокой боли, заставив обоих драконов синхронно поморщиться от пронзительных чувств. Через минуту взгляд прояснился. Длительная практика сэттажа помогала справиться справиться с болью и даже зубоскалить. От Леса и мэллорнов повеяло прохладой. Глядя на серебристый металлик веток, Вадим провалился в себя и ощутимо расслабился. Толстенные канаты связи человека и Леса, видимые магическим зрением, налились зеленью тепла и поддержки. На лицо обезображенное лицо молодого человека легла блаженная улыбка.

— Я своё отвоевал, Александр Владимирович, — не открывая глаза, вдруг отворил губы Вадим спеша выговориться. – Знаете… Хотя кому я говорю, у вас наверняка на меня имеется досье на пару сотен страниц. Характер нордический, женат. Дважды женат. Выгорел я. До донышка. Я не боюсь смерти, чай некромантами просто так не становятся, но я мечтал лечить людей. Я хочу доучиться, к тому времени в Таёжном вырастет роща дугаров. Устрою самый передовой магический госпиталь. Полковник обещал выделить специалистов и колдомедиков, а там и собственная поросль подоспеет. Моя война насмерть закончилась здесь, я мечтал о другом, вы ведь знаете, но шило в попе… Хватит смертей, пора воевать за жизнь. Вы не представляете, как это пропустить через себя миллионы чьих-то смертей, сойти с ума и собрать разум по кусочкам. Ши, она читала меня, как открытую книгу и не дала сдохнуть. Смешно…, — зашептал Вадим, проваливаясь в бредовое состояние. — Одна бросила… Кукушка… Вторая всю жизнь мечтала о детях и подобрала живую куклу, вдохнувшую душу в машину. Ши смеялась… Мать носит плод под сердцем девять месяцев, меня носили дважды…

— О чём он? – шепотом спросил генерал у Ваграгара. – Вы не знаете?

В протянутой лапе дракона материализовался голографический снимок на тончайшей металлопластине.

— Это прижизненное изображение Ши.  Земля вокруг Владыки выгорела в радиусе двадцати шагов и настолько же вглубь, а пластина не пострадала. Он горел, но берег её даже в безумии.

— Это многое объясняет, — задумчиво коснувшись подбородка, кивнул Санин.

— На всё воля богов! – сказал гранд-полковник Сигурдсон, незаметно подошедший сзади. В пятидесяти метрах разгрузилась вернувшаяся платформа с командующим и свитой. Сейчас на неё грузили раненых, не нуждающихся в медицинских капсулах.

— Воля богов?  Ха-ха-ха! —  страшный безумный смех разнёсся над поляной. – Воля богов! Это вы мне говорите, гранд-полковник? Боги, ха-ха-ха, приезжайте в Таёжный, я вам расскажу про богов и чего они хотят.

Вадим приподнялся на локтях, взгляд единственного глаза пылал словно само инферно пыталось вырваться из глубин человеческой души.

— Человеческая воля! – припечатал он. – Самопожертвование и материнская любовь! Боги здесь рядом не стояли! Осмысленная добровольная жертва – вот что это! Только не живой, не мертвый мог встроиться в управляющий контур пирамид или мертвый с живой душой. Некромант-целитель, маг жизни, отдавший эту самую жизнь и душу, в придачу,  и сумевший заполнить манонакопители подземных уровней и блоков пирамиды. Я ошибался, считая себя единственным, подходящим под уравнение древних строителей. Ши, оказывается, ему тоже соответствовала. Живая душа с биосоставляющей в оболочке из мертвого железа, только душа у нас была одна на двоих. Она вложила свою часть в семя мэллорна, я его напитал маной и связал с источниками в Таёжном и Новосибирске. Я своей рукой убил ту, что стала мне за место матери. Где в это время были боги, я не знаю, хотя пояс первожреца семь раз обмотан на талии. Наблюдали со стороны, наверное. Это моя ноша и мне с ней жить. А ты, — палец Вадима ткнул в сторону Керра, — найди в себе мужество поговорить с дядей. Не нужно его прощать, он не нуждается в прощении, но Хазгар три тысячи лет тащил на себе осколки разрушенной империи и собрал её воедино. Да, он тиран, не спорю. Сталина у нас тоже поливали и поливают грязью, но личность Сталина на тысячи метров возвышается над лилипутами современности. Хазгар испил свою чашу до дна и не ради себя и властолюбия, которое ему приписывают недруги. Ради выживания драконов как вида, тут уж не до сантиментов, извини. По живому приходится резать порой. Я наверно смешон, давая ненужные советы, но пусть лучше я останусь смешным в чужих глазах, чем драконы передерутся между собой потому, что правящие семьи затаили друг на друга тысячелетнюю обиду.

Вадим откинулся на валик в изголовье и посмотрел на пронзительное синее небо, раздвигающее ветви гигантских деревьев.

— Я завидую драконам, у них есть небо, зачем его делить? Когда лазурный шар земной… А моё крыло сгорело, обуглено в золе, наверно я стал взрослым, — переиначил Вадим песню Трофима «Лети».  Керр кивнул и отошёл в сторону, на душе у него было муторно. Белов разбередил старую незаживающую рану. – Ваграгар, Полковник приглашал на рыбалку, я попрошу его, чтобы он взял тебя, привык я к твоей зубастой морде. Вот вроде знакомы всего ничего, а как родной стал.

— Орши падки на красное, кусочек мяса, красная тряпка, червяк, без разницы, — внезапно сказал Керр. – А чупки всегда прячутся при появлении орш.

