Столкновение. Прода от 5 июня 2017 отдельным файлом.

 

*****

 

Подвесив в аурах по целой плеяде атакующих и щитовых плетений, драконий клин, возглавляемый кронпринцем Империи, заходил на очередную штурмовку позиций псанов. Взмахнув крыльями, вперед вырвались «чистильшики», перед которыми вспыхнули видимые простым взглядом полусферы экранов-поглотителей. Семь троек слаженно очистили небо от странствующих ловушек, тем самым обезопасив путь основному клину.

Внезапно внизу что-то изменилось, магические потоки неуловимо поменяли направленность, дружно потянувшись в сторону самой высокой пирамиды, рядом с подножием которой образовался настоящий вихрь или, что точнее – воронка, всасывающая в себя ману. За считанные секунды воронка превратилась в настоящую чёрную дыру, безжалостно поглощающую разлитую вокруг магию. Всю, без разбора, не делая отличий между гнилостной мразотой псанов и чистым потоком мэллорновых рощ, привнесённым извне. Откуда здесь взялась живая мана Леса тот ещё вопрос, хотя памятуя о неком резвом и деятельном человеческом маге, умудрившемся покорить древа жизни и обстряпать темные делишки с тираном, захватившем чужой трон, удивляться тут не стоило. Тем более вопросы  и загадочный флёр исчезли сами собой, стоило спикировать на несколько сотен метров ниже и миновать пыльные завесы. Коленопреклонная фигура, застывшая у антропоморфной машины никем иным быть не могла априори. Старый дракон – советник принца, он же первое доверенное лицо, летящий на полкорпуса позади его высочества, обнажив белоснежные частоколы клыков, ухмыльнулись. Наш пострел и здесь поспел. Мелкий хуманс ловко нагрел погоню на Иланте, сумев активировать древний комплекс, считавшийся мертвым. Недаром вокруг мальчишки Хазгар ужом вился. Дядя императрицы ничего не делает просто так, рассчитывая ходя на несколько шагов вперёд.

Вдруг сбоку повеяло влагой и прохладой. Драконы клина дружно скосили взоры влево и синхронно шарахнулись от развернувшегося зева портала, выплюнувшего ревущий поток воды. Чуть погодя по разумам гигантских властелинов неба ударил ментальный вопль. Судорожно забили крыльями эмпаты, которых окатило нечеловеческой болью. Вопль перещёл в нескончаемый крик существа у которого на живую рвали душу. Телохранители среагировали быстрее зазевшегося старика, подхватив  принца чарами левитации. Наследник престола заработал эмпатический шок и чуть не грохнулся в воду, залившую всё пространство вокруг пирамиды и продолжающую прибывать из портала.

Сгорая заживо в мощнейших потоках маны, кричал и мучился человек у ступоходов железной машины с корпусом, пронзённым молодым ростком мэллорна.

— Назад! – отдал команду пришедший в себя принц. – На крыло!

Совершая разворот, драконы легли на крыло, после чего живой рекой взмыли ввысь и убрались из опасной зоны. Вовремя. Мелкий росток резко выстрелил макушкой вверх на несколько десятков метров, живые плети корней жадно присосались к воде и вбурились в почву, погружаясь в прохладные глубины и расползаясь на сотни метров в стороны. Наследник повел клин на второй круг, наблюдая сверху за стремительным ростом главного мэллорна и сотен других ростков, проклюнувшихся через раскалённый, политый кровью песок или вынырнувших на поверхность рукотворного озера, чьи воды, по странной прихоти ни в какую не жалали затоплять небольшой островок с воющим человеком, ставшим фокусом давно позабытой самими драконами магии.

Гибкие змеи корней стремительно вились по многочисленным тоннелям, нарытым псанами, убивая и вытягивая жизнь из простых воинов, жрецов, магов и тысяч рабов, пригнанных на заклание. Его Высочество не стал кружить над пирамидой, благоразумно предпочтя увести подчинённых в сторону от разыгрывающегося магического действа. К этому моменту песок вокруг усыпальницы фораона Хеопса и прочих сакральных построек накрыли густые тёмные тени лесных великанов. Казалось вибрирует само мироздание, заставляя мелко дрожать циклопические махины и каменные блоки, скрытые под ними глубоко под землёй. На высоте, где небесная синь незаметно переходит в черноту безбрежного космоса возникло свечение, подобное северному сиянию. Северное сияние в африке – нонсенс! Но сине-зелёные столбы, прекрасно видимые при свете дня, не думали исчезать, собираясь в гигантскую спираль на всё небо и с каждой секундой раскручиваясь всё быстрее и быстрее.  Вот от спирали отделился рукав и потянулся через Атлантику к берегам центральной и южной Америки. Тысячи тонн ила и осадочных пород скинули с себя древние сооружения возведённые в незапамятные времена на землях, погрузившихся в пучины океанов ещё до ледникового периода. Мириады птиц в едином порыве взлетели над пирамидами май, тольтеков, культовыми сооружениями ольмеков, сапотеков, ацтеков и прочих. Тихо загудели металлические столбы в Индии, до сердечных приступов напугав редких нефтяников и газовиков на вышках буровых платформ в Северном ледовитом океане, внезапно вскипели воды над бывшими городами гипербореев.

