Тоннельщики. Наш бронепоезд на запасном пути. Продолжение отдельным файлом.

Ощетинившись всеми стволами и обнажив угревую сыпь ракетных портов, в отдалении кружил «Коник», за спиной разведчика суетились юркие осы дронов. Перехватив управление над парой этих железнобоких кусачих насекомых, Богдан направил пронырливого шпиона в ближайшую широкую прореху из вспоротого металла, термоизоляции и каких-то труб. Облепленная застывшим газом, сверкающим подобно бриллианту в узком луче налобного фонаря и зеркальных отражателей трёх зависших за спиной Богдана, стальная роза, выросшая из борта чужого корабля, больше напоминала искристую птицеловку, в девичестве обычную земную венерину мухоловку, мутировавшую в условиях Лели в зубастую пожирательницу мелких птиц. Жуткое растение, способное сладкой клейковиной удержать голубя или начисто отсечь палец зазевавшегося любителя ботаники.

— Сканер следов биоактивности не фиксирует, — просмотрев данные телеметрии и дистанционного сканирования, отдал доклад Богдан. — Вхожу!

Дрон изнутри передавал страшную картину локального Армагеддона из скрученных в спираль металлоконструкций, сжатых в гармошку переборок, застывших капель крови и останков тел членов экипажа или пассажиров курьера. Оценив габариты скафандра, Богдан пришёл к неутешительному выводу, что вояж по этому лабиринту займёт у него куда больше времени, чем вскрытие резаком нового отверстия в уцелевшей части корпуса. Толстый, молотообразный нос курьера практически не пострадал, поэтому Северов включил тангаж и переместился к предполагаемому фронту работ.

Вот и пригодился плазменный резак. Всё-таки незаменимая штука в условиях штурма космических объектов. Взрывать тоже можно, ведь искусство – это взрыв, но ещё большее искусство тихо вскрыть обшивку, незаметно проникнуть на вражеский объект и чёртиком из табакерки навести там шороху, или незаметно сделать дело и так же тихо, незаметно уйти. Последним промышляли спецы из ОСО, в простонародье – бравые бойцы отдела спецопераций. Парней и девчат специально дрессировали, как собак Павлова, на тихое незаметное проникновение, доводя эту филигранную особенность до уровня безусловного инстинкта. Конечно, Богдану далеко до умений выше обозначенных мастеров, его «затачивали» под другие задачи, но и он не пальцем делан. Может кое-что, насобачился за долгие годы работы в Пустоте.

Как известно, дело мастера боится. Композитная броня внешней обшивки в районе технологического прохода между отсеками продержалась против совместных усилий Северова и пары привлечённых к работе дронов чуть более четырёх минут. Из-под подхваченного магнитными захватами куска металла вырвалось плотное газовое облачко, обрезанное голубой плёнкой силового поля.

— Муха, что на внешних сканерах? – облизнув пот с верхней губы, спросил Богдан.

— Чисто! – пришёл ответ.

— Хреново, что чисто. Значит тут есть экранирование или работает интегрированный комплекс РЭБ.

— Э-э-э? – раздался в наушниках немудрёный вопрос Кузьмина.

— «Э-э-э», — передразнил Богдан, передавая на штурмбот видеоизображение вскрытого отсека. – Силовое поле видите? О чём это говорит? О том, что внутри присутствует атмосфера и независимый аварийный источник энергии, а ваши средства обнаружения никак их не фиксируют. Молите бога, братцы, и просите Пустоту, чтобы в уцелевших отсеках не нашлось сопряжённых систем экстренного оповещения или узкофокусированного передатчика. Как бы наша авантюра не вышла нам боком, орлы. Отправляю дрона, следите.

Словно стопсигналом мигнув светодиодом, дрон продавил плёнку внутреннего силового поля и влетел в проделанный проём. Ожидаемый поток телеметрии моментально прекратился. Со вторым дроном история повторилась.

— РЭБ! – констатировал Богдан. – Нихрена, братцы, это не пираты. Ставлю вашу премию против моего приказа о её лишении, что перед нами большая куча дерьма, в которую мы с размаху вляпались.

— А почему наша премия? – купился Мухин.

— А кто у нас крайний? – вспоминая школу еврейского викинга, вопросом на вопрос пошёл в атаку Богдан. Гэбисты на борту «Коника» стушевались и не нашли, чем ответить на этот словесный штурм. Михельсона на них нет, того просто так, с кондачка, на кривой козе не объехать. Язык подвешен, что надо. – Ладно, пан или пропал, захожу.

— Осторожней там, — напутствовал Кузьмин.

