Тоннельщики II. Маленькая прода от 4 июня отдельным файлом.

Перешагнув разорванное напополам тело с внешним хитиновым скелетом, Богдан снес с бластера голову «человека-муравья». Так надёжней, насекомые твари живучие, куда людям до них. Впереди Северова летел последний дрон. Желание нарваться на ещё один сюрприз у него не возникало. И так можно считать сущей удачей уничтожение второго противника. Зависнув под потолком, дрон передал изображение мостика с центральным пультом управления судном. Живых не наблюдалось, зато в наличии имелись тела трех каас, двух ухлопанных Богданом муравьиных мутантов в расчёт не берём. Два пилота и штурман навсегда почили в бозе не сходя с пилот-ложементов. Несчастные не пережили гравитационный шторм, зато электронный глаз дрона выхватил залитый кровью пульт с активированной системой аварийного оповещения. Прежде, чем расплескать мозгами по полу, мутанту хватило этих самых мозгов послать сигнал «SOS» на ретранслятор. В груди Богдана кольнуло холодком, но через пару секунд отлегло – ничего похожего на устройства самоуничтожение в обозримом пространстве не наблюдалось, дверь, ведущая в отсек с аварийным источником питания не несла следов вскрытия, пломба в специальной петле оказалась целёхонькой. В данном вопросе можно было положиться на щепетильность и натуральный немецкий «орднунг» каас. Пилоты заклятых союзников всегда строго следовали инструкциям и наставлениям. И в этом случае они ни на йоту не отступили от предписаний. Что ж, в чужой педантичности тоже есть несомненные плюсы.

Осторожно обследовав пломбу с надписью «опломбировано», выбитой клинописью заклятых друзей, Богдан пришёл к мнению, что не с его «тремя классами церковно-приходской школы» вскрывать высокотехнологичный продукт иной цивилизации. Для тонких манипуляций с электроникой здесь есть другие лица и нечего им прохлаждаться на борту «Коника». Пошарив взглядом по пульту управления, Северов нашёл сенсорную панель управления системой «Безмолвие», обеспечивающей полную экранировку корпуса судна. Надо заметить, что комплекс РЭБ разбитой лоханки каас, напрямую наследовал знаменитой «Тишине», явившейся на свет из лона профильных заводов компании с непритязательным названием НПО «Эхо», работавшей на оборонку Русского сектора. Взятая за основу «Тишина» была несколько попроще, словно Мусохранск перед Парижем. Дома там пониже и дорожные покрытия пожиже, но как базисной платформе ей цены не было. Инженеры союзничков поишачили с продукцией «варваров», где надо обрезали, где надо поработали напильником и на выходе получили шедевр.

К чести родоначальников новой линейки специфической продукции, те тоже не сидели на месте и не почивали на лаврах. Когда каас принялись массово «паковать» свои скорлупки «Безмолвием» и их аналогами, «Эхо» на гора выдало «Благодать», почему-то в народе получившее кличку «Умертвие». Само собой разумеется, данный «товар» в широкую продажу не вышел, став достоянием узкого круга судов, лиц и допущенных к государственным секретам персон, но исстари повелось, что земля слухами полнится, а Пустота шепчет, и шёпот её разносится по всей галактике. Как ни старались друзья и конкуренты захапать в свои загребущие лапки  новомодный девайс, ничего у них не выгорело. «Умертвие» до сих пор хранило секреты создателей. Правда, говорят, несколько лет как на свет народилась младшая сестричка знаменитого РЭБ, но что это за фрукт и с чем его едят, Богдан не знал и даже вездесущий шепот Пустоты не спешил приподнять покров тайны. Госбезопасность бдила, лютуя направо и налево.

Отвлекшись на иные материи, Северов с трудом вернулся в грешную рубку и не без опаски нажал на вызов меню. Угу, как и предполагалось, отключить «глушилку» просто так не выйдет, светящаяся клинописная табличка без лукавого запрашивала пароль с допуском по ДНК и маркеру биотоков. Если с первым ещё можно более-менее решить – тела рядышком валяются, то с биотоковой картой не прокатит. Мертвяки есть мертвяки. Предварительно заклинив дверь и сгоняв до разлома, Богдан выбрался наружу. Вызвать Муху, висевшего на связи, было делом трех секунд, ещё  пять минут ушло на подробное описание ситуации. Местный хохмач недавно писался на публику, что в заброшенном всеми богами медвежьем углу галактики никто лучше него не сечёт в нейроэлектронике. А с сенсорными и оптическими массивами он, вообще, как с Пушкиным, на короткой ноге. Что ж, пришла пора проверить слова на практике – тварь он брехливая, или крутой косичела. Мухин заявился через двадцать минут с чемоданчиком на перевес. Опытным путём выяснилось, что слова у безопасника не расходятся с делом, засим ему был заочно вручен титул «косичелы», отвечающей за базар. Как оказалось, Муха тоже читал на языке каас и второй специальностью, освоенной им в «закрытой» шарашкиной конторе госбезопасности, являлась профессия оператора интеллектуально-логических системам вероятного противника. «Кошки», каас и ещё пара прочих рас, не относящихся к виду Homo… Операционный комплекс заклятых союзничков выкинул белый флаг и признал Муху хозяином менее, чем через тридцать минут от входа в виртуал. Коды системы безопасности и пломб были объеханы на кривой козе по широкой дуге, люди получили доступ в святая святых.