Раскрутившись, небесная спираль накрыла всю планету. Планета окуталась светящимся коконом, превратив ночь в день там, где солнечные лучи мирно дрыхли в опочивальне. Миллиарды людей по всему миру, обратив взоры вверх, с замиранием сердца  наблюдали за эпической картиной. Стоит ли упоминать о воцарившемся повсеместно хаосе и криках о конце света? Миллионы людей пали ниц и истово молили Бога о прощении. Голливудские режиссёры могли снимать блокбастеры о последних минутах планеты не сходя с места. Натуры было хоть завались. Сумасшедшие всех мастей орали о конце света и прочий бред. Разбуженные мэллорновые Леса стремительно захватывали новые территории. Старший восточный собрат молодой новосибирской «рощи» добрался до окраин Хабаровска и перескочил через Амур и Уссури на китайскую сторону. В Новосибирске мэллорновые ростки активно проламывали асфальт на центральных улицах. Далеко на юго-западе творилось совсем уж невообразимое. Необычные мэллорны с корой серо-стального цвета плотной стеной окружили пирамиды, за двадцать минут захватив территорию в тысячу квадратных километров и не думая останавливаться на достигнутом.

По всему миру закрывались естественные порталы. Сначала схлопнулись самые мелкие, потом погасли среднеразмерные проходы и процесс приобрёл лавинообразный эффект. Вскоре приказали долго жить крупные, вроде аральского, до последнего мига питавшего восстановленное море, и рукотворные «окна» отрытые на Землю с других миров.

 

 

*****

 

Вадим переоценил себя, сейчас в полной мере пожиная плоды собственной глупости. С чего он решил, что в одиночку выдержит титаническую ношу спасения мира? Даже мифический Геракл, сполна вкусив тяжесть ноши, отказался держать небо на плечах, хитростью всучив его обратно Атланту, а он далеко не Атлант, и даже не Геракл. Побоялся разделить ответственность и что пуще – призрачную славу? Что ж, возможно его даже наградят орденом. Посмертно. Почему он не подумал о накопителях и маноаккумуляторах? Где была его голова и мозги, не сообразившие о многоступенчатых рунных барьерах? Совсем извилины жиром заплыли или высшие сущности – боги, в наказание лишили жалкую двуногую букашку остатков разума? Ведь было ещё время обратиться за помощью к Санинину, воззвать к добровольцам, не переть самому на рожон. Почему обо всём за него должна была думать Ши? Теперь он расплачивается за слепоту…

Опустившись на колени на главном луче сложной геометрической фигуры и пропуская через себя всю боль перерождающейся души стальной напарницы, чья эфирная оболочка давно и прочно срослась с его собственной, Вадим мысленно воззвал  к духам Лесов в Таёжном и Новосибирске. Он ласково обратился к их по-детски хрупким разумам, тянущимся к создателю подобно детям, соскучившимся по родному отцу. Закрывшись всевозможными ментальными щитами, чтобы не напугать доверчивые создания безумной болью, он транслировал духам улыбку, облачённую ярко-медовой теплотой общения с веселыми сорванцами и попросил у них помощи, ведь у братиков-духов вот-вот родится на свет сестрёнка, а что это будет именно девочка, нет ни грамма, ни полграмма  сомнений. Только понять бы, будет ли это юная егоза или стальной дух Ши пробьется через развоплощение и тени забвения, став строгой, но справедливой и любящей старшей сестрой. Ведь именно ей отводится ответственная роль главного питающего и управляющего контура древнего защитного сооружения, ставшего культовым, а значит, девочка должна вырасти большой и сильной. Леса откликнулись со всем присущим юным отрокам энтузиазмом, послав на зов столько маны, сколько смогли собрать. Продолжая дарить далёким призрачным малышам свет, тепло и искреннюю благодарность за сказочную отзывчивость и доброту, Вадим выплеснул сумасшедшую боль за щиты и чуть не убил тысячи людей вокруг, едва не потерявших себя от ментального удара. Хуже всего пришлось эмпатам, на собственных тонких шкурках и болезненных разумах ощутивших, как горит и плавится их плоть, а душа рвётся на части и никак нельзя остановить нескончаемую пытку. Новый Лес рождался в муках и потугах.