— Тьфу-тьфу, убереги Пустота, — прошептал Богдан, ныряя в отсек.

Только отточенная на тренировках реакция, да искусственное тяготение уберегли человека от судьбы разведывательных дронов, пришпиленных к переборкам тонкими металлическими стрелами с электромагнитными разрядниками. Обмен информацией со штурмботом ожидаемо приказал долго жить. Система подавления работала выше всяких похвал.  Заметив краем глаза движение сбоку, Богдан до упора вдавил кнопку включения ранцевого двигателя и со всей силы оттолкнулся от края проёма. Тончайшие металлические спицы просвистели мимо. Пролетев семь метров до противоположной стены, на одних рефлексах выхватив с набедренной кобуры болтер, Северов всадил несколько зарядов в место расположения предполагаемого стрелка и каково было его удивление, когда едва заметный враг текучим движением ушёл с линии огня. Благо в скафандре не сдох экзоскелет, управляемый биотоками и нейроинтерфейсом, иначе был бы совсем швах. Размытое пятно стремительно подлетело к штурмовику, который интуитивно подставил под удар бронированную перчатку правой руки. Во все стороны полетели искры, будто столкнулись два кремня, в следующий миг Богдан с левой руки сунул в центр «пятна» зажженный резак, до этого скрываемый за спиной. Невидимый противник в совершенном оптическом камуфляже не ожидал такой прыти и, видимо, не рассчитывал, что в руках человека оружием может являться любая вещь. Схлопотав ожёг внутренних органов, он тонко заверещал, по его телу пошла рябь, показав видимые простому глазу контуры, чем сполна воспользовался Богдан, со всей дури засадив врагу коленом между ног и наискосок перечеркнув его грудь резаком. Маскировка спала. Дергающий конечностями поверженный противник свалился на пол. Весь бой занял от силы пять-семь секунд. Сколько это, пять секунд? Испугаться не успеешь, зато поддоспешник хоть выжимай. Никакая встроенная в костюм система биорегуляции не справится с выбросом слоновьей дозы адреналина и бою на пределе человеческих возможностей.

— Что за? – тело у ног было по меньшей мере странным. Гармонично сложенный гуманоид. Никаких камуфляжей на нём, если не считать внешнего хитинового покрова. Кто-то здорово поиздевался над природой, слив воедино два разных вида.

Но на удивление не осталось времени, в противоположном конце коридора отъехала в сторону дверь, мгновенно наплечный бластер взвинченного штурмовика выдал несколько смачных огненных плевков, подпалив того, кто неосторожно попытался влезть в схватку. Второго «невидимку» разорвало пополам. Опыт и тяжёлые тренировки рулят. Богдан метнулся в освободившийся проход, предварительно сорвав с пояса пару светошумовых гранат, следом за ними улетела ещё одна, начинённая нервно-паралитическим газом. Этот состав гарантированно уложит на пол всех, от ксеносов до тараканов. Бахнуло хорошо. Кто бы не находился в следующем помещении, ему однозначно пришлось несладко. Если быть верным, совсем кисло.

Перешагнув разорванное напополам тело с внешним хитиновым скелетом, Богдан снес с бластера голову «человека-муравья». Так надёжней, насекомые твари живучие, куда людям до них. Впереди Северова летел последний дрон. Желание нарваться на ещё один сюрприз у него не возникало. И так можно считать сущей удачей уничтожение второго противника. Зависнув под потолком, дрон передал изображение мостика с центральным пультом управления судном. Живых не наблюдалось, зато в наличии имелись тела трех каас, двух ухлопанных Богданом муравьиных мутантов в расчёт не берём. Два пилота и штурман навсегда почили в бозе не сходя с пилот-ложементов. Несчастные не пережили гравитационный шторм, зато электронный глаз дрона выхватил залитый кровью пульт с активированной системой аварийного оповещения. Прежде, чем расплескать мозгами по полу, мутанту хватило этих самых мозгов послать сигнал «SOS» на ретранслятор. В груди Богдана кольнуло холодком, но через пару секунд отлегло – ничего похожего на устройства самоуничтожение в обозримом пространстве не наблюдалось, дверь, ведущая в отсек с аварийным источником питания не несла следов вскрытия, пломба в специальной петле оказалась целёхонькой. В данном вопросе можно было положиться на щепетильность и натуральный немецкий «орднунг» каас. Пилоты заклятых союзников всегда строго следовали инструкциям и наставлениям. И в этом случае они ни на йоту не отступили от предписаний.

 

Продолжение следует…

Запись опубликована в рубрике Прода с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*