— Дело мастера боится, — активировав генератор щита, закреплённый на наспинном ранце, Мухин аккуратно сорвал пломбу. Зажмурившись, он несколько секунд ждал реакции.

Ничего. Обрубок судна не рассыпался на атомы. Значит, всё ему удалось.

Пока доморощенный хакер от вскрывал мозги корабельному компьютеру, Богдан нагло выдирал из гнёзд игольчатые накопители блоков памяти и забивал ими переносной контейнер. Архивные папки с документооборотом они со всем тщанием посмотрят на станции. Хотя надежд на то, что «бумаги» несут в себе какой-нибудь секрет, было откровенно мало. Но чем Пустота не шутит.

— Что это? – сунувшись во вскрытое помещение резервного источника питания и не обнаружив оного, спросил Богдан.

— А это, друг мой, — задумчиво проводя по ячейкам криокапсул, ответил Мухин, — криокапсулы. Хранилище эмбрионов.

— Эмбрионов чего?

— Хрен его знает, у меня биоанализатора и дешифратора  ДНК с собой нет, как видишь.  Предположу лишь, что к нам угодили результаты работы секретного генетического центра. Жаль всё не утащим. Берём контрольные образцы и валим отсюда.

Посланный на «Коник» дрон приволок переносной криоконтейнер для хранения биоматериала. Закинув в емкость добрую треть капсул и нагрузив ею Северова, Мухин отослал его на бот, а сам устроился за искуроченным пультом управления судном. Набрав несколько длинных цифровых комбинаций, он устремился на выход.

— Отчаливаем, братцы! —  влетев в шлюзовой отсек штурмбота, крикнул Мухин. – У нас осталось две минуты.

— Понял тебя, — отозвался Николай, врубая полную тягу на внутрисистемных двигателях. – Отваливаем! Шак, Муха, скафандры не снимать, сейчас я вам устрою ионную чистку. Каас кроме зародышей перевозили какую-то биоактивную хрень, осевшую на ваших костюмах. Наркотики, судя по данным сканера. Вдохнёте, до самой станции хихикать будете и то не факт, что отпустит. Там все переборки в грузовом отсеке в этой дряни, видно при взрыве досталось транспортным контейнерам или сработала встроенная система самоуничтожения груза.

— Что об стену, что по стене, — сакральной мыслью завершил спич Богдан. – Чисть уже, а то я чесаться начинаю.

В тысяче километрах от штурмбота вспыхнула яркая звёздочка, заслонившая в иллюминаторе свет всех остальных небесных светил вместе взятых.

— Дезинтеграционный запал, — ткнул в иллюминатор Муха. – Счастье, что он не сработал при атаке на корабль. А ведь мог!

— Повезло, — наблюдая за гаснущим искусственным светилом, кивнул Богдан. Запоздалый холодок проложил ледяную дорожку между лопаток. Не боевая операция, а апофеоз дури, случайностей, удачи и везения. За прошедшие несколько часов он насчитал три выхода на грань, за которой душа переселяется в иные сферы, а сколько их было на самом деле, никто достоверно не знает. Что наша жизнь? Игра!

— И не говори.

Шлюзовой отсек затопило голубоватое свечение, льющееся от настенных панелей. Повисшую в воздухе микроскопическую и мелкодисперсную взвесь вытянуло в космос через открывшуюся вытяжную «форточку». Спустя несколько секунд скрытые насосы вновь накачали воздух и выровняли давление. Людей обдало аэрозольным облаком антисептических и обеззараживающих препаратов.

— Чисто, скидывайте шмотки. Потные задницы подмоете в душе. Ящики с грузом на транспортную платформу не забудьте поставить. Что, Шак, надавали тебе сегодня по загривку? – глумливо донеслось из динамиков.

— Поговори мне ещё, — выпрыгивая из скафандра, буркнул Богдан и брезгливо поморщился от ударившего в нос духа прелых носков. Термобельё и система биорегуляции с задачей не справились, видимо у последней что-то с самого начала сбоило или настройки оказались не откалиброваны. Случается и такое, особенно когда скафандр «с чужого плеча». За короткий бой он моментально пропотел с головы до ног, в итоге от штурмовика сейчас несло, как от старого козла.  – В табло давно получал?

— Ладно, не кипятись! – пошёл на попятный говорливый пилот. – На гигиенические процедуры вам двадцать минут. Хорошо-хорошо, полчаса, потом стартуем домой.

— Это хорошо, — Богдан мечтательно прикрыл глаза, — дома через час обед. Сегодня манты и жареная картошечка.

— Так поторапливайтесь, черти, а то всё вкусное без нас сожрут! С трофеями разберёмся по месту, шевелите булками!

 

Продолжение следует…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*