Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 20 марта.

*****

Белла не любила зиму, всею душой ненавидя пронизывающий до костей холод. Холод, который обледенелыми костлявыми пальцами пробирается в самое нутро. От него нет спасения, его когти вытягивают тщательно хранимее тепло заставляют покрываться мутной, непроницаемой коркой самые светлые воспоминания, превращая их в нескончаемые муки. Неправы утверждающие, что дементоры питаются счастливыми воспоминаниями – глупцы! Люди, прошедшие Азкабан и сведшие близкие знакомства с этими потусторонними тварями, порождениями самой мерзкой бездны, скажут вам, что эти отрыжки хаоса наслаждаются болью и мучениями, душевными муками и страданиями. Недоумки слепо верят в то, что патроносы – квинсенстенция самых светлых чувств человека, может победить дементора, ибо концентрированное счастье убивает боль и пустоту, а ничем иным стражи крепости-тюрьмы быть не могут. Да, патронус отгонит тварь, но волшебник, применивший его, опустошает себя и становится неспособен на другое магозатратное волшебство, становясь лёгкой добычей… Мрази в драных балахонах боятся пламени, уж Белла, как специалист знает об этом поболее многих. Она не любила зиму из-за вымораживающего дыхания холода, напоминающего о ледяных застенках и дементорах за решёткой двери. Не надо придумывать ад, когда он существует на земле. Все девять кругов в одной камере.
Шагая по дорожке, посыпанной мелким белым гравием, Белла зябко куталась в соболью шубку, подаренную неизвестным русским поклонником таланта юной актрисы. Конец января тысяча девятьсот девяносто третьего года, холод в предместье Парижа Нейи-сюр-Сен за всю зиму ни разу не перебирался за отметку пять градусов ниже нуля по Цельсию, но черноволосая девушка с белой седой прядью, придававшей красавице дополнительный загадочный шарм, думала, что на улице сибирский трескучий мороз. Падающие сверху искристые хлопья, ложащиеся вспененным покрывалам на газоны и фигурные кусты парковой зоны поместья, навевали мысли о смерти.
Вздрогнув всем телом и оглянувшись на пустую аппарационную площадку, Белла ускорила шаг. Она сначала хотела вызвать Кричера, Ансу или Мирри, чтобы её перенесли в дом, и не пришлось топать по холоду и по покрытому снегом парку лишние сто метров, но поборов секундную слабость, решила отдаться размышлениям по пути к дому тетушки Вальпурги. Обогнув плотные кусты жасмина, покрытые белыми шапками снега, волшебница вышла к центральной дорожке, с которой открывался шикарный вид на старинный особняк, по самую крышу заросший плющом. Магически поддерживаемые плети растения фигурно оплетали окна и балконы, красиво контрастируя с тяжёлым серым камнем фундамента и краснокирпичными стенами. За высокими, «французкими» окнами каминной залы горел тёплый уютный свет. Белла на мгновение остановилась, вглядываясь в силуэты за окном.
У разожженного камина, повернувшись правым боком к пляшущему пламени, укрыв ноги пледом, в плетёном кресле сидела хозяйка, на коленях которой лежала толстая книга. На мягком персидском ковре среди разбросанных подушек расположились Нимфадора, Гермиона, Бекки, сестры Гринграсс и малышка Лили Дурсль-Эванс, мальчиков не было видно. Понятно, тётушка опять преподаёт девушкам то, что не предназначено для мужских ушей.
Невидимая из дома, Белла подошла к окну и засмотрелась на Вальпургу. Сдала тётушка, очень сдала. Предательство сына и последующее его изгнание больно ударили по Стальной Вэл. Но ничего, потихоньку, шаг за шагом, тётка выкарабкалась из почти схвативших её костлявых лап Миледи, как говорил Гарольд. Забросив съёмки и наплевав на карьеру, Петунья и Белла больше месяца не отходили от постели бывшей Леди Блек. Неоценимую помощь оказали Астория и Генри, ухаживавшие за пожилой пациенткой под неусыпным контролем Поппи.
Все перебравшиеся во Францию и поступившие в Шармбатон беглецы, в том числе Астория Гринграсс с женихом перевелись на дневную форму обучения. Каждый вечер они возвращались по домам с помощью специально зачарованных портключей, а будущие колдомедики первым делом прибывали к Блекам, поддерживая женщину целительскими техниками. Дети многого достигли за этот напряжённый месяц, Поппи нарадоваться не могла на учеников. Правду говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло, хотя, как по Белле, к Мордреду такое счастье и несчастье тоже. Но, по словам самой Вальпурги, её вытащила Лили. Маленькая кузина Гарольда читала болеющей бабушке сказки, кормила с ложечки и строго следила за приёмом зелий и лекарств, которые, ни на грош не доверяя магическим аптекам, варила Петунья. Девочка единственная могла погладить бабушку по голове и строго отчитать за какой-нибудь мнимый или реальный проступок, обещая нажаловаться кузену (когда тот вернётся) на плохое поведение крёстной матери. Уже в столь юном нежном возрасте у мелкой пигалицы чувствовалась кровь Слизеринов и железный характер. Потенциал у девочки тоже был ого-го! Страшно представить, что из неё вырастет. Ну, мужская погибель это точно, остальное не столь существенно.