Окунувшись в океан боли и чан с кипящим маслом, Вадиму казалось, что он выплыл на поверхность с полностью содранной кожей, ощущая мир вокруг каждым оголённым нервом. Магические потоки остались далеко на периферии и воспринимались как нечто второстепенное, теперь он чувствовал каждый камень и песчинку под ногами, контрабасами звучали струны мощных каменных плит глубоко под землёй, медными трубами гудели блоки прирамид, сливаясь в человеческом разуме в громогласную мелодию гигантского духового оркестра. Древние камни жадно чавкали, поглощая щедро разлитую манну стремительно растущего леса, биологические процессы которого ускорились в миллион раз. Стараясь удержать процесс под контролем, Вадим превратился в маленького дирижёра, пытающегося управлять оркестром дирижёрской палочкой. Подчинившись проснувшейся интуиции и действуя по наитию, он активировал древние рунные скрипты, выбитые строителями на подножиях пирамид.

Ударивший в небо исполинский гейзер маны, трансформировавшейся в непонятную энергию, добрался до стратосферы, породив сине-зелёное свечение на границе с вечной мглой. Грозная музыка, звучащая в голове Вадима и неслышимая другим, вошла в резонанс с древними пирамидами за Атлантическим океаном, усилилась и отразилась от куполов многочисленных храмов и церквей, которые строители издревле строили по вбитым в подкорку поконам. Ожили культовые центры ушедших в небытие цивилизаций, а доисторические тоннели, пересекающие чуть ли не всю планету, превратились в исполинской мощности энерговоды.  Старушка-Земля проснулась ото сна и спряталась от внешних напастей под энергетическим коконом. Постепенно сияющие небеса померкли, а сошедшая с ума электроника оклемалась от царившего в эфире буйства.

Заработала связь. Чувствительные электронные очи спутниковых группировок «Щит» и «Сателлит»  больше не видели зияющих язв природных и рукотворных порталов. О чём сообщили в ЦУП, породив на далёкой земле настоящую эйфорию радости. Меж тем раскидистые кроны нового Леса надежно скрыли от наблюдения сверху последние штрихи грандиозной битвы, закончившейся сокрушительным поражением собакоголовых интервентов. Орбитальные шпионы не видели, как батальон миур наголову вырезает втрое больший отряд псанов. Воительницы, облачённые в тяжёлые доспехи, ловко лавируя между гигантских стволов, а кое-где передвигаясь по ветвям и стволам, загнали в ловушку полторы тысячи уцелевших в катаклизме псанов. Древние враги кошколюдок напрасно искали спасения под сенью мэллорнов.  В отличие от миур с горы Лидар, захватчики не привыкли воевать в подобном Лесу, за что поплатились жизнью. После устроенной резни, из всей толпы уцелело, дай Боги, несколько жрецов высшего ранга посвящения. Но не стоит им сочувствовать, ибо они завидовали мертвым, прекрасно осознавая участь, уготованную им.  Кого-то предадут ритуальной казни, кто-то сойдёт за информированного языка, а после того, как его расколют до донышка, не страдающие состраданием и жалостью миуры заберут их у людей и сожгут на медленном огне.

Редкие очаги сопротивления быстро гасли под градом свинца и магии, кое-где охотники, превратившиеся в дичь, тонули под землёй, утаскиваемые вниз белыми плетями корней. В обваленных корнями мэллорнов тоннелях не осталось ни одного живого псана, как и возле бывшей главной портальной площадки, до сих пор кипевшей озером расплавленных пород. Как только рухнули щиты, командование залепило по зубастому противнику  несколькими мощными «огоньками». Площадь километрового радиуса исчезла в очищающем огне. Жрецов, держащих в лапах Черные шары со спорами смерти,  сожрало раскалённое инферно. В тот момент магия позорно уступила технологии…

Средства дистанционного электронного и магического наблюдения пропустили момент, когда у израненного и обожженного человека, лежащего на выступающем ступоходе вросшего в дерево биомеха, что непонятно было где заканчивается металл и начинается серо-стальная кора, оказался хрипящий от бега дракон. Если присмотреться, то можно было догадаться, что порванная в двух местах перепонка правого крыла никак не способствует полёту. Матерясь на нескольких языках, Ваграгар навис над чему-то улыбающимся человеком. Тот, не замечая стекающей с уголка рта кровавой дорожки и громадной морды, нависшей над ним, блаженно щурился.

— Она здесь. Ты понимаешь, она здесь! – смешиваясь с грязью и кровью, по лицу Вадима сплошным потоком потекли слезы.

 

 

Вместо эпилога.

 

 

Продолжение следует…

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*