— Я запомню, — Вадим внимательно посмотрел на ушедшего в себя Керра.

— Удачной рыбалки, — улыбнулся Наследник. – Ваграгар, можно вас потом на пару слов?

Дракон кивнул в ответ на просьбу.

В просвете между ветвей показались чечевицы санитарных транспортов. Тихо подвывая двигателями, машины опустились на землю.

— Александр Владимирович, а можно моих девочек со мной на Нелиту? – поглаживая гибкий корешок, выпраставшийся из-под земли, спросил Вадим.

— Хорошо, я организую, — пообещал генерал.

— Спасибо. До свидания, Ши.

Медики загрузили Вадима в плывущую по воздуху медкапсулу. Вскоре транспорты с ранеными скрылись за раскидистыми кронами мэллорнов.

Проводив взглядом машины, Санин добрёл до ближайшего мэллорна и опустился на отходящий от ствола корень. Белов многого не сказал и нет надежды, что скажет в будущем. Что реально произошло у пирамид? Насколько Ши и энергетический кокон планеты подконтрольны ему и людям в частности? Не исчезнет ли защита в самый неподходящий момент? Из всего сказанного можно понять, что язвительная дама из биомеха стала духом Леса, теперь совершенно не ясно, каковы её возможности. А то, что в случае чего Лес станет на защиту Белова можно не сомневаться. Опасно для жизни. Уж что-что, а намёки генерал понимал с полуслова. Одно успокаивает, богом парень не стал, хотя энергия, которой он оперировал, вызывает трепет сама по себе. С Таёжным, как не крути, придётся выстраивать новые отношения, слишком многое завязывается в тугой узел. Эльфы, драконы, дроу, орки. Обе планеты мира Иланты, если не передерутся, то местом переговоров станет именно Таёжный. Хазгар тоже оставил толстый намёк на не менее толстые обстоятельства и пока, в отличие от племянницы, показывает полную готовность к диалогу. Хватка у императора железная, вот и к Керру через Белова ненавязчиво подлез. Да, этот гордиев узел ни в коем случае нельзя рубить мечом. Белов становится козырем в политической игре между мирами, хотя парень делает неуклюжие попытки откреститься от незавидной участи посредника, но это ему не поможет. С другой стороны, Вадим действительно отвоевал. По глазам…, глазу видно, что что-то надломилось у него в душе. Изменения настолько глубокие, что молодому человеку никак не дашь двадцать лет. Он хорохорится, ерничает и зубоскалит, а самого съедает… тоска. Наверно тоска. Лучше оставить Белова в Таёжном после лечения. Он действительно мечтает сделать из вотчины передовой магико-медицинский центр. Пусть так и будет. Парень он упорный. Справится, а жены и дети вытащат его из депрессии и освободят от чёрной меланхолии. Время лечит.

Время, именно его Белов дал Земле и межмировому Альянсу. Надо воспользоваться им сполна. Война с псанами только разгорается, победа в сражении не означает победу во всей компании. Союзникам придётся серьёзно потрудиться, чтобы избавить свои миры и весь кластер от внешней угрозы, а это дело не на год, даже не на несколько лет.

На стыке различных реальностей — магии и технологии, родился новый мир. Каким он будет, зависит уже от людей. Мир, как младенца, надо пестовать и лелеять и никак иначе. Генерал огладил бархатную кору магического дерева. Магия пришла на Землю всерьёз и надолго, если не навсегда, людям теперь придётся приспосабливаться, хотят они того или нет. Положительный опыт есть – тот же Таёжный во всей его красе.

А война. Война есть отличный способ стирания противоречий. Иланта, Нелита, Живана и прочие миры найдут общий язык. Генерал усмехнулся, Белов и здесь оказался впереди планеты всей. А парень-то не промах: дом построил, дочку родил, скоро, глядишь, сын подоспеет, дерево… хм-м, деревьев до чёртовой уймы посадил. Счастливчик! Даже завидно. Впрочем, каждый сам кузнец своему счастью…

— Присядь, Фрида, — Санин похлопал рукой по корню рядом с собой.

— Мы пили кровь одного дракона, — невпопад сказала девушка, проигнорировав приглашение.

— Я догадался, читал досье на тебя, ты уж извини.

— Я была замужем. У меня остался сын, он в клане.

— Знаю. Меня это не смущает. Я бы хотел дать ему мою фамилию.

— Ты бы, что? – не поверила ушам Фрида.

— Знаешь, я думаю, что всё это столкновение миров было нужно, чтобы одинокие души смогли найти друг друга. Вот глянь, к примеру, Андрей Керимов нашёл вторую семью и жену, Белов прихватил целую эльфийскую принцессу в компанию к первой жене, Ши, правда, стоит у него отдельной строкой. Тут я боюсь влезать своими корявыми ручонками, чтобы не схлопотать по фэйсу. Сколько орков и эльфов переженилось в Таёжном, я даже гадать не берусь,  надеюсь только, что тоже остался не обделённым судьбой.

— Да! – Сняв перчатки и сдёрнув шлем, Фрида присела рядом с генералом.

— Вот и хорошо, вот и ладушки!

Санин притянул девушку к себе, после чего сгреб в охапку и усадил на колени. Тяжеленные латы ему нисколько не мешали. Здесь и сейчас были только он и она. Война осталась где-то далеко, в другом мире.

 

 

 

 

Конец.

Запись опубликована в рубрике Прода с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Столкновение. Прода отдельным файлом. Финиш!»

  1. Даймон говорит:

    А все таки, почему Хазгар фигурирует как дядя Керра, он же дядя Ягирры? И Керру тогда он дед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*