Постояв ещё немного, Белла решила не нарушать идиллию. Она спиной отступила от окна на несколько метров и вызвала Кричера. Появившись с едва слышным хлопком, домовик согнулся в почтительном поклоне. Старинный слуга рода с некоторых пор с безграничным пиететом относился к Белле, Дурслям и всей честной компании из окружения Гарольда. Андромеду домовик уважал, особенно когда сестрица от имени дочери – молодой Леди Блек, заняла место представителя Блеков в Палате Лордов Визенгамота. Несмотря на усилившееся противодействие партий Дамболдора и Малфоя, Анди сумела удержать позиции коалиции «традиционалистов» и существенно пошатнуть авторитет белобородого старца. Сестра оказалась достойной наследницей Стальной Вэл, тем более тётя не оставила её без своих советов и всегда незримо присутствовала за спиной. Очков и популярности традиционалистам добавило публичное раскрытие факта подготовки нового поколения в лице Гермионы Грейнджер. Андромеда не стала скрывать от публики, что готовится через десять лет уступить ей место. К тому же магическому потенциалу девушки могут позавидовать многие чистокровные волшебники, поэтому урону чести Дома Блек не будет никакой. Что немаловажно, девушка воспитывается в традициях магического мира, но без отрыва от маггловского. В современных реалиях поиска приемлемых точек взаимодействия и интеграции с магглами лучшей кандидатуры не найти. С подачи Анди, Визенгамот инициировал расследование действий Дамболдора на посту директора школы. Политические весы застыли в хрупком равновесии. Малейшая ошибка Дамболдора и он распрощается с одной из должностей. Либо, при большой удаче, его выпнут с обоих, хотя это маловероятно. С одной стороны ему вменяют в вину свободно разгуливающего по школе василиска и доступ первокурсницы к темномагическому артефакту (куда глядел директор и где были школьные сигнальные щиты?). С другой стороны над стариком мечом палача нависал устроенный самосуд над учеником и передача Гарольда Эванса в аврорат, откуда тот, по заверениям заместителя начальника аврората, был отпущен на следующий день из-за отсутствия состава преступления. То есть, Дамболдор не справился ни с одной из должностей, выстояв против обвинений лишь за счёт прошлых заслуг. В школе тоже произошёл раскол на два лагеря. Минерва МакГонагалл, в прошлом верная последовательница директора, возглавила лагерь школьной оппозиции и стала глазами и ушами «традиционалистов». Старая кошка знала, кому обязана жизнью и по пунктам разбила все обвинения директора при расследовании школьного инцидента, после которого слава МКВ – Джейса Поттера, существенно померкла в глазах магической общественности, а его отец вынужден был передать все оперативные функции начальнику оперативного отдела, который был административно переподчинён главе ДМП. Аврорат одним махом перестал считаться мощной политической силой, чего Джеймсу не простил уже Дамболдор. В приближающихся выборах министра его фракция стремительно теряла очки, по всем статьям уступая Амелии, неуклонно набирающей популярность.
— Госпожа, — зацепив ушами снег, ещё раз поклонился Кричер.
— Перенеси меня в библиотеку и подай глитвейн, — приказала Белла. – После окончания занятия, сообщи хозяйке Вальпурге о моём прибытии.
Взяв Беллу за руку, Кричер перенёс её в библиотеку. Забрав верхнюю одежду, он вскоре появился с подносом, на котором исходил корицей и паром высокий бокал с глитвейном.
Домовик появился через полчаса, когда согревшаяся и разомлевшая Белла начала подрёмывать с книгой в руках. От предложенного зелья бодрости, она отказалась. Потянувшись всем телом, девушка согнала сонную одурь и лёгким взмахом волшебной палочки привела в порядок лицо. Вальпурга ждала племянницу в кабинете. После традиционных приветствий, тетушка велела подать по бокалу красного вина, рекомендованного целителями, затем, не говоря ни слова, взглядом велела переходить к делу.
— Это отчёт детективов, — Белла достала из сумочки папку, увеличила её и передала Вальпурге.
— Подробно почитаю позже. Что здесь, вкратце? — несмотря на официальный отход от дел, Вальпурга оставалась матриархом семейства и была такой же непререкаемо властной леди, с мертвой хваткой, как до болезни.
— Все мертвы. На первый взгляд обычные несчастные случаи, никак не связанные друг с другом.
— Этого следовало ожидать. Что смутило детективов?
— Артистизм. Естественные смерти так красиво не обставляются – это характерная подпись одного «мусорщика».
— И?
— След оборван. «Мусорщика» зачистили. Деньги переводились с обезличенного счёта одного малоизвестного маггловского банка. Скорее всего, под обороткой, поэтому выяснить личность человека не удалось, так же не удалось узнать, от какого яда наступила смерть убийцы. Магическая подпись отсутствует. Исследования в криминологической лаборатории ничего не дали, биологические составляющие яда, предположительно, разложились через двадцать минут после смерти. Единственная зацепка, ранка на шее, как от укуса слепня. Вероятно, яд был введён через неё, а стрелку или иглу либо подвели магически, либо стрельнули ею через специальную духовую трубку. Работал профессионал, но ни одна из гильдий ассасинов в тот период заказов не получала. По предположительному заключению экспертов отдела убийств, основанному на опыте работы и интуиции, отравляющее вещество напоминает кураре.
— Проверяли след?
— Тупик, обманка.
— Ясно, — кивнула Вальпурга. – Что авроры?
— Как я говорила – мертвы.
— Дамболдор избавился от свидетелей. На его месте я бы действовала точно так же. Следов к себе он никаких не оставил. Явных следов, а давить на «шмеля» без доказательств бесполезно. Плохо, но отсутствие результата – это стимул его искать. Увеличь награждение детективам, пусть «копают» тщательней. Что ж, с новым начальником тюрьмы пробовали выходить на контакт?
— Без вариантов. Он ест с руки старика и предан ему от макушки до пяток. Чем-то старик крепко держит его за задницу. Настолько крепко, что с тюрьмой практически прекращена подпольная контрабанда и все контакты стражи сведены к минимуму. Мы вышли на посредника, но его контакт работает в южном форте, а они никак не пересекаются с охраной северного.
— Пусть мальчики хорошенько покопаются в грязном белье начальника Азкабана и вывернут все его грехи. Мы должны знать, чем и за что перекупить его верность или спихнуть с кресла. Спихнуть так, чтоб голова слетела с плеч. Что мы имеем. С вероятностью в девяносто процентов Гарольд заключён в Азкабан. На нары его запихнул папашка с разрешения или по прямому указу Дамболдора. Когда старик сообразил о размере совершённой глупости, он зачистил хвосты и обрубил все концы, ведущие к нему. Подобраться к Поттеру мы пока тоже не можем. Но данная проблема временна, директор не сможет держать свою ручную собачку на коротком поводке и когда-нибудь допустит оплошность. Остаётся ждать и надеяться, что этот предатель крови вскоре даст нам повод взять его за глотку. Пусть твои мальчики продолжают собирать на него компромат. Пригодится.
— А Гарольд будет всё это время будет морозиться в компании с дементорами?! – вскочила Белла.
— Сядь! – жестко её осадила тётка, которая чуть ли не шипела по-змеиному на племянницу. – Сопли подбери. Гарольд знал, на что шёл и всё просчитывал заранее.
— Как знал? Как можно… — Белла не находила слов. Если крестник планировал аферу и Вальпурга об этом знала, то как она допустила подобное? Как?!
— Кричер, принеси думосбор.
— Причем здесь думосбор? Я не понимаю.
— Сиди, кому говорю. Сейчас поймёшь. Совсем мозги на съёмочной площадке растеряла.
Вальпурга слила воспоминания в появившуюся на столе чашу и взглядом пригласила племянницу нырнуть в серебристо-белесую муть.
— Значит, Кричер по твоему приказу срисовал схемы, которые рисовал Гарольд, а также именно вы инициировали травлю Дамболдора, из-за чего его попросили из МКМ? – закончив просматривать воспоминания и вынырнув из думосбора, спросила Белла. – И «Пророк», и документы для «Шармбатона» он готовил заранее и всё равно я не понимаю, зачем ему это?
— Затем, что выйдя из тюрьмы, Гарольд одним ударом спихнёт этого белобородого светоча со всех постов и пьедесталов. Спихнёт так, что ему не то что руки, ржавого сикля не подадут и рядом одним воздухом дыщать побрезгуют. Гарольд утопит Поттера и аврорат в таком дерьме, что те сто лет побоятся в его сторону вякать после этого. Засадить без суда и следствия действующего Лорда Слизерина в Азкабан. Большей глупости и ошибки ни директор, ни его прихвостни допустить не могли. Главное, чтобы он вышел из тюрьмы, если мы допустим сейчас раскрытие его инкогнито, то там он и сгниёт. А ты держи себя в узде и не дай Мерлин по твоей вине пойдёт прахом всё, что мы достигли с помощью моего крестника, Гермиона первая удавит тебя (Белла потёрла шею в характерном жесте). Она девочка умная, получше некоторых, не в обиду тебе будет сказано, понимает, что можно, а что нельзя. И ты, и Андромеда, и Дора обязаны сохранить и преумножить достижения нашего мальчика, а добиться этого можно только планомерной работой и раскачиванием ситуации в Визенгамоте. Никаких интрижек, никаких любовников и гулянок, судьба твоего Сюзерена зависит от тебя, Белла, и от твоей репутации. Думаешь, я не переживаю за него? Ещё как переживаю. Я за Сириуса и Регулуса так не переживала. Эванс и Дурсли вернули мне семью, понимаешь? Дали Роду будущее, ничего не прося взамен. Я перед ними в долгу до гробовой доски. Сейчас наша самая главная задача готовить площадку для возвращения Гарольда, тем более Дамболдор потерял большую часть влияния и возможностей на континенте. В Англии он величина, а здесь – никто!
— Случилось что-то неординарное? Я привыкла, тётя, что вы никогда не бросаетесь необоснованными заявлениями.
— Случилось, — кивнула Вальпурга, пододвигая племяннице итальянский «Голос Беневенто». – Скоро об этом будет судачить весь мир.
Крупный мигающий заголовок на передовице магического издания сообщал о смерти величайшего алхимика Европы и мира. На шестьсот шестьдесят седьмом году жизни бренный мир покинули супруги Фламель и их дети, на момент трагедии находившиеся в отцовском доме. Знаменитый алхимик проводил очередной эксперимент, завершившийся взрывом лаборатории. Взрыв был такой силы, что с тайного поместья слетели все щиты, пропали «фиделиус» и «скрыт», не говоря уже прочих чарах. Сам алхимик успел закрыться персональным щитом, но взрывная волна щвырнула оглушенного экспериментатора на кучу валунов, расположенную в ста метрах от дома. Щит, спасший создателя филосовского камня от взрыва, не выдержал удара о камни, как и голова алхимика, расколовшаяся подобно ореху.
О чём не сообщалось в обжигающей новости, так это о том, что маггловские следователи нашли на развалинах следы сильнейшей взрывчатки маггловского же производства, а ещё они умалчивали о слабых, на грани чувствительности следах чар, обнаруженных на месте упокоения великого человека. Следы чар списали на остаточную деятельность личных артефактов усопшего. Многочисленные порезы и ранки никого не насторожили. Попробуй, пролети сто метров по воздуху и останься без царапин. Не писали газеты о неприметных людях и сильных колдунах, разоривших тайные захоронки с крестражами семейной пары. Ни слова не сказали о странной ловушке духов, обнаруженной на окраине Беневенто. Ни строчки в статье не было о десятках смертей по всеми миру. Погибали маги, связанные с Фламелем, а маггловские политики наоборот, либо брались, либо освобождались от чужого контроля. Ликвидаторы и оперативники тринадцатого отдела КГБ с блеском провели операцию по устранению старинного врага. По намёкам крестного сына, Вальпурга догадывалась о ведущейся охоте на покровителя Светоча Британии. Не мог в таком консервативном обществе, как магическая Британия, полукровка вылезти в председатели верховного суда без солидной поддержке со стороны, никак не мог. Покровитель должен был обладать реальной властью и неистощимыми ресурсами. У Фламеля всё это имелось в достаточном количестве. Теперь лафа у Дамболдора закончилась. Он ещё чертовски силён и крепок в политическом и магическом планах, но насколько хватит у него собственных запасов?
— Фламель оказывал покровительство директору?
— Оказывал, милая. Держал нашего светоча на крепком поводке.
— Теперь многое становится понятным. И что нам прикажешь делать?
— Ждать, Белла, ждать. Мяч на стороне Дамболдора, но я чувствую, что мы скоро увидим Гарольда. Гадала на картах.

Конец затянувшейся интерлюдии.

*****

14 февраля 1993. Азкабан.

Продолжение следует…

Запись опубликована в рубрике Прода с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев на «Жизнь на лезвии бритвы. Прода от 20 марта.»

  1. Starichoc говорит:

    Когда продолжение фанфика жизнь на лезвии будет?

  2. Кей говорит:

    Будем ждать

  3. Ольга говорит:

    Очень интересно как он выйдет из Азкабана и пожалуйста, опишите рожи Дамби и Поттеров когда они поймут всю иронию и последствия титулов Гарольда. 😉

  4. Starichoc говорит:

    Эээээх когда продолжение выйдет(((

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*